14 июля 2021 в 15:19 — 3 месяца назад

Мемуар 145. ТИХИЙ РОБОТ КУЗНЕЦ ПЕТРОВ. Валацуга

Тема: Личные мемуары о красной эре     Сегодня: 1, за неделю: 13, всего: 4183

Сведения об авторе смотреть здесь.

 10 классов я окончил в 1969 году. В армию должен был идти осенью следующего года. Вполне способный ученик, которому пророчили высокое положение в обществе, столько нахомутал с дальнейшим образованием, что перед воинской службой оказался, как говорится, у разбитого корыта. Чтобы не шататься неприкаянным бездельником на посмешище окружающим, устроился в Лепельское районное объединение «Сельхозтехника» подсобным рабочим, что расшифровывается как «старшим куда пошлют».

 Вот тут-то и свела меня судьба с кузнецом Виталием Петровым. Телосложением он был длинным и худым мужиком. Неразговорчив. Некомпанейский, поскольку ни с кем никогда не пил. Не курил. Характером был добр и вежлив.

 Сталкивался с Петровым от случая к случаю. На тачке подвозил в кузницу требующие ремонта детали, отвозил готовые. Но крепко связали меня с кузнецом особые обязанности по переклёпке тракторных дифференциалов. Установленный в кузнице пневматический молот здесь не годился, поскольку к нему невозможно было подстроиться, чтобы заклепать более десятка заклёпок, намертво соединяющих две части дифференциала. Потому Петров одной рукой держал тяжёлую деталь на наковальне, другой наставлял на головку заклёпки специальную наставку, а я должен был молотить по ней кувалдой, которая весила с четверть меня. А дифференциалов ежедневно приходилось клепать как минимум пару. Исполнение обязанностей молотобойца пугали меня уже мыслью, что скоро покличет к себе Петров.

 Однако кузнец сам же и скрашивал мне унылое время клепания «диферов», как их упрощённо называли. Несмотря на свою молчаливость, всякий раз рассказывал истории из жизни рабочего немецкого завода, на котором работал и там же жил во время войны, принудительно угнанный в Германию в подростковом возрасте. Я слушал с большим интересом и даже потом пересказывал услышанное друзьям, однако теперь что-либо повторить не могу, поскольку всё забыл. Помню лишь, что однажды руку Виталию раздробил пресс, отчего на ней не хватало одного (кажется) пальца.

 За нелюдимость при мягком характере я прозвал кузнеца Тихим Роботом. Однако кличка сия понравилась лишь лодырям и пьяницам, а среди честных строителей коммунизма не прижилась, и звал так старшего товарища по работе лишь я сам в разговорах с другими рабочими.

 В «Сельхозтехнике» Петров славился не столько профессиональными несомненными способностями, сколько стремлением к закалке организма – зимой купался в реке Улле, неподалёку от которой жил. Именно за это редкое увлечение кузнеца уважали больше всего, восхищались им. Звали уважительно – Александровичем.

 Пошёл Петров в отпуск. На его место взяли деда-пенсионера, бывшего кузнеца. Он не умел пользоваться пневмомолотом. И меня конкретно приставили к нему молотобойцем. Я возгордился такой громко звучащей рабочей профессией и в Велевщине на танцах всякий раз старался похвастаться, кем работаю.

 Однако работать молотобойцем было ох как тяжело: представьте худенького паренька ростом 170 сантиметров, весь рабочий день махающего тяжеленной кувалдой и через пару месяцев ожидающего своего 18-летия. Поэтому окончания длительного отпуска Петрова ждал как избавления от изнурительного труда.

 Виталий Петров на пенсию вышел рано, поскольку работа считалась вредной. Однако продолжал какое-то время исполнять её. Все удивлялись: зачем человек работает, если от постоянного махания тяжёлым молотком стала усыхать рука. Он не скрывал этого физического дефекта и даже показывал его в разговорах с собеседниками.

 После армии я вновь встретился с Петровым. Но, поскольку работал шлифовщиком, клепать проклятые дифференциалы ему уже не помогал. Однако в кузню приходил разговаривать с умным человеком. Во мне он видел соответствующего его интеллекту собеседника. Оттого мы продолжали дружить, несмотря на 30-летнюю разницу в возрасте. Он был 1922-го, а я – 1952 года рождения.

 Наконец Петров почувствовал, что надо бросать тяжёлую работу. Его место занял дед Иван Лесков, переехавший к дочке в Лепель из Чернобыльской зоны. В коллектив вписался моментально, поскольку пил со всеми напропалую. В общем, компанейским оказался человеком.

 Дедом Ивана именовали прямо в глаза за изношенность внешнего вида, хотя возраста не хватало для выхода на пенсию. Однажды за совместным распитием «чернила» Лесков стал жаловаться на тяжёлую жизнь кузнеца. Я его поддержал, рассказав, как у Петрова рука стала усыхать от молотка. На это собутыльник ответил буквально следующее:

 - Что б ему ещё и голова отсохла!

 - Дед, ты чего так взъелся на хорошего человека? – не понял я.

 - Получал большую пенсию, поэтому зарплата ему была по фигу. Вот нормировщица согласно с планом и срезала регулярно расценки молчаливому кузнецу, чтобы не вступать в конфликт с молодыми сварливыми работягами. А после него попробуй, наработай хотя бы на минимальную зарплату.

 Это было правдой. Но я не согласился с Лесковым. Петров не был хапугой. По штату и соответственной квалификации ему полагался молотобоец, однако честный человек от него отказывался, чтобы государство не тратилось на зарплату лишнему штатнику. О собственном благополучии и личном обогащении он не думал. Вкалывал потому что надо.

 Уволился пенсионер Виталий Петров, и о нём забыли. Разве ж упомнишь всех хороших работников, если таких большинство?

 …Прошли десятилетия. Работаю журналистом в районной газете. Редакционный водитель Коля Краскович однажды говорит мне:

 - У меня есть соседка - баба старая. Живёт в дореволюционном доме, состояние которого получше послевоенных построек. Хоромы да и только. И сама до того сведущая в истории, что нарассказывает тебе уйму интересного. Давай познакомлю.

 - А как её фамилия? – спрашиваю.

 - Петрова.

 - Постой-постой, я знал одного Петрова. Кузнецом был в «Сельхозтехнике». Зимой каждый день купался.

 - Так это он и есть. Только дед давно умер.

 - Поехали!

 Ох, и порассказала мне баба Петрова! И показала… Дом то ещё в 1900 году построил Иван Петров, дед её мужа Виталия. Подвал по конструкции, будто каменное подземелье древнего собора. А пристроек сколько! И все отлично сохранились. А мужа нет. Умер. От гангрены ноги. Можно было спасти. Но он наотрез отказывался от визита к врачам. Говорил:

 - Они не лечат, а калечат.

 За всю жизнь ни разу не обращался за медицинской помощью. Даже регистрационной карточки в поликлинике не имел. Если родные на него наезжали с требованием пойти на приём в больницу, злился и ругался. Так и свела его на тот свет невыносимая боль.

 …Прошло ещё лет 20. В сотне метров от моего дома из года в год разрушается ремонтная мастерская «Сельхозтехники», в которой я полвека назад начинал трудовую жизнь.

 Когда накатит ностальгия, иду в разрушенное здание и ностальгирую по молодости. Обязательно захожу в кузницу. Оборудования, конечно, нет, испарилось. Но я мысленно ставлю на прежние места пневмомолот, пень с наковальней, ведро с клещами, молотки с кувалдой…

 Вспоминаю бывших кузнецов Ивана Вакаря, Сашу Барчука, Ивана Лескова и, с особенными вздохами, Виталия Петрова. Человек всю жизнь зимой купался, чтобы организм закалить и дольше прожить, а умер, можно сказать, по своей глупости.

 Давно вызрело решение написать о кузнеце Виталии Петрове. Но вот снимка его найти не мог. Подумал: а сфоткаю я его старинный дом и напишу, что в нём жил хороший человек, узник фашистских застенок, честный строитель коммунизма… С такими мыслями и подался на улицу Березинскую. Дом узнал сразу. Стал фотографировать.

 Со двора вышел молодой человек. Спросил, зачем снимаю. Ответил как есть: вместе работал с бывшим хозяином, хочу воскресить память о нём.

 Парень оказался Петровым, внуком Виталия. Стал его расспрашивать о деде. Тот предложил поговорить со своим отцом Александром Петровым, сыном Виталия. Тот больше знает о предке.

 Александр оказался находкой для меня.

 Провёл экскурсию по историческому дому, о чём в последующем расскажу от его имени. Сообщил факты из жизни отца, о которых я забыл или просто не знал. Это от него узнал, что Виталий Петров родился в 1922 году. В Германии вкалывал не на заводе, а в рудной шахте (память подвела меня). Там был избит надсмотрщиком, отчего всю жизнь носил шрам на губе. А пресс отдавил ему руку, изуродовав пальцы, не на немецкой каторге, а в советском Полоцке при строительстве моста через Западную Двину, возведением которого занимался в составе бригады кузнецов. Купался ежедневно Виталий не только зимой, а круглый год. В сезон ходил на лыжах каждый выходной. И вообще самостоятельно занимался спортом. Когда его жена, тайно посетившая врача Матвееву, пересказала её совет мужу - перестать зимой купаться, поскольку в его возрасте и при такой болезни подобная закалка только вредит - послушался и вместо купанья стал обливаться холодной водой из ведра. Умер в возрасте 73 лет.

 А ещё Александр Петров показал фотографии отца.

 Выбрал те, на которых изображён отец и сын, то бишь Виталий и Александр.

 Перефотографировал старые фотки, как говорится, в полевых условиях.

 Подробно приведу рассказ Александра Петрова об отце отдельно. Согласился сын рассказать при следующей встрече и об экзотическом доме с его уникальными экспонатами.

 В хорошем настроении покинул я, без преувеличения, настоящий музей.

14 июля 2021 года.

Читайте мои единственные в мире «Личные мемуары о красной эре».



Метки: Мемуары, Валацуга, блог Валадара Шушкевича, сельхозтехника, кузнец Петров

НРАВИТСЯ
22
СУПЕР
2
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ





14 июля 2021 в 19:45 — 3 месяца назад

Валацуга, дзякуй! Моцны, добры артыкул!

3


14 июля 2021 в 20:31 — 3 месяца назад

Компоционно очень хорош рассказ, не простое "жил-был", поэтому и читается с большим интересом.

Про дом тоже любопытно будет почитать, с виду и не скажешь, что в нем есть что-то особенное.

1


16 июля 2021 в 23:36 — 3 месяца назад

Круто Отлично Володя, а расскажи как проходили в те времена танцы, что за музыка, организация сама по себе...На Велевщине, к примеру. Было бы весьма интересно узнать. Если будет желание ... спасибо.

1


17 июля 2021 в 16:30 — 3 месяца назад

SeRJ, знайдзі, калі ласка, ў маіх мемуарах загаловак "Танцы-шманцы". Даць спасылку не магу, бо знаходжуся далёка ад Лепеля.

1


17 июля 2021 в 17:27 — 3 месяца назад

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ, как я мог пропустить твои "танцы-шманцы-обжиманцы" (как у нас говорили)... повторюсь, жёнка Наташа твоя - просто божественной красоты девушка Подмигиваю вовремя ты её заценил и прибрал к своим ненасытным рукам ОтличноРжу-нимагу

2


17 июля 2021 в 21:31 — 3 месяца назад

SeRJ, твой каментар прачытаў Наташы. Ён ёй спадабаўся.

1


26 июля 2021 в 17:28 — 3 месяца назад

Во время летних техникумовских каникул, в 74 или 75г., осваивал рабочую профессию, проходил двухнедельную практику на стройучастке прораба Жмакова. Строили от Витебского ПМК-34 кирпичные трёхэтажки по Минской для СХТ. В один из дней меня с напарником направили на РБУ готовить кладочный раствор. Отправили машину и легли на крышу навеса передохнуть, домой пришёл не рано. Мимо проходил здоровенный мужик, на нём был передник из кожи или из брезента. Рубашка закасана по локти. Руки по локти огромные, жилистые, выделялась каждая мышца, по всем приметам – вышеописанный кузнец. Шёл что-то выбрасывать или складывать возле РБУ. Посмотрел на нас умирающих и засмеялся: «Што хлопцы, перевесялились!».



31 июля 2021 в 08:49 — 3 месяца назад

Аli, гэта несумненна быў Ціхі Робат - Пятроў.

1




Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора





Популярные за неделю


НЁМАН В СТОЛБЦАХ. Валацуга  — 6 дней назад,   за неделю: 342 
Мемуар 147. РУКОВОДИТЬ ЖЕНСКИМ КОЛЛЕКТИВОМ. Валацуга  — 2 недели назад,   за неделю: 228 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ