Блоги LEPEL.BY

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 05.04.2018 (07:52) — 7 месяцев назад

ПАСТУХИ РОДИНЫ. Шуш

Тема: Личные мемуары о красной эре    Сегодня: 2, за неделю: 9, всего: 543

Сведения об авторе смотреть здесь.

 Вообще-то разговор пойдёт о пастухах колхоза «Родина». А в заголовке я не закавычил последнее слово потому, что приблизительно такими были все пастухи «необъятной Родины моей», которая называлась Союзом Советских Социалистических Республик.

 Небольшая коровья ферма находилась в деревне Гадивле. Первым её пастухом был Иван Шарстук по кличке Пэтрух. Мужик он был обычный. Задавал, как и все, а может даже и поменьше, поскольку после смерти жены воспитывал пятерых дочек мал мала меньше. Вторым «полковником» над коровами, как в шутку называли пастухов, моя память сохранила мужика по кличке Ярузельский. Он то ли их чашникских Латыголичей, то ли из борисовской Барани пришёл в Гадивлю в примаки.

 Однажды гнали Пэтрух с Ярузельским коров через наш двор. А в моих запасах дежурила бутылка самогонки. Поскольку Ярузельского практически не знал, пригласил Пэтруха составить мне компанию. Сели на скамейку под вековыми берёзами. Вмазали по сотке. Я и спрашиваю у собутыльника:

 - Скажи, Иван, как твой новый напарник.

 - А ничего, - отвечает захмелевший Пэтрух. – Только у него немного не хватает.

 - А в чём заключается это «немного»? - серьёзно интересуюсь.

 - Он не пьёт и не курит, - ещё более серьёзно и не задумываясь, отвечает Иван.

 Я аж на траву повалился от ржача.

 - Иван, - захлёбываюсь смехом. – Так, по-твоему, если человек не пьёт и не курит, значит он – ненормальный?

 - Конечно же дурной, - аж злится Пэтрух на меня, бестолкового.

 Но основной рассказ о пастухах «Родины» поведу про иных «полковников» - последователях Пэтруха и Ярузельского: моём брате Ваське Шушкевиче и его напарнике Юрке Дивине из Велевщины.

 Вы пойдёте в пастухи? Я тоже нет. Понятное дело, что становятся ими те, кто нигде больше не нужен. А вот стадо коров из сотни и более голов им доверить можно по причине того, что иных претендентов на данную профессию попросту нет. Но даже представители такой непрестижной должности делятся на условные категории: честно выполняющие порученное дело и работающие спустя рукава по принципу «лишь бы день до вечера». Васька с Юркой относились к последним.

 Согласен, что пастухам платили мало. Но ведь коль работаешь, постарайся облегчить свою повинность хоть как-нибудь. А они не старались. Вот пример.

 Вожжи у них до того порвались, что были связаны в нескольких местах, и стали коротки. Чтобы управлять конём, нужно было подсаживаться к самому его заду. А когда этого вида транспорт понукают, делают громкое цмоканье губами. Получается имитация поцелуя.

 Я их подкалывал:

 - Если цмокнете и конь резко рванёт, вы его поцелуете как раз в жопу. Замените вожжи.

 - Нам не дают, - отвечали.

 - Так удлините хотя бы вязальным шпагатом.

 - Нам и так хорошо.

 И так во всём. Я даже объявил однажды, что буду создавать музей Васько-Юрчинской трудовой славы, экспонатами которого станет их доведённый до ручки инвентарь. Они сатиру приняли всерьёз, даже одобрили. И, когда в конце концов выбили у «Родины» новые вожжи, я съязвил:

 - Вы только старые не выбрасывайте!

 - Нет-нет, - ответили хором. – В музей пойдут!

 Иногда заманивали меня помогать грузить на телегу силос и развозить по кормушкам. Мне это надоедало, и я отказывался. Тогда изо всех сил уговаривали, суля алкогольное угощение или ещё что-нибудь заманчивое. Запомнил одну из завлекух:

 - Идём грузить силос – сегодня у нас новая дуга. А старую отдадим тебе в музей.

 Старая дуга потрескалась и плохо поддерживала оглобли. Новая для них стала настоящим праздником. Решили, что и меня она обрадует, как и прежняя, которую получу в качестве музейного экспоната.

  Зимой раздавали корм по очереди - через день. Я каждый выходной приезжал в Гадивлю. Приходилось помогать. Приняв сию помощь за обязанность, Васька стал до вечера напиваться и засыпать. 

 

 А я, мама и мои сыновья рвали кишки, топором рубя смёрзшийся силос и вилами набрасывая на телегу. На мало легче было и выгружать его в хлеву. Наконец мне это надоело, и я перестал приезжать в деревню. Васька понял, что халява кончилась, и взялся за дело сам.

  Конечно, выпить и я был охоч. Когда закончился горбачёвский «сухой закон», в гадивлянский сельмаг завезли литровые банки со спиртом, закатанные обычной жёлтой жестянкой для консервации. Купили такой «пузырь» на троих. Выпили до раздачи силоса. Выпили во время раздачи. Выпили после раздачи. Пошли в нашу баню. Выпили в бане. Дальше помню, как будит кто-то нас с Васькой, спавших вместе на диване. Еле продираем глаза. В темноте различаем склонившийся над нами голый призрак. Пока соображаем, привидение говорит Юркиным голосом:

 - Мальцы, а похмелиться у нас осталось?

 Начинаются воспоминания. Каким-то образом мы ушли из бани, а Юрку забыли. Проснулся он от холода: лежит на полу. В темноте одежды не нашёл и пришёл в хату голым. Пошли вместе шарить по вчерашним застольям, даже баню посетили – нет похмелки. Юрка предлагает:

 - Пошли в Велевщину, у меня бражка есть.

 Топать четыре километра по зимней ночи не хочется. А похмелиться хочется. Спрашиваю:

 - А бражки много?

 - Выварка, - отвечает.

 Решено мгновенно и твёрдо. Пришли. Сели в кухне. Юрка откуда-то из глубин жилья притащил литровик бражки. На закусь нарезал ломтиками хека из морозилки, поясняя, что так едал в Тюменской на нефтеразработках. Выпили. Принёс ещё банку. Выпили. Принёс ещё банку. Пьём. И вдруг зарывается его жена и орёт:

 - Да сколько вы будете пить этих червяков?

 - Каких червяков? – разеваю я рот.

 - Да солод перестоял немного, и в нём червяки завелись, - поясняет Юрка. – Они маленькие. Ничего страшного.

 Я выбежал за дверь и прямо с крыльца вырыгал содержимое желудка. Отдышался, зашёл в дом, а Васька с Юркой продолжают хлебать настойку на червях. Немного воздерживаюсь, но вскоре не выдерживаю и сам начинаю глотать червивку за милую душу.

 В дорогу Юрка налил нам трёхлитровик пойла, чтобы мы в наступающий день покормили коров без него. Память не сохранила, как справились с обещанием. А вот как сутки умирал после «ерша» из спирта и Юрчинской червивки, помню отчётливо.

 Вообще-то пастухи были безвредными мальцами. Не хулиганили, если таким действом не считать пьяную болтанку на улицах. Не воровали, правда, с самими изобретённой поправкой: потому что красть нечего – силос никто не купит. Были мирными и общительными людьми. С Васькой даже дружили я и младший брат Толик. Выпивали вместе. Его любили мои сыновья. Когда он был трезвый. Но такое случалось редко.

  Однажды приезжаю в Гадивлю, а Васька мне хвалится:

 - А мы вчера с Юркой бастовали!

 - Как это?

 - Чтобы зарплату добавили. С утра не выгнали коров, купили бутылку вина, сели под конторой и выпиваем.

 - Придурки, - говорю. – Кто же так бастует? Нужно было заблаговременно предупредить правление заявлением. Вас же за отказ от выполнения трудовых обязанностей могли уволить за прогул.

 - Неа! – с довольным видом Васька смакует своё умственное превосходство. – Нету иных дураков коров пасти за копейки. Председатель Хейлик вышел к нам и пообещал добавить зарплату. Мы и пошли стадо выгонять.

 - Во-первых, он стопудово вас обманул, во-вторых, правильно бастовать нужно так… - и я начал инструктировать Ваську.

 Конечно, моя инструкция не пригодилась. Васько-Юрчинский коллектив больше подобную попытку не предпринимал.

 А потом начало разваливаться сельское хозяйство. Гадивлянскую ферму упразднили. Васька стал жить на мизерную пенсию инвалида 3-й группы. Юрка исчез из моего поля зрения.

 Вот так работали пастухи Родины. Об их нерадивом исполнении служебных обязанностей свидетельствуют экспонаты музея Васько-Юрчинской трудовой славы, вросшие в траву за нашей бывшей баней.

 P.S. Я не утверждаю, что к сему времени пастухи Родины улучшились или ухудшились, потому как не знаю. Я утверждаю, что в описываемое время пастухи Родины были именно таковыми, потому как знаю.

Написано в 2018 году.

 Читайте мои, единственные в мире, "Личные мемуары о красной эре".







Мартин: 05.04.2018 в 10:23 — 7 месяцев назад

Блукач, а из твоего текста так и просится продолжение про современных пастухов в эру повсеместной компьютеризации, автоматизации, механизации и электрофикации.




Терентий: 05.04.2018 в 13:30 — 7 месяцев назад

Пару лет назад, по дороге за грибами набрел на пастушью бытовку, (теперь оказывается коров пасут сутками) решил заглянуть внутрь, выдержал секунд 10. Запах перегара, пота, грязной одежды, носков которые думаю (стояли) у выхода не давл возможности больше рассмотреть быт пастухов. Из чего сделал вывод, что не чего в трудовой деятельности пастухов не изменилось.






Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора


  




Популярные за неделю


ЧАЛАВЕК У КАНАВЕ. ЛЮДЗІ НЕПАКОЯЦЦА — 3 дня назад,   за неделю: 459 
ПАДПОЛЬНАЯ ЗВАЛКА НАБІРАЕ РАЗМАХ — 6 дней назад,   за неделю: 437 
ЛЕПЕЛЬСКУЮ ГІСТОРЫЮ КАПАЮЦЬ НАВУКОЎЦЫ — 4 дня назад,   за неделю: 351 
ДАСЯГАЕМ УЗРОЎНЮ ЎКРАІНЫ 2005 ГОДУ Ў СФЕРЫ ГАНДЛЮ — 1 неделю назад,   за неделю: 274 
668. А ШТО ЗА ЎСХОДНЯЙ МЯЖОЙ РАЁНА? Тухта Валер — 5 дней назад,   за неделю: 247 



 

Copyright © 2009 - 2018 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение