Блоги LEPEL.BY

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 26.01.2018 (07:07) — 10 месяцев назад

ЧЕТЫРЕ КОЛЕНА. Шуш

Тема: Личные мемуары о красной эре    Сегодня: 1, за неделю: 11, всего: 889

Сведения об авторе смотреть здесь.

 Историю одной ветви рода Телиц я проследил на основании рассказа уроженцев ближайших деревень Барсуки и Валова Гора. Местами их рассказы отличались, даже противоречили друг другу. Приходилось выводить что-то среднее. Тем более, мои собеседники многое из рассказанного сами слышали от старших. Несомненно, многократные пересказы исказили действительность. Поэтому своему изложению не придаю статус достоверного исследования, а квалифицирую его как эссе.

 Где-то в районе современной деревни Барсуки жили-были три брата Телицы – Карл, Иосиф и Юлий. Это было давно, но и тогда работы для здоровых мужиков не было. Уехали они в белый свет на заработки, как теперь сказали бы – подались в гастарбайтеры. Куда – никто не помнит. Вроде бы в Прибалтику. Возвратились при деньгах. Купили землю в километре от нынешних Барсуков, перед Большим болотом, которое сейчас именуют Домжерицким. Поселились. Свои хутора назвали Первый Борок, Второй Борок и Третий Борок. И стали Телицы жить-поживать да добра наживать.

 Семьи множились, делились. Вырастали новые усадьбы. Борки сближались. На старых картах они объединены в большой единый хутор Борок.

В 30-х годах Большое болото и объединённый населённый пункт разрезала мощёная камнем дорога Минск-Витебск. Первый Борок оказался на стороне Барсуков.

 Ближайшей привязкой Второго и Третьего Борков стало Большое болото.

 Каждый из Телиц достойно продолжил общую родословную, поскольку в то время всякая бедная семья имела по куче детей. Всю троицу братьев – Карла, Иосифа и Юлия – раскулачили и расстреляли в Оршанской тюрьме. Больше сведений удалось собрать об одном из братьев-хуторян – Иосифе. Так имя писалось лишь в документах. Все его называли Юзиком. С женой Михалиной жил в Первом Борке. У них родились дочки Антося, Маня, Лёня, Владя, Зюня, Бынуся и сын Адолька. В хате было не повернуться. Детей укладывали спать поперёк одной кровати, в итоге помещались все. Укрывались широким одеялом из сшитых шерстяных лоскутов.

 В 1933 году Юзика Телицу мобилизовали отбывать «гужтруд» на строительстве военного аэродрома в Дражно. Там его арестовали по обвинению в шпионаже на пользу польской разведки, поскольку его брат Франок жил в Западной Беларуси. Отбывать наказание отправили на прокладку Беломорско-Балтийского канала. Там он от непосильной работы, холода и голода превратился в дистрофика. Умирать отправили на родину. Дома дети лекарственными растениями выходили отца. Пошёл работать в колхоз конюхом. В 1937-м арестовали за вредительство – якобы загонял гвозди в конские хомуты. Расстреляли на Кобыляцкой горе в Орше.

 Михалина перенесла все тяготы жены «врага народа». Коня запахать огород или привезти дров не давали. Однажды, уже после войны, поехала с внуком Толиком по дрова на саночках.

 В олешнике наткнулись на волков, поедавших лося. Отважно женщина бросилась на хищников. Те отступили. Загрузили тушу на санки. Двинулись. Голодные звери пошли следом. Пришлось выпотрошить кишки и выбросить волкам. Те, довольные, отстали. В голодные послевоенные годы лесная находка была очень кстати всем наследникам Юзика Телицы. Голод и свёл Михалину в могилу. Поскольку за работу в колхозе не платили, питались чем придётся. В 1947 году Михалина насушила малины. Однажды наелась её вдосталь. От переедания получился заворот кишок. Своевременно доставить в больницу не было на чём – семьям «врагов народа» конь не полагался. Так и умерла от перитонита.

 По-разному сложилась судьба семерых детей Телиц. Ни к одному из них она не была благосклонна – все пережили тяготы колхозного рабства, оккупации, голода.

 Мария вышла замуж в Плещеницы. Ушла от мужа обратно в Барсуки. Прожила 87 лет. Умерла в 2003 году.

 Владя в детстве разбилась с качелей. Отвезти в больницу коня не давали как дочке «врага народа». Выжила. Прожила 55 лет. Умерла в 1974 году.

 Лёня дожила до 2004 года. Прожила 71 год.

 Из-за неблагозвучности имени Бынусю переназвали в Манусю. Ушла в мир иной в 1999-м на 72-м году жизни.

 Зюня после войны выехала в Одессу искать лучшей жизни. Вышла замуж. Похоронила сына. Старость коротала у внуков.

 Адолька воевал в партизанах пулемётчиком. Был богатырского телосложения. Ни советские, ни трофейные сапоги не подходили - были малы. Приходилось плести лапти. Однажды при отступлении один лапоть свалился. Пришлось тащить под мышкой вместе с пулемётом. Хохоту было на весь отряд. Шутили, что немцы испугались такого необычного зрелища и прекратили преследование. Погиб в рукопашном бою при окружении.

 Наиболее горемычной оказалась судьба Антоси. В Лепеле познакомилась с Занько. Вышла за него замуж. Родила сына Мишу. На её беду в 1935 году выслали в Казахстан семью «врага народа» Винки Будревича. Чтобы в Барсуках новая хата не досталась колхозным активистам, отдал её племяннице Антосе Занько (Телице). Председатель колхоза Кубарь положил глаз на добротную постройку. Чтобы завладеть ей, написал донос на Антосю: «польская шпионка», агитирует против Советской власти, защищает врагов народа. Не спасло Антосю и то, что была колхозной активисткой – членом сельского совета, участвовала в раскулачивании «врагов народа». Собственно говоря, последнее обстоятельство и усугубило обвинение. Всякий раз сочувствовала кулакам, становилась на защиту, чтобы умалить их вину. В частности, при раскулачивании Гаврилы Урбана требовала не конфисковывать его скотину. Не послушались. А вот мебель отстояла – оставили семье. Плохой, значит, активисткой была. Антиактивисткой.

 Арестовали Антосю в 1937 году. Трёхлетний сын Миша бег следом за «чёрным вороном», увозящем маму. Когда Антося видела барсуковцев, приносящих передачу родным «врагам народа» в Лепельской тюрьме, просила позаботиться о Мише. Расстреляна на Кобыляцкой горе в Орше. А заботу о Мише взяла на себя баба Михалина. После войны сдала внука в Лепельский детдом, где детей кормили гораздо лучше, чем они питались в семьях. До смерти бабы в 1947 году Миша называл её мамой.

 Советский детдом воспитал мальчика так, что он на самом деле считал родную мать «врагом народа». Добросовестно охранял подобных ей зэков в гулаговских концлагерях во время срочной службы во внутренних войсках. После демобилизации завербовался в одесскую школу фабрично-заводского обучения. Успешно выучился на сварщика. Работал на судоремонтном заводе. Когда в конце 50-х реабилитировали Антосю Занько, Миша воспрянул духом, гордо расправил плечи, разогнул спину – не враг народа его мать! Всю жизнь помнил, как трёхлетним карапузом гнался за «чёрным вороном», увозящим маму…

 В Одессе Миша женился. Имел двоих детей. Жена умерла от онкологии. У самого не выдержало сердце. От онкологического заболевания не стало и дочери.

 В Одессе живёт Саша, сын Миши Занько. Недавно на полгода приезжал на историческую родину. После себя пятое колено Телиц вряд ли оставит – бобыль. Говорит, что одному жить лучше, а девок для забавы хватает. Ему даже женщину для женитьбы на Лепельщине находили – бесполезные старания.

 Конечно, у других правнуков Иосифа Телицы должны быть собственные дети и, возможно, внуки. А это уже пятое и шестое колена генеалогического дерева рода Телиц, начиная с «врага народа» Юзика. Но это уже совсем другая история.

2018.







Шуш: 26.01.2018 в 15:21 — 10 месяцев назад

Дадаў у тэкст старую карту, што паказвае наваколлі Барсукоў да будаўніцтва Мінскай шашы.






Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора


  




Популярные за неделю


РЫБНЫЙ ДЕНЬ. Шуш Эсенскі — 7 дней назад,   за неделю: 507 
ТУХТА ПРЭЗЕНТУЕ КНІЖКУ — 20 часов назад,   за неделю: 254 
682. АДМЕТНАСЦІ ПАСЕЛІШЧА ПАЛЯКАЎ. Тухта Валер — 4 дня назад,   за неделю: 245 
ЮШКИ — 1 неделю назад,   за неделю: 140 
ВЫЙШЛА КНІЖКА ПРА ЛЕПЕЛЬСКІХ КАВАЛЕРАЎ. Шуш — 7 месяцев назад,   за неделю: 51 
681. «ПОЛЬСКІЯ ШПІЁНЫ». ШКОЛА. Тухта Валер — 2 недели назад,   за неделю: 50 



 

Copyright © 2009 - 2018 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение