Блоги LEPEL.BY

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 18.01.2018 (08:34) — 11 месяцев назад

532. БЫТЬ КОЛХОЗНЫМ ИНЖЕНЕРОМ. Жерносек Василь

Тема: Лепельщина без прикрас    Сегодня: 4, за неделю: 16, всего: 817

  Родился в деревне Городец Лепельского района в 1947 году. Окончил Городокский техникум механизации сельского хозяйства. Работал главным инженером в колхозах «Чырвоны сцяг» и «Политотделец», инженером в крестьянском фермерском хозяйстве «Поземщина», заведующим мастерскими в «Политотдельце». Живёт в деревне Камень Лепельского района.

 В 1972 году я окончил Городокский техникум механизации сельского хозяйства и начал трудовую деятельность в колхозе «Чырвоны сцяг» с центром в деревне Губино. Председателем тогда был Леонид Сергеевич Шайтор. Меня, желторотого юнца, сразу поставил на должность главного инженера хозяйства.

 Ну и доставалось же мне на работе поначалу - жить не хотелось. В подчинении - ни одного инженерно-технического работника. Всё должен решать сам. Иногда временно поставят заведующим мастерскими какого-нибудь менее занятого механизатора, чтобы только искал да подавал запчасти своим коллегам. Понятное дело, какое у него трудовое рвение было - лишь бы день до вечера прошататься, ничего не делая.

 Вся ответственность за готовность сельскохозяйственной техники к полевым работам лежала на мне. С меня одного и спрос был. Конечно, районное начальство спрашивало и с председателя, а мне доставалось вдвойне - с обеих сторон.

 Сейчас самым высоким начальникам страны дают сто дней на раскачку, а уж потом предъявляют претензии к работе. Что-то подобное существовало и тогда. Вначале инженеру-новичку предоставляли какой-то не конкретизированный период присматриваться к обстановке, не ругали, только учили. Это начальство. А среди механизаторов находились шутники, которые старались инженера-салагу унизить, выпятив на всеобщее обозрение его неосведомленность в техническом деле. Конечно же, подковырку из собственной многолетней практики им было откопать нетрудно. Я, молча, принимал поражение и делал вид, что меня это ничуть не задевает, хоть в душе и переживал. Но на этом учился. И вскорости освоился, стал обычным главным инженером, как и мои коллеги постарше в соседних хозяйствах. Раззнакомился с работниками обслуживающих сельхозпредприятия организаций, завёл друзей. Никто с меня не тянул отдельное вознаграждение за помощь - все честно работали за зарплату. Дела пошли.

 Сельское хозяйство тогда обслуживалось на высшем уровне. Во время сезонных полевых работ любые ответственные запчасти отыскивались или реставрировались и доставлялись по первому требованию с места. В «Сельхозтехнике» организовывались дежурства инженерных и складских работников с восхода до захода солнца, в выходные и праздники. Если вдруг нужной детали на месте не оказывалось, немедленно делали заказ в другой район или даже в Витебск и назавтра привозили. Нам оставалось лишь работать.

 Инженерные работники колхозов и совхозов Лепельского района были в несколько привилегированном положении по сравнению с другими. Получалось так потому, что Лепельское районное объединение «Сельхозтехника» специализировалось на капитальном ремонте тракторов «Беларусь» почти для всей области. В ремонтной мастерской этой организации было всё. Приехал, выписал и повёз в колхоз любую сложную деталь или агрегат. А забарахлил мотор или узел какой - гони трактор в ремзону. Беспрекословно и быстро сделают капитальный ремонт.

 В связи с такой специализацией ремонтная мастерская была соответственно обеспечена металлообрабатывающим, сварочным, кузнечным оборудованием. Поэтому практически не было проблемы с реставрацией запчастей к культиваторам, сеялкам, зерносушилкам и другой технике. Привезёшь изношенный или повреждённый вал, ось, ступицу - сразу же оформят заказ и вскорости выполнят.

 Мы старались. Техники хватало. Готовность её была нормальной. Проблему создавала нехватка механизаторских кадров. Стоит, например, трактор, так сказать, готовый в бой, а посадить на него некого - хоть сам садись. Я бы и сел беспрекословно, но понимал, что нельзя, это не одобрит начальство, поскольку этим своим на первый взгляд трудовым рвением наврежу общему делу, оставив его без руководства.

 Кадровый вопрос всё же решался в районе, хоть и авральным образом. Механизаторов присылали с промышленных предприятий, воинских частей. Новоиспечённые трактористы выводили в поле сельхозмашины. Иное дело, какая эффективность была такой работы. Трактором управлять мог тракторист строительной организации или танкист. А каково было таким работникам таскать незнакомую сеялку или агрегат по внесению минеральных удобрений?

 В 1985 году началась реорганизация сельхозпредприятий. Соединили вместе три колхоза - «Колхозная правда» с центром в Камне, Политодделец» с центром в Двор-Бабче и «Чырвоны сцяг» с центром в Губино. За основу взяли «Колхозную правду», но назвали объединённое хозяйство «Политоддельцем». Руководила им Елена Ясюк. Главным инженером был Сидоров. Года через два его поставили секретарём партийной организации, а меня - на его место. Жить я продолжал в Губино, где мне почти сразу после техникума дали квартиру в двухэтажке.

 Через несколько лет поняли, что совершили глупость, и в 1990 году восстановили в прежних правах «Чырвоны сцяг». Руководить им взялся Василь Михайлович Синкевич. Я уже по инерции вновь стал главным инженером. Первый секретарь райкома партии Иван Шаколо, чтобы оправдать своё решение отделить наш колхоз от укрупнённого «Политотдельца», начал нам усиленно поставлять технику. «Чырвонаму сцягу» предоставили зелёную улицу в обеспечении запчастями. Заместителем начальника райсельхозпрода по механизации стал переселенец из Чернобыльской зоны Василь Яфимович. Он внимательно относился ко всем моим обращениям, поскольку по пустякам я к нему не приходил. Сразу звонил куда следует, и вопрос решался. Используя прежние связи, поставил Лепельский район на техническое обеспечение сельхозмашинами в Гомельской области. Оно, как ни странно, ещё в середине приснопамятных 90-х было нормальным. Я по-прежнему спокойно ездил за новыми сельхозмашинами.

 Развал колхозов начался под конец тысячелетия. Из района начали продавать колхозную технику. Где всё делось, понять не могу. Обеспечение запчастями прекратилось, поскольку старые запасы выбрали, а новые создать не было средств. Начал ездить по колхозам, выискивать, где что осталось. Выручали кучи металлолома в совхозах - много хорошего было выброшено в утиль. Кое-что было и в «Райагропромснабе», но отпускали уже нехотя, требовали предварительное перечисление, которое делать было не из чего. Выкручивались так: молокозавод должен был колхозу, и мы закручивали волокиту так, что он отдавал долг прямым перечислением снабженцам. Появились перебои с обеспечением топливом. Стала простаивать техника.

 Председатель Василь Синкевич повздорил с районным начальством, подал заявление на увольнение. Взамен прислали Скрабневского из-за Чашник - аж оттуда на работу ездил. Перекрутился короткое время и исчез. Поставили Михаила Гутника, ветврача из совхоза «Сушанский». Месяца три пробыл и бросил. Всё начало окончательно разваливаться.

 Колхозу приходил конец. Это понимал район, поэтому был только рад, когда директор совхоза «Григоровичи» Пётр Гамзюк решился взять «Чырвоны сцяг» в аренду в качестве крестьянского фермерского хозяйства «Поземщина». Вернее, поначалу оформилась его главой жена Петра Захаровича, а он лишь со стороны руководил, поскольку не имел на то право - был судим за что-то. А когда судимость окончилась, стал полноправным руководителем и до сих пор не даёт «Поземщине» пасть в экономическую пропасть.

 В фермерском хозяйстве не стало должности главного инженера. Я считался то ли инженером, то ли механиком. Да и работы стало мало, поскольку Гамзюку досталось мало техники.

 В 1999 году председатель колхоза «Политотделец» Иван Позняк позвал меня в своё хозяйство заведующим центральными мастерскими в Камне (второстепенные были в Двор-Бабче). Обязанности остались практически те же, поскольку главный инженер Рыбачонок в основном находился в Двор-Бабче. И всё же глобальные вопросы приходилось решать ему. Но за Каменский машинный двор больший спрос был всё равно с меня.

 Уже в долг запчасти и машины нигде не давали. Нужно наперёд переводить деньги. С ними была напряжёнка. Кое-что давал за молоко молокозавод. Кредиты тогда ещё предоставляли. Делали так. На район дадут столько-то кредитов, и делят их по хозяйствам, кому, сколько нужно на выкуп моторов из капитального ремонта на Витебском мотороремонтном заводе, на закуп другой техники.

 Пошли энергонасыщенные тракторы. Пока новые, работали без проблем. Если что и сломается, вызывали гарантийные службы, а закончилась гарантия - плати деньги за устранение поломки, а их нет. За послегарантийное техническое обслуживание так же нужно было платить немалые суммы, тем более, что необходимого масла приобрести было негде. Многие неисправности мог устранить сам хороший механизатор.

 Председатель Позняк меня не обманул. Дал отдельный дом в Камне. Я бросил квартиру в Губино. Так и отработал в Камне до пенсии. Ушёл на неё в 2007 году.

Записано в 2015 году.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора


  




Популярные за неделю


СВИНСТВО ВОКРУГ МЕНЯ. Шуш Эсенскі — 1 день назад,   за неделю: 500 
СПОРТ НА СОВЕТСКОЙ ПЕРИФЕРИИ. Шуш Эсенскі — 4 дня назад,   за неделю: 481 
ПЕРАХОД СКРОЗЬ ПАЛІГОННЫ ЛЕС. ФотаФік — 6 дней назад,   за неделю: 453 
ТУХТА ПРЭЗЕНТУЕ КНІЖКУ — 1 неделю назад,   за неделю: 162 
РЫБНЫЙ ДЕНЬ. Шуш Эсенскі — 2 недели назад,   за неделю: 83 
682. АДМЕТНАСЦІ ПАСЕЛІШЧА ПАЛЯКАЎ. Тухта Валер — 2 недели назад,   за неделю: 70 



 

Copyright © 2009 - 2018 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение