20 окт 2019 в 15:51 — 4 недели назад

85. КАК Я ПОВЕСИЛСЯ. Шуш Эсенскі

Тема: Личные мемуары о красной эре     Сегодня: 1, за неделю: 13, всего: 630

Сведения об авторе смотреть здесь.

 У сельской детворы 50-х – 60-х годов не было никаких иных забав, кроме как повышать своё мировоззрение и удовлетворять детскую потребность в играх с помощью примитивных деревянных игрушек и баррикадных сооружений из подручного материала. Это только на красивых плакатах в пионерских газетах да журналах рисовали, как дядя Ленин заботится о советских детях. Может и заботится над московскими отпрысками, но никак не над гадивлянскими.

  Мы все забавы устраивали для себя сами. Особенно любили качели. Их представляла перекинутая через бревно доска. На её края садились дети и отталкивались от земли ногами. Было и ещё одно подобие качелей, называемое колыской.

 Это было что-то! К потолочной балке подвязывалась верёвка. Её петля находилась на расстоянии детской попы от пола. В петлю садились и раскачивались по хате насколько позволяли стены и мебель.

 Папка научил меня спортивному подъёму на колыске до самого потолка. Это было ужасно интересно. Садишься в колыску, а между собой и двумя верёвочными стропами на уровне живота просовываешь качалку – круглую палку, служившую вторым элементом для разглаживания белья, вроде половины утюга. Раскачиваешься для приданья телу инерции и резко бросаешь его вперёд и вниз. Тело совершает оборот в 360 градусов и оказывается в положении, с которого начинал бросок. Во время него стропы верёвки накручиваются на качалку, и ты подымаешься над полом на величину её диаметра. Много таких кувырков возносят тебя до тех пор, пока не упираешься головой в балку. Такими же резкими кувырками, только уже назад, возвращаешь себя в исходное положение. До умопомрачения восхитительное занятие.

 Однажды в студёную зимнюю пору мамка с папкой ушли в неизвестном направлении. Баба Ганна с тёткой Нинкой парились в бане, расположенной в сотне метров от хаты. Я остался один дома. Сестрёнка Анька не в счёт – она малышня, на полтора года младше меня. 

  Я качался на колыске. Иногда уступал место Аньке, чтобы не ныла, стоя рядом. Хвастался перед ней, забираясь кувырками до потолка и успешно возвращаясь обратно. И вот эта малышня неожиданно внесла дельное предложение, посоветовав не впустую путешествовать к потолку, а, достигнув апогея, дотянуться до берёзовой розги, воткнутой в щель под балкой, и уничтожить её. Дело в том, что розга та была нашим воспитателем. Т.е. ею нас больно стегали по попам за очередные провинности. Если же дежурную розгу извести, то во время похода в дворовые кусты за очередным дубцом злость взрослого пройдёт, и наказывать нас он передумает. Это проверено опытом.

 Я похвалил Аньку за дельный совет и покувыркался к потолку. Упёршись головой в балку, действительно дотянулся до розги и сбросил её на пол. С победоносным воплем начал кувыркаться назад. Однако, в экстазе очевидного успеха, допустил слабость и в каком-то из кувырков мало инерции придал телу. В результате повис вниз головой между потолком и полом. Возвратиться в положение головой вверх не получалось. Приказал Аньке сносить под меня подушки со всех кроватей. Куча их до моей головы достала, но освободиться мне из капкана не помогла.

 Понимая серьёзность своего положения, приказал Аньке бежать в баню за бабой Ганной. Сестра моментально бросилась в мороз. Влетев в еле освещаемое керосиновой коптилкой горячее помещение, сходу выпалила:

 - Вовка повесился!

 Зная мой непредсказуемый нрав, баба без дополнительных вопросов бросилась из бани в чём мать родила. В мгновение ока преодолела морозную стометровку и пулей влетела в хату. Увидев её искажённое страхом лицо и голое тело, я моментально сообразил, что быть беде. С прибежавшей следом голой тёткой Нинкой меня не без усилий освободили из безнадёжного положения. Во время освободительного процесса освободители не переставали отчаянно завывать, как будто я уже неживой.

 Когда мои ноги ощутили пол, баба схватила валявшуюся рядом розгу и стала ею сечь меня безжалостно. От боли орал я пуще недавних завываний освободительницы. А она, рыдая от радости, что я жив, выговаривала:

 - Да когда же прекратятся твои дурацкие выходки! Сколько можно такое терпеть? Божечка, за какую такую провинность ты наказал нас таким ребёнком?

 Хоть убейте, не вспомню, продолжались ли после мои путешествия к потолку и обратно. Повторение их детьми будущего невозможно ввиду незнания родителями такого игрового снаряда как домашняя верёвочная колыска.

2019.

Читайте мои единственные в мире «Личные мемуары о красной эре».









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


88. МОИ МУЧИТЕЛИ АМЕРИКАНЦЫ. Шуш Эсенскі  — 5 дней назад,   за неделю: 378 
89. ТАК ПОГИБАЛИ СОВЕТСКИЕ ДЕТИ. Шуш Эсенскі  — 4 дня назад,   за неделю: 287 
КУРГАНЫ І ГАРАДЗІШЧА ЛЯ АЗЁРАЎ ТЭКЛІЦ І ЛУКОНЕЦ  — 6 дней назад,   за неделю: 201 
РАСКОПКИ СТАРОГО БЛИНДАЖА  — 1 неделю назад,   за неделю: 161 
87. КАЖДОЙ ТЁЛКЕ ПО КУКУРУЗИНЕ. Шуш Эсенскі  — 1 неделю назад,   за неделю: 113 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ