14 июня 2021 в 06:10 — 4 месяца назад

Мемуар 142. ШКОЛЬНЫЕ ЭКСКУРСИИ ПРИ ХРУЩЁВЕ. Валацуга

Тема: Личные мемуары о красной эре     Сегодня: 1, за неделю: 8, всего: 1150

Сведения об авторе смотреть здесь.

  Пока я учился в Гадивлянской начальной школе, а это с 1959 по 1963 год, учительница Анна Дмитриевна Мозго или другие учителя, замещавшие её на период декретных отпусков, в конце каждого учебного года организовывали школьные экскурсии для всех четырёх классов сразу. Это не было столпотворение, поскольку, например, в моём первом классе училось шесть учеников, во втором – два, в третьем – пять, в четвёртом – четыре школьника.

 Экскурсий ждали как дорогого подарка. Всей школой залезали поначалу в грузотакси, в последующем – в сменивший её автобус «коробочку».

 Настроение у всех было торжественное в ожидании необычных зрелищ. Хотя необычными они были лишь для первоклашек, а четвероклассники, например, ехали на экскурсию в четвёртый раз, поскольку организовывались такие поездки ежегодно.

 Про меня – особый разговор, ведь моя мамка учила детей в Сталюгской начальной школе и также ежегодно возила их на экскурсию в далёкий и загадочный город Лепель. Так что получалось, что я основательно экскурсировался дважды в год. И даже будучи учеником средних классов, маманя продолжала включать меня и моих младших двух братьев и сестрёнку в число участников экскурсий, несомненно, за школьный счёт. К тому же Сталюгская школа была ещё прогрессивнее Гадивлянской, и мамка своих учеников в конце года дополнительно возила ещё и в Березинский заповедник.

 Курносые носы прилипали ко всем иллюминаторам брезентового грузотакси, когда подъезжали к Лепелю. Кирпичная двухэтажка в начале города вызывала общий восторг восхищения – мы в настоящей цивилизации. Следом слева по движению проплывал индустриальный корпус ремонтной мастерской 1-й Лепельской машинно-тракторной станции – ну совсем как в киножурнале, который бесплатно крутят в дополнение к основной кинокартине. На примыкании улицы Партизанской к минскому булыжному шоссе отражали солнечных зайчиков огромные окна одноэтажного детского садика. И он был невероятно интересен, поскольку построен из кирпича, и к зданию по деревянным столбам пробирались провода настоящего электричества – какое счастье коротать зимние вечера при свете известной из школьной программы «лампочки Ильича»!

 Жилой массив Лепельской МТС восхищал несколькими двухэтажками. Далее улица Партизанская была пустынна. Лишь на среднем её протяжении белел оштукатуренный барак конторы и клуба Лепельского «Межколхозстроя».

 Вокзал был настоящим писком цивилизации. Но это железнодорожный. А колёсный пассажирский транспорт принимала деревянная автостанция барачного типа. Зато перед ней был заселённый большими деревьями сквер с памятником советским воинам посередине.

 От автостанции следовал пеший маршрут по уложенной булыжником улице Будённого. Она круто сбегала вниз, к озеру, а уже за ним горизонт возвышался полевой горой. Мне всегда ошибочно казалось, что именно за ней должен быть большой и древний Полоцк, куда я обязательно поеду, когда вырасту.

 Программа экскурсии всегда была одинаковой. В первую очередь надо было всей школой сфоткаться в фотографии при комбинате бытового обслуживания, который размещался в двухэтажке на примыкании улицы Горького к Пятачку – круглому скверу, густо поросшему огромными разлапистыми деревьями.

 Фотографии через несколько дней в школе раздавали бесплатно – за школьный счёт. Ни одного снимка коллектива Гадивлянской школы у меня не сохранилось, зато имеется фотка Сталюгской школы, в коллектив которой по блату затесался мой младший брат-дошкольник Толик.

 Дальше путь экскурсантов-дошколят обязательно лежал в районную типографию. Там показывали, как нарезаются фотографии, набираются тексты из свинцовых букв, печатается районная газета «Калгасная праўда». Было очень интересно слушать и видеть процесс печатания. Ну, а если ещё добавить, что всем давали по горсти свинцовых букв, которые можно было связывать в слова и штамповать их на тетрадках, книжках, партах, посещение редакции считалось самой интересной частью экскурсии.

 Нельзя забыть и экскурсии на ГЭС. Два огромных генератора зловеще гудели, вырабатывая электрический ток. Энергетик всякий раз что-то интересное рассказывал, но ни слова нельзя было разобрать из его монолога. Помнится, как малый, но толстый Васька Круглик своей внешностью вызвал симпатию у экскурсовода, и тот очень старательно обращал свой рассказ именно к нему. Гул генераторов не пропускал в уши экскурсанта ни слова, но Васька тактично пялил глаза в рот рассказчику и кивал головой в такт раскрытию его уст.

 Посещали ли ещё какие-нибудь интересные объекты? Возможно, и даже, наверное, так и было. Но память моя того не сохранила. Ведь надо же было где-то день убить до обратного рейса грузотакси. Ну, помнятся ещё две точки по продаже мороженого на Пятачке. Одна представляла несколько деревянных холодильных ящиков и тётку в белом халате, беспрестанно кричащую:

 - Купляйте мороженое витебское!

 Неподалёку располагалась мороженица в окружении 40-литровых молочных бидонов. Она кричала почти то же, только последнее слово было другим:

 - Купляйте мороженое лепельское!

 Те, кто не впервой приезжали на экскурсию, знали, что в принадлежности мороженого заключалась вся его суть. Витебское мороженое было сливочным, а лепельское – молочным. Естественно, сливочное считалось вкуснее. Однако не все кидались за вкусом. Многих прельщало лепельское низкой ценой. Если сливочное стоило 13 копеек, то молочное – девять. На одной пачке, понятное дело, не слишком сэкономишь. А если тебе на карманные расходы богатые родители дали целый рубль после реформы 1961 года? Поделите-ка его на 13 и 9 копеек. Понятное дело, лучше съесть мороженого чуть похуже вкусом, но зато на четыре пачки больше. Всё равно ведь вкусно.

 Но самыми интересными были экскурсии со Сталюгской школой в Березинский заповедник. Во-первых, это было в несколько раз дальше, значит, больше покатаешься. И не в трясучем грузотакси, а в настоящем автобусе. Чтобы в полной мере понять разницу, достаточно вспомнить, как из Лепеля в Латыголичи через Гадивлю пошёл первый автобус-коробочка Курганского автозавода. Увидела его через окно Женьки Пытько баба - Ликса, выскочила на Борисовский большак из своей хибары и давай орать:

 - Людцы добрые, коммунизм пришёл!

 Но не преимущества поездки в заповедник были главным мерилом полученного от экскурсии интереса, ведь из Сталюг на Борисовском большаке до Рудни на Минском шоссе надо было девять километров добираться пешком и столько же обратно. Сами заповедные объекты были интереснее лепельских. Ведь центр заповедника тогда находился аж в Крайцах. Само название деревни вызывало трепет: край земли, дальше пути нет. И там в клетке жил сам Пущик. Медведь был до того грозен, что однажды одному ученику, который попробовал сквозь решётку кормить зверя, откусил палец. А я то с мамкиными младшекласниками продолжал ездить на экскурсии и в шестом, и в седьмом классе. А уже в 1965 году Пущик сыграл главную роль в художественном фильме «Пущик едет в Прагу», после чего к медведю началось паломничество кинозрителей. И я направо и налево хвастался, что лично кормил артиста Пущика блином из столовки прямо с руки. Все завидовали моему счастью.

  В деревне Крайцы интересным был Сергучский канал с сохранившимися шлюзами Березинской водной системы. А в посёлке заповедника все объекты находились в бору, среди сосен. Утопали в природном естестве и столовка, и магазин, и музей, вольеры с лосями и зубрами, и таксидермическая мастерская, в которой изготовляли чучела зверей и птиц. А если ещё учесть, что в столовке, где обедали экскурсанты, продавали лепельское мороженое и лимонад, экскурсия в заповедник заметно превосходила экскурсию в Лепель по впечатлениям.

 Пришедшим после экскурсии летом ученики напролёт хвастались увиденным в заповедном краю. И с нетерпением ждали следующего выпускного мая, чтобы снова поехать на экскурсию. Не знаю, возят ли теперь младшеклассников так, как возили знакомить с интересным нас. Но даже если и возят, всё равно современных детей не так захватывает увиденное, поскольку для них не диковинка ни автобус, ни кирпичные здания, ни мороженое с лимонадом, ни процессы печатания газет и выработки электротока, ни живые звери и чучела из них.

 Как хорошо, что я учился в глухой сельской школе!

14 июня 2021 года.

Читайте мои единственные в мире «Личные мемуары о красной эре».



Метки: Валадар Шушкевич, Блукач Валацужны, Валацуга, Личные мемуары о красной эре, Школьные экскурсии при Хрущёве

НРАВИТСЯ
15
СУПЕР
2
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ





16 июня 2021 в 17:05 — 4 месяца назад

Скрыншот электроннага пісьма ўраджэнца Верабак Васіля Азаронка з Юрмалы:



20 июня 2021 в 11:14 — 4 месяца назад

Прочитал с начала до конца, получил большое удовольствие, всё оказалось очень интересным. Твой. возраст, Володя, в 1-2 кл., мой до войны,но я не видел автобуса, а ходил к маме на будзавод, где сейчас молкомбинат пешком, один по пыльным улицам Лепеля с Системы, где сейчас ГЭС. Видел там дерево обрабатывающие станки, крутящиеся и вертящиеся, от локоматива по коженым ремням со всевозможными переходами и вверху и в низу.Это надо было видеть.Я и сейчас удивляюсь, как это всё двигалось:стучало, гудело, а в конце выходила булова для артистов цирка, или лыжа, пока с не загнутым носом, по заказу военных,готовящихся к войне в снегах далёкой Финляндии. Тогда уже была и газировка, и мороженое в бане, которые нам покупал попа.. Продолжение следует...

3


20 июня 2021 в 22:37 — 4 месяца назад

Иван Рисак, давай працяг. Дужа цікава. Буду збіраць каменты і потым дам іх асобным тваім мемуарам. Поспехаў! Здароўя! Паважаю і памятаю цябе і спадарыню Ганну.



22 июня 2021 в 18:01 — 4 месяца назад

С аресром отца мы, четверо детей, остались сами по себе, как овцы бес пастора. Мама на работе, а мы кто куда, я чаще всего бегал к соседям Сильвановичам, там было много детей,мать - героиня и мой друг, немного старше меня.Петя.Он меня многому научил, когда мы стали подрость. И первое, что я помню, курить. При первом моём походе на будзавод в тайне от мамы купил пачку папирос Ракета, как многие говорили для каждого шкета. Цена их была самая низкая на папиросы~ 35 коп. пачка. У Сильвановичей ещё была собственная лошадь, что являлось редкостью при соцмализме. Отец у них работол возчиком строй материалов от горкомхоза и развозил их по стройкам города в малых объёмах, то бочку под раствор, то лучину для штукатурки, то рамы для окон, да мало ли чего нужно.было подвести, чтобы двигать колесо истории построения социализма. Он был доволен без отказным помощником на подхвате, а я.своим опекуном. Кстати я был определён мамой в детсад перед школой,но том мне было боязно, так как воспитательница тётя Фруза при приёме в сад постращала, если я не буду слушаться её, отдать меня милиционеру, Милиционер в синей шапке с красным околышем, который отвёл в тюьму моего папу, был для меня страшнее чёрта. Строили перед войной много: это и больничный городок на Вокзальной, и вет лечебницу на окраене города, и детскую поликлиннику с больницей на Максима Горького и ещё были сплошные ремонты коммунального жилья. Продолжение следует. 22 06 2021 г.

3


22 июня 2021 в 19:22 — 4 месяца назад

Иван Рисак, усё цікава і карысна для гісторыі. А вось пра дзіцячыя паліклініку з лякарняй па Горкага пачуў упершыню. Дзе яны знаходзіліся? На Максіма Горкага была дзіцячая кухня, у якой выдавалі малочны корм для немаўлят, бо ў магазінах было пуста. Вадзіў сваіх дзяцей у дзіцячую кансультацыю на Валадарскага, што размяшчалася ў драўляным бараку паблізу прымыкання да гэтай вуліцы Барысаўскага тракту, што таксама дзіўна для сучасных бацькоў. Ці шмат людзей ведае, што раённая бібліятэка знаходзіцца ў былой хірургіі, дзіцячая бібліятэка - у жаночай кансультацыі, кінафікацыя - у радзільні, камунальная гаспадарка і рытуальныя паслугі Малеева - у дзіцячым аддзяленні раённай бальніцы? Але ці трэба гэта ведаць абыякавым абывацелям?





Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора





Популярные за неделю


НЁМАН В СТОЛБЦАХ. Валацуга  — 6 дней назад,   за неделю: 343 
Мемуар 147. РУКОВОДИТЬ ЖЕНСКИМ КОЛЛЕКТИВОМ. Валацуга  — 2 недели назад,   за неделю: 228 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ