23 дек 2018 в 07:45 — 11 месяцев назад

683. ЗАВОД ОБСТРАИВАЛ СОВХОЗ. Чмырь Алексей

Тема: Лепельщина без прикрас     Сегодня: 1, за неделю: 2, всего: 767

Сведения об авторе смотреть здесь.

 С 1978 по какой-то год первой половины 90-х я работал в строительной бригаде Лепельского экскаватороремонтного завода. Подшефным хозяйством у нас был совхоз «Сушанский». Ездили туда и сено косить, и всякие иные сельхозработы выполнять. Строители в Суше возводили жилые дома, обменный пункт. Потом директор совхоза Виктор Терещенко заявил, что надо деревянную шоху для хранения сена построить на ферме в Батукалово со сквозным проездом посредине, воротами с обоих концов, вентиляторами для дополнительной просушки.

 Ферма только называлась Батукаловской, а располагалась ближе к деревне Горовые, чем Батукалово. А самым близким её отличительным объектом было озеро Островки.

 Взялись. Когда-нибудь даже сами доски пилили на пилораме. Пасынки себе искали по всему совхозу. К ним брусы прикручивали. Получались столбы вроде электрических. Надёжная опора выходила.

 На строительство обменного пункта нас ежедневно доставляли на работу из Лепеля. А когда взялись за шоху, притянули вагончик. В нём и жили. Как в командировке.

 Питались самостоятельно. Завод обеспечил лишь плитой и газовым баллоном. Поэтому сухомятки у нас практически не было. Готовили сами. Рыбы хватало – озёра кругом. Кухарил Федя Мендель, царство ему небесное. Попросили молока. Директор сказал:

 - Идите и сами доите.

 Выделили корову. Доить я взялся. А молоко солёное. Вытребовал замены животины. Не прекословили. На дойку ходил с утра, до выгона стада на пастбище.

 Выпросили у директора совхоза аванс. Согласился дать тридцать рублей на всех четверых и уехал на машине. Я скорее в лодку, перемахнул озеро и в контору к главбуху Васе Буртылю залетаю. Обманываю, что Терещенко разрешил дать каждому по тридцатке. Вася записывает фамилии: Хвощ, Чмырь, Мендель. Злится, что я кликухи называю. Говорю, что у нас фамилии такие, и добавляю: Бельский. Главбух вздыхает: хоть одна нормальная. Выписывает ведомость. С ней встречаю директора на пороге. У того шары по яблоку: только что оставил меня в Батукалово, а я раньше его в конторе очутился. Не глядя, подписал бумагу. А может и заметил обман, но решил не придавать тому значения – всё равно ведь уже заработали больше.

 Поначалу хотели нам платить половину среднемесячной зарплаты плюс то, что заработаем в совхозе. Мы к директору завода Пытько: согласны, но и командировочные к этому, там ведь живём. А это всё равно, что средний заработок заводу обходился бы. Плюнул директор на нас и оставил зарплату по среднему. А она была по 200 рублей. И там, в совхозе, по договору выходило неплохо. Больше даже, чем от завода имели.

 Поначалу директор, дабы не платить, хотел, кабы разные люди на неделю приезжали на объект. Мы сказали: пожалуйста, таким макаром пять лет шоха строиться будет; здесь специалисты – столяры, плотники, а что сделают станочники или конторщики? Сообразил, что так и будет. Согласился оформить нас по договору.

 Приказал нам Терещенко ворота навесить с обоих торцов шохи. Мы посадили сплошные жерди на завесы и зашиваем досками. Увидел это директор в бинокль. Прилетает:

 - Зачем торцы в стены превращаете? Я же приказал ворота делать.

 - А ты глаза разуй, - говорю.

 Берём с Федей по ножовке и одновременно разрезаем верхнюю и нижнюю жердины. Образованные створки ворот сразу распахиваются.

 - Что мы будем зашивать их на земле, а потом кран требовать поднимать?

 После этого случая директор сразу подобрел к нам. Так и работали, беря аванс по тридцатке, а то и по сотне, а к концу месяца и 500 домой везём. А по завершении работ по 800 рублей вышло.

 Неплохо устроились там. Почти всё лето рыбу ловили. Потом перетянули вагончик в Сушу и напротив Яшки Телятко поставили. И мы взялись навес под комбайны строить метров 200 длиной. Копали ямы, бетонировали анкера, ставили металлические столбы, обшивали боковые стены, крепили крышу. С водкой тогда самый перебой был, так от нечего делать и до восьми вечера стучали. Месяца за два объект сляпали. Получилась сушилка для зерна на лето, а хранилище для комбайнов на зиму.

 Пили урывками – горбачёвский «сухой закон» был. Изредка завезут в магазин винца или водочки, выпьем, если удастся ухватить. И всё. Постимся. Однажды местный мужик подсказал, что в бешенковичское Сокорово вино привезли. Упросили мотоциклиста, дали денег. Ящик нам купил. А к нам в помощь приехал ремзаводовец Олег Ворошко. Ух, и напоили мы его! Аж понос того пробрал. Успел добежать лишь до расположенного рядом заброшенного колодца. Как дал туда, так все лягушки сразу подохли. Всплыли кверху пузом моментом. Вот это яд!

 Всегда были с рыбой. Я сетку забрасывал в озеро. То линей, то раков, то окуней наловлю. Карасики попадались. А у местного соседа Якова Телятко имелся заходник метров на 40 длиной и шестиметровой высотой. Втроём за ночь три-четыре тони ставили. Старались в пятницу рыбой запастись, чтобы в субботу домой отвезти. Однажды поплыли на озеро Островки. Так возле Батукалово зараз 27 или 28 щук взяли, не считая подлещиков и угрей. После за стол сели, выпили бутылку водки, двумя угрями закусили, и ещё по восемь метровых вьющихся рыбин каждому досталось. Дома вывернул рыбу в тазик, а жена Галя давай орать на меня, что змей в хату приволок. Даже есть угрей не взялась. Мы с сыном Вовкой всех вмолотили.

 Но и работали будто кони. Слабая колхозная пилорамка не справлялась нас досками обеспечивать. Так сами себе пилили. Соответственно и зарабатывали. А жёнам всё мало было. Однажды взял аванса 300 рублей. Из низ трояк пропил. Жене отдал 297. Так ещё кричала, почему не все деньги принёс, чуть не повесила за три рубля. Тогда следующий раз взял полторы сотни аванса. Пропил 50, а жене отдал 100. Она и довольна – ровным счётом ведь, значит, все на месте.

 А тмину сколько домой понавозили! Коровы его не едят, траву вокруг выщиплют, а он лесом стоит. Срезай и суши.

 Виноградных улиток было полно. Даже заготовитель местный объявлялся. Ему алкаши собирали тварей мешками. Нам времени на то не хватало. Однажды привёз домой несколько десятков детям показать. Они поигрались и выбросили. С тех пор расплодились в Сельхозтехнике, урожай на грядках пожирают.

 Коров с Батукаловской фермы совхоз выпасал. Бычков летом сажали на цепь в приозёрном саду. Пастухи лишь цепи перетаскивали на свежую траву. Усмотрели лёгкую добычу волки. Вплавь подбирались к бычкам. Около цепи голову отгрызут, брюхо раздерут, бока и внутренности сожрут на месте, а стёгна уносят, забросив на себя. Возле цепи лишь голова остаётся нетронутой.

 Овцы были на ферме. Не знаю, с какой целью их содержали. Ввиду незнания, мы считали, что это был стратегический запас шашлычного мяса для угощения высокого начальства.

 К сему времени от Батукаловской фермы ничего не осталось. Разобрали и нашу шоху. Да и совхоз «Сушанский» давно приказал долго жить.

2018.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


88. МОИ МУЧИТЕЛИ АМЕРИКАНЦЫ. Шуш Эсенскі  — 5 дней назад,   за неделю: 378 
89. ТАК ПОГИБАЛИ СОВЕТСКИЕ ДЕТИ. Шуш Эсенскі  — 4 дня назад,   за неделю: 287 
КУРГАНЫ І ГАРАДЗІШЧА ЛЯ АЗЁРАЎ ТЭКЛІЦ І ЛУКОНЕЦ  — 6 дней назад,   за неделю: 201 
РАСКОПКИ СТАРОГО БЛИНДАЖА  — 1 неделю назад,   за неделю: 161 
87. КАЖДОЙ ТЁЛКЕ ПО КУКУРУЗИНЕ. Шуш Эсенскі  — 1 неделю назад,   за неделю: 113 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ