Блоги LEPEL.BY

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 02.04.2018 (08:20) — 9 месяцев назад

615. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ПОЛЬШУ СПУСТЯ ПОЛВЕКА. Полонский Анатолий

Тема: Лепельщина без прикрас    Сегодня: 2, за неделю: 10, всего: 648

Сведения об авторе смотреть здесь.

(Продолжение. Начало смотреть здесь, предыдущую часть здесь.) 

 …Он насвистывал мелодию гимна Польши. Мелодию выводил усердно, и гимн звучал хорошо, правильно. Во-первых, молодой человек старался, а, во-вторых, медведь не наступил ему на ухо.   Напротив, он был способен к музыке. Ещё мальчиком хорошо играл на балалайке, а потом научился и на гармони, на баяне. Сумел бы играть и на других инструментах, но где их возьмешь в довоенной деревне Юрковщина? Про рояль, например, здесь никто и никогда не знал. На всю большую деревню, может, и была одна-две балалайки, одна старенькая гармонь и такой же баян.

 Гимн Польши он тогда, в Юрковщине, ещё не знал. А если б знал, то, конечно, не насвистал бы, не наигрывал бы… Годы были ещё те – «холодок бежал за ворот». В момент могли бы сделать польским шпионом.

 А сейчас он насвистывал польский гимн и даже напевал. Напевал по-польски: Jeszcze Polska nie zginęła, Kiedy my żyjemy. (Ещё Польша не погибла, Если мы живые).

 Такой художественный свист молодому человеку оказался необходим в далёкой от Юрковщины сторонке. А именно - в Белостокской области, в деревеньке Визна. Как он туда попал?

 Летом 1940 года Артём Полонский окончил Лепельское педучилище. И, как теперь говорят, распределение, было необычным. Учительствовать его направили в новую Белостокскую область БССР. Она была образована осенью 1939-го.

 Напомню, 2 ноября 1939 года в СССР был принят Закон о включении в состав СССР Западной Беларуси и ее воссоединении с БССР. В результате вхождения Западной Беларуси в состав БССР на присоединенной территории было образовано 5 областей — Барановичская, Брестская, Белостокская, Вилейская и Пинская.

 Мой коллега, брестский журналист Евгений Литвинович, пишет: «Сколько их было, «восточников», прибывших в области Западной Беларуси в короткий двадцатидвухмесячный промежуток между началом двух войн - Второй мировой и Великой Отечественной? Точную цифру установить уже вряд ли удастся: военное лихолетье не щадит ни людей, ни бумаги... Одно можно утверждать смело - счет шел на тысячи коммунистов, комсомольцев и беспартийных...

В архивах есть уникальные документы - папки, содержащие сведения о гражданах Страны Советов, сменивших прежние места жительства и должности на предписанные державой новые. Жить и работать «новичкам» предстояло, в прямом смысле слова, в особых условиях, поэтому и отбор кандидатур осуществлялся более чем тщательно...

От представителей прежней польской власти каждую минуту можно было ожидать различного рода провокаций. Однако установление советской власти в максимально сжатые сроки здесь не предполагало лишь смену «верхушки» руководства и обеспечение общественного порядка - новый строй должен был как можно скорее заявить о себе устойчивым развитием социальной инфраструктуры, успешной работой промышленности. Поэтому во избежание возможных диверсий и сбоев сюда направлялись не просто руководящие кадры или специалисты для той или иной отрасли, а прежде всего люди проверенные, приверженные идеям советской власти и тем политическим, экономическим и социокультурным преобразованиям, которые ею проводились».

 Уже в декабре 1939 года Первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии П.К. Пономаренко подписал постановление «О мероприятиях по организации народного образования в западных областях БССР».

 Школы объявлялись государственными, обучение бесплатным, требовалось  «ввести совместное обучение учащихся, ликвидировав деление школ на мужские и женские», «прекратить преподавание религии и исполнение религиозных обрядов во всех школах». Что до последнего пункта, то его исполнителям рекомендовалось «обеспечить глубокую разъяснительную работу, исключающую всякое администрирование и грубость, могущее оскорбить чувство верующих».

 Преподавание в школах Западной Беларуси до 1939 года по-беларусски не велось. После воссоединения все кардинально изменилось. Предписывалось «считать, что основная масса школ в западных областях БССР должны быть белорусскими. Переход на белорусские школы не затягивать, однако осуществлять его постепенно, по мере снабжения школ учебниками и квалифицированными преподавателями-белорусами».

 В число «квалифицированных» преподавателей попал и комсомолец с Лепельского педучилища, новоиспеченный учитель Артём Полонский. По тем временем это была серьёзная «загранкомандировка». Известно ведь, что между восточной и западной БССР существовала, как и до 1939-года, серьёзная граница с погранзаставами. Да и отправляли молодого учителя с некоторой долей недоверия – все-таки сын офицера царской армии.

 Но ведь население БССР за счёт присоединения выросло почти в два раза! Учителей не хватало. И выпускники педучилищ восточных областей оказались кстати для областей западных.

 Об этом в своей документальной книге «Память о прошлом» пишет и наш замечательный земляк и краевед Иван Рисак: «В предвоенные годы в г. Лепеле открылась кузня педагогических кадров - педучилище. Учителя младших классов нужны были не только городу и району, но и больше всего для школ Западной Белоруссии, куда пришла Советская власть».

 Молодым учителям, которых направляли в школы Западной Беларуси, заранее сообщили об этом. Здесь необходимо оценить предусмотрительность и сообразительность 189-летнего Артёма Полонского. Где то достал учебник польского языка и, удивляясь похожести его с родным, беларусским, учил слова и фразы. На всякий случай. Может быть, тогда выучил даже замечательные стихи - слова польского гимна.

 Артём Полонский, как и его родные братья Никонор и Сергей, росли круглыми сиротами. В их раннем детстве умерли и мама, и папа, бывший офицер царской армии. Помогала родня, односельчане. Сиротство воспитывало самостоятельность в делах и поступках, ответственность за своё будущее, желание учиться, веру в людскую доброту.

 Несомненно, перед отправкой в «загранкомандировку» с молодыми учителями проводили так называемый инструктаж представители власти и так называемых «спецорганов». Предупреждали, конечно, о возможном недружелюбии и даже провокациях со стороны коренного населения в местах их учительской работы, о буржуазном влиянии, может и диверсиях…

 Польское местечко Визна - километрах в 500-х с небольшим от Лепеля. То есть, по хорошим нынешним дорогам и на автомобиле до него ехать, если не спеша, несколько часов. Тогда, в 1940 году молодой учитель добирался к месту учительской работы, до Визны,  более суток. Поездом из Лепеля до Орши, там тоже поездом до Белостока. А из Белостока на попутной машине - до местечка Визна.

 Представим впечатления от той далёкой дороги. Из окон вагона, а затем из кузова попутки он увидел другую страну! Величественные здания древних костелов, более ухоженные, чем на Лепельщине, деревушки и местечки. Правда, иные селения были со следами пожаров и разрушений. Здесь совсем недавно, менее года назад, прокатилась война…

 В местечке Визна молодого учителя из СССР встретили вполне дружелюбно.

 Тешило жителей и то, что приезжий старался изъясняться на польском языке, причем вполне прилично.

 - Нашыя мовы вельмі падобныя, - говорил по-беларусски полякам.

 - Так-так, - кивали ему в ответ, вполне понимая эту фразу.

 Молодого учителя удивило огромное количество верующих, приходивших в католические праздники в костёл. Казалось, что здесь все население Визны.

 - Пан Полонский, так не только в Визне, но и во всех-всех соседних деревеньках, - поясняли ему хозяева дома, где снимал квартиру. — И у вас на родине ведь так?!.

 - Так, панове, так, - соглашался “воинствующий атеист”, комсомолец из Юрковщины Артём Полонский, крещенный в Лепельской церкви.

 Обращение со словом “пан” сначала смущало его, но потом принимал как проявление уважения к нему, к учителю.

 Учебников на беларусском языке не хватало. Их почти не было. И арифметику в своих начальных классах он преподавал по учебникам польским. Уже вполне понимая этот чужой, но такой похожий с беларусским язык славянского народа.

 Порой с учениками отправлялся после занятий на рыбалку. Удочки забрасывали с берега. И часто каждый рыболов, в том числе и учитель, возвращался домой с приличным уловом. Река Нарев в ту пору была богата рыбой. Свои воды она несла в Вислу. Вислу, на которой стоит и Варшава. Там сейчас немцы. Но, что знал молодой учитель тогда, осенью 1940-го, о тех событиях?  Знал, разве, что Германия – дружественная для СССР страна. Об этом писали советские газеты, которые приходили в школу.

 Была ли тревога в душе? Может и была. Но её молодой учитель объяснял себе тоской по далёкой своей родине, по своим братьям, своей юрковщинской родне.

 В окрестностях Визны он видел разрушенные бетонные укрепления, свежие, почти не заросшие воронки от разрывов снарядов и бомб, следы от гусениц танков. Это были танки Вермахта, танки Гудериана.

 Польское местечко Визна и окрестности стали местом жестоких, совсем недавних, всего годовой давности боев сентября 1939 года. Здесь польские воины проявили стойкость и мужество в сражении с гитлеровской армией. Это сражение вошло в историю как “Оборона Визны”. Очень свежими в памяти жителей деревеньки были те кровавые события.

 Осенью 1939 года Визна, согласно советско-гераманскому договору, попала в сферу влияния СССР и стала частью воссоединенной БССР. Так что никакой враждебности или даже неприязни молодой учитель из СССР со стороны жителей не видел. Но бережёного Бог бережёт. Так и пришла к нему мысль насвистывать при прогулке по вечерним окрестностям  местечка гимн Польши. Мало ли что? Вдруг в придорожном кустарнике окажется ярый неприятель советского. Пусть думает, что это бредёт его соотечественник-поляк.

 Выручила ли молодого учителя пана Полонского его изобретательность с польским гимном? Это неизвестно. Но “националистических банд”, видимо, следовало опасаться. Свидетельство этому я обнаружил в мемуарах Сергея Бельченко, в те годы начальника управления НКВД по Белостокской области. Он пишет: «Как-то вечером у меня на рабочем столе зазвонил телефон, в трубке раздался голос Цанавы. Нарком приказал назавтра быть у него. Ночью ехать на машине было небезопасно. В лесах скрывалось немало националистических банд. Однако все обошлось благополучно, и утром я переступил порог наркомата, перебирая в голове вероятные причины вызова».

 Высокопоставленный, тогда 38-летний работник органов госбезопасности СССР Сергей Бельченко домчал из Белостока до Минска всего за одну ночь. Для 18-летнего учителя Артёма Полонского впереди был ещё полный учебный год – до летних каникул 1941-го.

 …В Визне Артём Полонский снова побывал спустя почти 50 лет! Спустя почти полвека – в 1988-ом году! Государственную границу тогда ещё Советского Союза и Польской Народной Республики на машине мы пересекли возле Бреста. Тогда, в 1988 году, на известном многим автопереходе «Варшавский мост» очередей не было вовсе. К решительно поднятому Горбачевым «железному занавесу» огромная страна ещё привыкала. Как это без бюрократических препон оформить документы и отправиться в путешествие или по делам в зарубежные страны? Прямо не верилось. Но привыкание пошло катастрофически стремительными темпами. Уже через годик-другой клином к госгранице под Брестом выстраивались стада автомашин советских граждан. На фото только часть многокилометровой очереди. Помню, этот снимок я сделал с автовышки, случайно проезжавшей мимо. Водитель не поленился остановиться и поднять меня на высоту, максимально возможную для его техники.

 - Пусть будет для истории, - сказал рассудительно.

 Спустя годы другой собеседник, рассматривая эту фотографию, заметил:

 - Иллюстрация к истории страны, которая рушится…                              

 Но летом 1988-го года на границе «тучи не ходили хмуро» - было «предгрозовое» затишье… И вот мы уже в Польше. Почти сразу переехав границу, повернули направо и взяли курс на север, по указателям к Белостоку, а затем и к Визне. Ехали не спеша. Папа всё просил остановиться в том или ином городке или деревеньке и стремился заговорить с прохожими. Заговорить, что бы проверить и освежить свои знания польского языка. Поляки охотно вступали в разговор с ним, весело и дружелюбно прощались, пожелав хорошей дороги.

 К Визне мы подъехали только к вечеру. О том, есть ли в Визне  гостиница, чтобы переночевать, или где остановиться, даже не думали. Бывший  молодой учитель Визненской начальной школы в 1940-ом году, а теперь советский учитель-пенсионер Артём Маркович Полонский заметно волновался.

 В легких сумерках не заметили указатель и проехали поворот. Папа попросил остановиться и сделать фотоснимок на фоне указателя.

 - Вот в этих местах я насвистывал в 1940-ом году гимн Польши, -  признался, грустно улыбнувшись.

 Ещё бы — «тот же воздух, и небо, и та же вода» - притока Вислы, реки Нарев, только почти полвека прошло с тех пор. Причем в том  времени были годы страшнейшей, кровавой войны, послевоенное лихолетье.

 Мы въезжали в Визну, абсолютно не надеясь, что кто-то в этом местечке помнит советского учителя из далёкого 1940 года. Улица привела к костелу. Здание стояло на небольшой горке, к нему вел  мощеный камнем переулок. Мы поехали по нему.                

 - А теперь остановись!- скомандовал папа.

 Он вышел из машины быстро, даже не захлопнув за собой дверцу. Это было не похоже на заядлого автолюбителя – выходя, он всегда захлопывал за собой дверь: непреложное правило безопасности.

 Было понятно – волнуется. Надо было не мешать восприятию встречи с прошлым, нахлынувшим чувствам. Через ветровое стекло я наблюдал, как он шёл к костелу. Остановился и поклонился храму. Понятно, что это сооружение было для него ориентиром, способным восстановить в памяти расположение довоенного местечка – местонахождение здания школы, если оно уцелело, тот домик, где жил на квартире, ту тропинку, что вела к реке Нарев и сейчас, конечно же, должна вести.

 А между тем к нам уже шли любопытные сельчане. Любопытство это понятно. Что за люди на ночь глядя, приехали в Визну на автомашине? Кто этот человек, что пошёл и остановился у костела? Впрочем, не автомобиль был в центре внимания, а именно человек у костёла.

 Левое водительское окно в машине было полностью открыто. Не очень молодые польские женщины, мельком взглянув на меня, водителя, шли к человеку, стоявшему у костела. Я услышал несколько фраз, что произнесли они, проходя мимо меня. 

 - То пан Полонский? — сомневаясь, говорила одна.

 - Так, так - то пан Полонский, - вторила ей вторая.

 Я не верил своим ушам. Спустя почти полвека в пенсионере Артёме Марковиче Полонском они узнали 18-летнего учителя начальной школы в довоенной Визне. Может даже своего учителя, своего преподавателя. Надо было расчехлять фотоаппарат и выходить из машины.

 Так я и сделал этот фотоснимок. За моей спиной и за спинами женщин – костел в Визне. А в кадре - необычная встреча через  полвека. Большой пласт времени, страшная для двух народов-соседей и всего мира война, государственная граница разделяла этих людей. И вот встретились!..

 Папа старался говорить по-польски. И, судя по оживленной беседе и полном понимании друг друга, это удавалось. Не только ученицы начальной школы в Визне узнали своего учителя, но он узнавал их. Называл по имени, как и полвека назад. Чудными, необыкновенными  свойствами обладает людская память!

 Конечно же, в тот вечер мы были желанными гостями у кого-то из сельчан. До поздней ночи говорили и говорили за накрытым по-праздничному столом. И даже пели. Звучал и гимн ПНР на польском языке. Вспомнили хозяева и о том, как учитель из СССР постоянно насвистывал этот гимн в далёком 1940 году.

 …Спустя время, польские знакомые приезжали в Лепель к своему учителю. Не так далеки расстояния между Визной и Лепелем, не так громаден кусок времени, когда хранятся в человеческой памяти дорогие события.

 …В те годы, а это ровно тридцать лет назад, я написал об этом путешествии, о встрече спустя полвека. Свежи были впечатления, и много было конкретных имен и фамилий. Эти заметки тогда опубликовала и еженедельная газета «Ніва”, выходящая в Белостоке на беларусском языке.   

 Те заметки у меня не сохранились. А большинство фотографий были разосланы польским знакомым. На них был и гостеприимный дом в   Визне, приютивший нас, путешественников из БССР, и застолье, и прощанье во дворе.

  …В городе Белостоке, административном центре Подляшского воеводства, куда входит и местечко Визна, живет мой товарищ Василий Базылевич. Он – этнический беларус, каких немало в этом воеводстве. Василий долгое время работал преподавателем одного из технических колледжей Белостока. Теперь на пенсии.

Порой он приезжает ко мне в Брест, порой я бываю его гостем. Мы много говорим о судьбах наших соседних народов и нашей общей истории. Василий очень даже неплохо «ведае беларускую мову» и родную ему культуру, историю. Конечно, отправляемся и в автопоездки по окрестностям наших городов. Вот на этом фото мы недалеко от польского городка Хайнувка.

 Мне нравится соседняя страна, её люди. И музыка, и гордые слова государственного гимна Польши: «Ещё Польша не погибла, Пока мы живые…» А моему польскому другу по душе слова Государственного Гимна моей страны: “Слаўся, зямлі нашай светлае імя, Слаўся, народаў братэрскі саюз!

 Вот такая наша «народная дипломатия».

2018.

(Продолжение следует)







Леонид (админ): 04.04.2018 в 21:23 — 8 месяцев назад

Интересная и трогательная история Улыбаюсь






Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора


  




Популярные за неделю


СВИНСТВО ВОКРУГ МЕНЯ. Шуш Эсенскі — 1 день назад,   за неделю: 503 
СПОРТ НА СОВЕТСКОЙ ПЕРИФЕРИИ. Шуш Эсенскі — 4 дня назад,   за неделю: 481 
ПЕРАХОД СКРОЗЬ ПАЛІГОННЫ ЛЕС. ФотаФік — 6 дней назад,   за неделю: 453 
ТУХТА ПРЭЗЕНТУЕ КНІЖКУ — 1 неделю назад,   за неделю: 162 
РЫБНЫЙ ДЕНЬ. Шуш Эсенскі — 2 недели назад,   за неделю: 83 
682. АДМЕТНАСЦІ ПАСЕЛІШЧА ПАЛЯКАЎ. Тухта Валер — 2 недели назад,   за неделю: 70 



 

Copyright © 2009 - 2018 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение