04 авг 2019 в 09:41 — 3 месяца назад

79. МАЛЬЦЫ ИЗ КРАСНОГО ЗАХОЛУСТЬЯ В КРАЮ ДАЛЁКОМ. Шуш Эсенскі

Тема: Личные мемуары о красной эре     Сегодня: 1, за неделю: 4, всего: 1038

 Сведения об авторе смотреть здесь.

 В школьные годы одним из моих лучших друзей был Володя Шушкевич – двойной тёзка. Чтобы нас как-то различать, уже в первом классе учительница Анна Дмитриевна Мозго стала величать нас по отчеству как солидных людей: меня Константиновичем, его Ивановичем.

 Но так сложились обстоятельства, что учились мы вместе до четвертого класса. В третьем учительница незаслуженно оставила моего тёзку на второй год, за что тот обижается на неё всю жизнь. А дело было так.

 В Гадивлянской начальной школе с нашего первого по третий класс училось шесть учеников. А следующего за ним класса вообще не было. Когда третий год нашего начального обучения подходил к концу, вдруг стало известно, что классом ниже станет учиться Тамара Рудак, которая доселе окончила два класса в детском санатории. А правила были таковы, что одного ученика обучать нельзя. Поэтому Анна Дмитриевна начала убеждать мамку Володи Шушкевича, что её сын учится слабовато, и его надо оставить третьеклассником на второй год, что не соответствовало первоначальным намерениям учительницы. Такой трюк ей удался. Мнением самого Володи никто даже не поинтересовался.

 И Володя до окончания Гадивлянской начальной, а затем и Свядской средней школы шёл на класс ниже меня. Такая ситуация несколько мешала нам видеться часто, как могло бы быть, однако на прочность нашей дружбы не повлияла.

  Мы продолжали дружить после школьных занятий. Друг жил в рабочем посёлке смолокурни всего в двух сотнях метров от промышленных объектов, и нам было интересно наблюдать производственный процесс.

  После восьми классов Володя поступил в горное училище города Первомайска Луганской области, я пошёл в 10-й. Через год он явился чуть ли не настоящим шахтёром, что заставило меня отбросить все свои мечты стать геологом, журналистом, писателем и заключить с ним пари на бутылку коньяка, что поеду в его бурсу вместе с ним.

 На бурсу мамка, конечно, денег давала, хоть всячески и гнала меня в институт. Но я был твёрд в своём решении. А тут Володя предложил по пути на учёбу сделать круг и заехать к его тётке Оле в Новороссийск, которая там работала проводницей поездов. А где деньги взять на дальнюю дорогу и отдых? И Володя предложил пойти работать в смолокурню.

 Смолокурня в околицах уважительно именовалась смолзаводом. Жил я в полутора километрах от него. Каждое утро приходил к Володе, и мы шли теребить корчи, сложенные в штабеля на большой площади. Наша специальность так и называлась: терёбщики корчей. Дело заключалось в отделении от заготовки сырья для завода ненужного балласта – трухлявой заболони. Работа несложная, но утомительная. Иногда ездили в делянку грузить корчи на бортовую машину, потом их выгружали и слаживали в штабеля. Месяца полтора проработали. Заработали где-то около 40 рублей каждый при минимальной месячной зарплате в то время 60 рублей. Был тогда 1969-й год.

 Когда покупали железнодорожные билеты в Новороссийск, кассир спросила: через Харьков или Москву хотим туда попасть? Конечно же, через Москву! Хотя путь по Украине был значительно короче. Нам же хотелось увидеть сердце нашей родины, которой мы считали исключительно Советский Союз.

 Неправильно будет думать, что мы были совсем зачуханными деревенскими мальцами. Володя год отучился в городе Первомайске Луганской области. Я в 1967-м неделю сдавал экзамены в Минский машиностроительный техникум, месяц учился в Минском индустриальном техникуме, а потом бросил и возвратился в девятый класс Свядской школы. Но это ведь Беларусь. А впереди меня ждёт её старшая сестра Россия, самая богатая и справедливая республика в мире.

 Только вышли из здания Беларусского вокзала, как к нам подскочил таксист. Куда надо? В Новороссийск? Это Павелецкий вокзал. Один рубль.

 Мы ответили, что хотим идти пешком. Попросили показать, в какую сторону направляться. И таксист указал путь. Долго потом возмущались, что вокзалы оказались почти рядом, а он хотел содрать с нас рубль.

 Не помню, тогда мы посетили Царь-пушку и Царь-колокол, или это память сохранила их посещение в последующие приезды в Москву. А вот визит в собор Василия Блаженного хорошо запомнился благодаря случайному заходу в действующую церковь. Там как раз отпевали покойника. Невиданное для нас зрелище. А ещё поразило внутреннее убранство церкви. Всё это вместе ни в какое сравнение не шло с тёмными и пустыми каменными мешками собора. К тому же туда билет стоил 20 копеек (автобусный проезд из Гадивли в Лепель тянул на 30 копеек), а при входе в церковь с нас не взяли ни копейки.

 Может Володя ещё что-то запомнил из нашей пешеходной экскурсии по Москве. Моя же память больше ничего не зафиксировала.

 Естественно, билеты взяли в общий вагон. Спали на третьих полках. Они были свободны от багажа, поскольку пассажиры всю дорогу менялись, и им по облому было так высоко забрасывать свои мешки.

 Интересно было глазеть в окно. Из всех попутных объектов мне запомнилась лишь воронежская станция Кантемировка своим названием и белыми оштукатуренными домами в отличие от наших мрачных деревянных хат. И до сих пор в памяти сидит восторг от вида вплотную подступающих к путям скал Северного Кавказа.

 Тётя Оля нам была рада. Жила в частном секторе. Видимо, снимала квартиру. Была не замужем. Запомнилось, что вход в её жилище начинался с зелёной площадки под виноградной лозой. Дверь на ночь открывалась настежь, чтобы хоть как-то впустить в помещение ночную прохладу. Спать было плохо по причине круглосуточной духоты. Приходилось поминутно вылезать из-под простыни и снова залезать под неё, что, казалось, создавало короткую свежесть.

 Тётка предупредила, что на пляже полно народу. Был случай, когда один дядька разделся, а потом не нашёл своей одежды. Уворовали. Надо поочерёдно купаться и сторожить собственные шмотки.

 Придя на пляж, ужаснулись от вида сплошного ковра из человеческих тел. Купаться вообще не стали, стесняясь семейных трусов, в которых приехали. А купить плавки почему-то не догадывались, может, денег жалели. Пошли искать безлюдное место. Зашли на край уходящего в море мола. На нём сидели лишь редкие рыболовы. Глубина была неимоверная, но плавать мы умели хорошо. Прыгали в море, когда проходило судно. Волны от него захватывающе подбрасывали к небу и опускали ко дну. Однажды находились в море, когда показался огромный корабль с высоченным волновым валом. Испугались. Начали убегать от него. Карабкаясь на мол, я не удержал ногу на скользком камне. Его бесформенное острие сильно ранило колено.

 По вечерам гуляли по набережной. Удивляло всё, ведь раньше ничего подобного не видели: горы, море, пляж, волны, корабли, мол. Пляж не нравился потому, что он галечный. Всякий раз взгляд приковывала самая высокая гора за заливом.

  И у нас созрело решение взять ту вершину штурмом. Тётя Оля отговаривала делать это – гора только кажется близкой, а на самом деле находится очень далеко. Мы, конечно, не поверили и не послушались. Утром купили бутылку вина, помидоров на закуску и обязали себя употребить ссобойку лишь на самой вершине, так сказать, замочить успешный штурм.

 Прошли много километров, а Новороссийск всё не кончается. Нескончаемой лентой протянулась стена цементного завода. А гора всё не начиналась. Наконец вышли из города. Оглянулись и поняли, что давно поднимаемся вверх. А наша гора почти не приблизилась. Уже и охота отпала её покорять. Назад манило море за спинами. Но вперёд гнал обет выпить вино на вершине.

 Вдалеке чабаны пасли небольшие отары овец. Какая-то молодица набирала воду из помповой колонки, распространяя визгливый писк по горам. Поскольку был конец августа, зелени не было совсем – растительность выгорела от солнца.

 Шли. Отдыхали. Снова карабкались. Поверхность горы немного разочаровывала – ожидали увидеть скалы, а обнаружили лишь что-то вроде крупной щебёнки или мелких камней.

 Каким вкусным был пир из вина и помидоров на вершине! Здесь следует сделать оговорку, что тогда ещё не было полиэтилена, и чуть покрасневшие помидоры в Гадивле появлялись значительно позже, в сентябре, и то в основном сорванные и положенные в хату на окно. А базарный овощ сельские жители не могли себе позволить. Хотя, справедливости ради, я не могу припомнить их на базарных прилавках. Да и бывал ли я вообще на лепельском базаре?

 Главная трудность позади. Гора покорена. Осталось лишь спуститься к морю. Но вниз идти – не вверх карабкаться.

 Как же мы ошибались, счастливые, попивая вино на горе. Спускаться вниз оказалось намного труднее, чем забираться вверх. Силы ног не хватало, чтобы тормозить на щебне. Крутой уклон заставлял бежать. Чтобы остановиться и передохнуть, приходилось по кругу разворачиваться и бежать вверх. Тогда инерция тела исчезала, и мы переводили дух. Туфлями натёрли ноги до кровавых мозолей. Но за день управились с данным самим себе заданием. Поимели воспоминание на всю оставшуюся жизнь.

 Не помню, сколько дней я был в Новороссийске. Володя остался гостить у тёти Оли, а я купил себе билет на пассажирский теплоход «Аюдаг» и поплыл в Жданов (Мариуполь), откуда собрался добираться в Первомайск.

 Плыть было интересно. Но не нравилось постоянное сопровождение берега с правой стороны. Хотелось ведь открытого моря. В Анапе стали на четыре часа. Пересекли Керченский пролив, и снова теплоход замер на пять часов в Керчи. Ничего себе остановочки!

 Билет, естественно, был самый дешёвый, в четвёртый класс. Это значит на самой верхней палубе. Пассажирами были туристы со спальными мешками и всякая иная беднота. Купались несколькими палубами ниже в открытом бассейне. Я, конечно, не имел столько смелости.

 В Азовском море исчезли берега. Стемнело. Стало холодно. Сообразив, спустился в трюм. В длинном коридоре, может, первого класса бедняки вдоль стен расстелили газеты и прилегли на них. Примостился и я. Заснул.

 Проснулся от чувства проваливания, как бывает во сне. Попробовал встать. Невидимая сила отбросила к противоположной стене. Только сейчас обратил внимание, что тётки рыгают в пакеты. Понял, что началась качка. Интерес погнал на свою палубу. Еле одолел лестницы, прочно держась за перила. Туристов стало намного меньше – убежали в трюм. Раскачивало верх судна так, что невозможно было усидеть на деревянных скамейках. Стало муторно. Подобрался к боковому краю корабля, прочно уцепился за перила и начал рыгать в море.

 Рассвело, а качка не прекращалась. Спросил, у проходящего матроса, не шторм ли в море. Тот хвастливо ответил, что это мелочь по сравнению с тем, что он видел.

 Мозг сверлила одна мысль: скорее бы берег. И вот он показался впереди полоской толщиной с нитку. И люди на палубе как заорали, будто терпящие кораблекрушение:

 - Земля! Земля!

 Но до неё плыли ещё долго. Шторм начал утихать. Потом поплыли вдоль берега. Как я потом узнал, была это Бердянская коса.

 Радовался многочасовой стоянке в порту Бердянска. До Жданова плыли вдоль берега и без качки.

 До Первомайска добирался пригородными поездами с пересадками. Удивляла ночь за окнами нескончаемым светом далёких фонарей. Казалось, что едем вдоль одного большого города. А где же тогда поля и степи? Я ещё не знал, что Донбасс – это сплошной населённый пункт и бесконечная индустриальная панорама.

 В Первомайске я проучился всего месяц. Заскучал по семье, Гадивле и бросил горное училище, как сбегал из минских машиностроительного и индустриального техникумов.

 Вот так познавали мир мальцы из советского захолустья, попав в далёкие края.

 После Володя служил в стройбате в Москве. Там женился и остался. Встречаемся редко. 

  Тогда обязательно вспоминаем наш первый в жизни тур в далёкий край.

Тур 50-летней давности воспроизведён 29 июля 2019 года. 

Читайте мои единственные в мире «Личные мемуары о красной эре».







04 авг 2019 в 10:05 — 3 месяца назад

Калі я надумаўся пісаць мемуар аб нашым падарожжы ў Новарасійск, паведаміў аб тым Валодзю Шушкевічу. Ён тады адказаў: "Володя, про путешествие в Новороссийск я, может, что вспомню и напишу тебе. Например , как мы спорили, кто будет спрашивать у прохожих, как доехать до тётиного дома, оба стеснялись. Или как мы пошли купаться не на пляж, а на мол, потому что у нас не было плавок, мы же из деревни в трусах приехали; как мы покоряли гору (мне кажется, её название Сахарная Головка, если не путаю); как я предлагал глотнуть морской воды, ведь говорили, что она солёная. Глотать, правда, не пришлось - и так поняли, когда нырнули. И как было легко плыть после Эссы. Ну, а про тётю Олю я писал раньше: умерла в 2003-м. Не могу найти ее могилу, хотя сам хоронил. После был на кладбище, нашёл участок по документам, а саму могилу - нет. Дело в том, что её опекала племянница из Первомайска, тёти Мани внучка. С ней мы хоронили тётю Олю, и она должна была поставить пусть не памятник, хотя бы табличку. Деньги на похоронах я оставил на это дело. Более того, когда я был в Новороссийске и хотел попросить помочь найти могилу, она мне не открыла, хотя и была дома. Видимо, и сама не знает. Цветы сейчас ложу на безымянную могилу. Понимаю, что пишу много лишних подробностей. Но, вдруг хоть что-то сгодится для мемуара.



06 авг 2019 в 13:02 — 3 месяца назад

Ад масквіча Валодзі Шушкевіча: Володя, дзякуй за воспоминания о нашей молодости. Очень понравилось. Я как будто заново прожил те дни. И узнал новые подробности, или, может, они стёрлись из памяти.

У меня и жена не пропускает ни одного твоего репортажа. ДЗЯКУЙ!



07 авг 2019 в 08:03 — 3 месяца назад

Я так понимаю, Владимир Константинович, что страсть куда нибудь уехать у тебя с самого детства. Подумать только, в таком возрасте так смело ринуться невесть куда невесть зачем... Смелые мальцы были в Лепельском захолустье... Я, в своё время не решился. После 8- го класса почти половина моих одноклассников поступили учиться в разные училища и техникумы. Мне, признаться, школа тоже надоела изрядно, но бросить все- дом, мамку, друзей, привычный быт было очень страшно! Потому и остался учиться дальше до 10- го класса. Это потом уже потихоньку стал узнавать, что не так уж он и страшен этот мир. А ещё через какое-то время понял, что в другом мире все намного интереснее. Потом я легко перебрался с женой и двумя детьми в Узбекистан, а оттуда в Россию. Ни о чем не жалею. Даже наоборот,- уверен, что тогда принял самое правильное решение. Вот только чем дольше живу, тем отчётливее понимаю, что незримая пуповина, которая связывает человека с родиной , никуда не пропадает. Тянет сюда. В субботу познакомился с интересным дедом. Ему уже 90 лет. Уроженец Лепеля , которого судьба занесла в российский Череповец. Вернуться сюда насовсем у него уже нет никакой возможности- в Лепеле не осталось ни одного родственника. Вообще! Так он приезжает почти каждый год в родные края и останавливается у каких нибудь знакомых. Утверждает, что общение с родиной даёт ему силы дожить до следующей поездки. Во как!

3


07 авг 2019 в 13:27 — 3 месяца назад

СМК, правільна дзед кажа. Трэба жыць марай. Я заўсёды жыву марай аб наступнай вандроўцы. Гэта сапраўды надае моцы і здароўя. Пра вялікую мару я ў свой час нават у вершы напісаў:

Теперь ты не моя - другому отдана,

Но образ свой мечте моей покинь.

Запомни, милая, есть истина одна:

С мечтами жизнь прекраснее. Аминь!

2


07 авг 2019 в 18:08 — 3 месяца назад

О, Владимир Константинович,как точно сказано! А хочешь мой вывод из жизненного опыта? Запиши к себе в блокнот- Часто в нашей жизни ожидание чего нибудь прекрасного бывает гораздо лучше самого этого прекрасного!

3


07 авг 2019 в 18:25 — 3 месяца назад

СМК, цалкам згодны!

1


08 авг 2019 в 12:05 — 3 месяца назад

Аднак не простым калхазанам быў Блукач -- не дарэмна з ранняга дзяцінства хадзіў у паліто.

Блукач, можа будзе працяг пра службу ў стройбаце і пра цёзкаў шлях да маскоўскага жыцця?



08 авг 2019 в 13:46 — 3 месяца назад

Мартин Минчук, А вось пра жыццёвы шлях гадзіўлянскага мальца і майго сябрука Валодзі Шушкевіча не ведаю. Упершыню з ім сустрэліся на дзень некалькі год таму назад пасля развітання яшчэ да арміі. Цяпер толькі перпісваемся.





Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


89. ТАК ПОГИБАЛИ СОВЕТСКИЕ ДЕТИ. Шуш Эсенскі  — 6 дней назад,   за неделю: 369 
88. МОИ МУЧИТЕЛИ АМЕРИКАНЦЫ. Шуш Эсенскі  — 1 неделю назад,   за неделю: 148 
РАСКОПКИ СТАРОГО БЛИНДАЖА  — 2 недели назад,   за неделю: 105 
КУРГАНЫ І ГАРАДЗІШЧА ЛЯ АЗЁРАЎ ТЭКЛІЦ І ЛУКОНЕЦ  — 1 неделю назад,   за неделю: 81 
87. КАЖДОЙ ТЁЛКЕ ПО КУКУРУЗИНЕ. Шуш Эсенскі  — 2 недели назад,   за неделю: 72 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ