Блоги LEPEL.BY
БЛОГИ


 

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 27.10.2012 (20:58) — 5 лет назад

ОЗЕРО ЛЕПЕЛЬСКОЕ - ВЗГЛЯД С БЕРЕГА


Предисловие

Старейший археолог Беларуси Михась Чернявский утверждает, что озеро первоначально называлось Лепель. И поселение на его берегу получило такое же название от водоема, а не наоборот. Повсеместно так делается. Москва получила название от Москвы-реки, Комсомольск-на-Амуре - от Амура, Волгоград - от Волги, Луга - от Луги, Верхнедвинск - от Двины, Даугавпилс - от Даугавы… Озеро дало название поселению, а сам водоем значительно позже превратился как бы в придаток города - стал Лепельским. Несправедливо это. Полностью согласен с Михасем. Однако буду придерживаться современного названия озера, чтобы не путать его с городом.

Про озеро Лепельское, кроме справочной литературы, сообщается, пожалуй, только в историческом романе "Христос приземлился в Городне" Владимира Короткевича. В нем писатель пишет, что в главном водоеме Лепельщины в старину за две ночи вымерло около 60 цмоков - страшных чудовищ с широким туловищем, толстомясыми плавниками, тонкой и слишком длинной шеей, змее- и одновременно ланеобразной головой, огромными мутно-синими остекленевшими глазами. Вот и все. Не маловато ли сведений о неповторимой жемчужине озерного Поозерья и ее захватывающих дух и сердце окрестностях? Попробуем вместе хоть в какой-то степени устранить эту историческую и литературную несправедливость. А для того забросим за спину рюкзак, заправим в карманы блокнот, ручку, карту, фотоаппарат и двинем берегом Лепельского озера.

Городские пейзажи

Озеро Лепельское считается самым значимым в районе водоемом. Оно имеет площадь 10,18 квадратного километра. Береговая линия очень извилистая, образует многочисленные заливы, полуострова, косы. Поэтому Лепельское занимает третье в Беларуси место по протяженности береговой линии (39,65 км) после озер Нещердо (50,18 км) в Россонском и Нарочь (41 км) в Мядельском районах. Берега очень живописные. Именно эти обстоятельства и толкнули меня на путешествие вокруг водоема с целью описать увиденное для современников и потомков.

Погожим сентябрьским утром из центра городского парка всматриваюсь в заозерные дали. Не такие уж они и далекие. Хорошо известны за десятки раз пребывания там. Однако цели тех визитов носили иной характер и приозерных пейзажей не касались. Теперь же будет все наоборот.

Центральный городской парк неухоженным не назовешь, однако задуманные десяток лет назад аттракционы бездействуют, как и фонтан, из-за которого скандальным образом перенесли памятник жертвам войны в другое место. В народе ходит злая шутка-правда, что лепельский фонтан включают только трижды в году по самым большим праздникам.

Ступаю на пешеходный мост, соединяющий два берега широкого истока реки Уллы.

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Улла, Ульянка, левый приток Западной Двины, в Лепельском, Чашникском и Бешенковичском районах; в составе бывшей Березинской водной системы, длина 123 километра. Начинается с Лепельского озера (Лепельский район). Основные притоки: Лукомка, Усвейка, Свечанка (справа), Хвотинка (слева).

После постройки в 1958 году вблизи истока Уллы гидроэлектостанции уровень воды в озере был поднят на 3,5 метра. Оно стало озером-водохранилищем с зарегулированным гидрологическим режимом. В начале 70-х годов ГЭС была закрыта, однако уровень воды оставлен в прежнем положении. В средине 2000-х годов гидроэлектростанцию расконсервировали и восстановили. Сейчас она вырабатывает ток. Правда, не в таком количестве, как раньше, но уже то хорошо, что здание и оборудование эксплуатируются, а не разрушаются.

…Двое рыболовов с понтонной опоры безрезультатно смотрят на неподвижные поплавки: видно, летний рыболовный сезон закончился. Несколько лодочников ждут рыбацкого счастья с заякоренных на середине Лепельского ненадежных суденышек.

Мостик врезается прямо в заречный Комсомольский парк. Кажется, не так давно его закладывали, а деревья стоят толстые и высокие. Самую бы вывеску с названием парка заменить или восстановить.

За Комсомольским парком начинается городской пляж. Хотя и далековато от центра, но место для него выбрано удобное: хватает песка, травы, нормальное заглубление...

ГИДРОЛОГИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Котловина озера имеет сложное строение и состоит из трех зон, сохранив до нынешнего времени местные названия. Кустинское озеро с перевальными глубинами 10 - 18 метров, максимальная глубина (23 метра) находится в заливе Занькова Лука. При поднятии уровня озера там образовался залив Шунтовская Лука, глубоко врезанный в сушу, заросший водной растительностью и при небольших (до 3,5 метра) глубинах является прекрасным местом для нереста рыбы. Самое большое по площади Городское озеро объединяет центральную и южную части водоема. Преобладают глубины 13 - 15 метров, у деревни Старый Лепель - до 18,9 метра, а вблизи городского пляжа - 19,5 метра. Строение этой части котловины осложнено большими отмелями, затопленными косами и островами. Узкий и мелководный пролив на востоке соединяет Городское озеро с Белым - самой глубоководной частью водоема. Максимальная глубина (33,7 метра) определена у деревни Новое Лядно.

Над пляжем навис чистый бор. Высокие сосны большей частью разлапистыми корневищами висят в воздухе и только несколькими животворными подземными жгутами цепляются за крутой обрыв - скоро они рухнут вслед за своими предшественницами.

ГИДРОЛОГИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Поднятие уровня воды способствовало созданию высоких осыпных и оползневых береговых образований. Абразивные процессы не остановились и до последнего времени. На некоторых участках скорость метания берегов достигала 10 - 12 метров в год. Однако на побережье преобладают все же низкие, песчаные, местом занятые кустарником, заболоченные или задернованные лесной растительностью берега.

Лесистый берег заняло современное еврейское кладбище. Захоронения на них сделаны компактно. Древние же, с надмогильными обтесанными валунами, на которых высечены непонятные надписи на еврейском языке, в беспорядке разбросаны по всему берегу, забираются даже на далекий мыс. Некоторые валуны наклонились над озерным обрывом. Песчаные склоны в таких местах укреплены бетонными плитами от воды до верха: чтобы природные явления не разрушали старые захоронения.

Приходилось видеть подводные снимки с лежащими и стоящими надмогильными плитами - во время затопления часть захоронений очутилась на дне. Через кладбище проложена проселочная дорога на красочный и удобный для рыбалки и отдыха мысок.

Озеро и мыс далее образуют тихий залив. Его закругление седлают два замкнутых катамарана. Через несколько десятков метров от воды начинается ограда областной детской реабилитационной больницы. За ней берег занимает светлый грибной бор. Даже не верится, что за близким холмом тянется городская улица Витебская.

Вдоль Беленицы и Зеленки

До самой Беленицы лесистый берег удобен для пикников и купания. До самой воды подступают деревья. Дно песчаное. Заглубление постепенное.

Бор упирается в ухоженные беленицкие дачи и первую улицу бывшей деревни, а теперь городского микрорайона Беленица, которая крайней усадьбой ранее прижималась к такому же частному участку какого-то горожанина с улицы Витебской. Теперь оба хозяина горожане.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Беленица - бывшая деревня в составе колхоза имени Чапаева Лепельского сельсовета. Расположена к северу от Лепеля. В начале 2000 года 28 хозяйствами жили 63 человека, дач было 46. В 2004 году Беленица присоединена к городу.

Вообще, берег Лепельского озера превратился чуть ли не в сплошную дачную застройку. Общественность относится к этому по-разному. Черная зависть клеймит владельцев сказочного вида теремков. Однако преобладает здравый смысл. Дачники обновляют состарившиеся населенные пункты с вросшими в землю хатами и никогда не дадут умереть пустеющим деревням. Свои постройки и земельные участки они содержат в образцовом порядке. Никогда не выбрасывают мусор на берег озера (себе под бок) в отличие от некоторых сельчан. Конечно, есть единичные случаи и в многотысячной семье дачников. Однако не станем хвататься за крайности и в дальнейшем будем лояльно относиться к удлинителям жизни приозерных деревень.

Бывшая деревенская улица Озерная, а теперь городская Дачная (поменяли шило на мыло), тянется вдоль Лепельского. Коренные жители Беленицы почему-то ставили дома на противоположной от озера стороне дороги. Дачники же жмутся ближе к водоему. Других можно понять быстрее, чем первых.

ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Многолетние исследования

продуктивности фитопланктона и зоопланктона позволяют отнести их к слабопродуктивным водоемам. Из аборигенных рыб водятся лещ, судак, окунь, налим, плотва, красноперка, уклейка, линь. Озеро неоднократно зарыблялось серебряным карасем, карпом, сазаном.

Улица Дачная заканчивается узким перешейком, который дает начало длинному и узкому полуострову. Дорога на него стелется самым берегом залива с застоявшейся водой, заросшего лопухом. Очень скользкие колеи после дождя.

ГИДРОХИМИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Одним из показателей санитарного состояния озера является прозрачность воды. Летом она меняется от 0,8 метра в районе Лепеля до 2,2 метра в восточной глубоководной части озера, зимой достигает 4,2 метра. Количество растворенных в воде солей повышена - 270 - 330 килограммов на литр. Объясняется это поступлением поверхностных стоков с территории города и окружающих сельскохозяйственных угодий.

Ранее полуостров занимал сад колхоза имени Чапаева, который после войны приносил неплохой доход хозяйству. Постепенно польза от фруктов уменьшалась. Стало невыгодно караулить сельскохозяйственный объект. Сократили сторожа. Город сразу набросился на почти что ничейные яблоки. И колхоз деревья выкорчевал, а на их месте распахал поле. С течением времени его роздали людям на частные огороды. А теперь и огороды забросили. Образовалась пустошь.

Противоположная сторона полуострова тоже заросла кустарником и кустами. Однако местами заросли расступаются, образуя удобные подходы к воде.

Становится жарко. Сбрасываю куртку, вешаю ее на сумку, о чем потом очень пожалею.

Оставляю сзади уже знакомый перешеек. Двигаюсь немного заболоченным берегом. Беленица сразу переходит в городскую окраину, которая в последнее время образовалась из коттеджей между военным госпиталем и поселком кирпичного завода.

Неожиданным появлением пугаю влюбленную пару. Молча шагаю дальше и упираюсь в поросший кустарником берег. За ним - вода. На заостренном полуострове я. Возвращаюсь. Говорю молодым:

- Пусть бы сказали, что иду в тупик.

- А мы посчитали вас за рыболова, - бойко ответила девушка.

Уже напротив поселка кирпичного завода, который также считается частью Лепеля, хотя и не соединяется с ним застройкой, решил по карте уточнить дальнейшую конфигурацию озерного берега. Карманы повешенной на сумку куртки оказались пустыми. Вместе с картой выпала и описание озера научным сотрудником лаборатории озероведения Белгосуниверситета А. Макрицким (это из него я привожу точные цифры по озеру, а по населенным пунктам - из книги "Память" и сельсоветовских документов). Дальнейшее путешествие стало бессмысленным. Возвращаюсь своим следом. Через несколько километров вижу рыболова на берегу беленицкого полуострова, которого раньше там не было: моих бумаг тот не видел. Обхожу полуостров. Уже дорогой понуро плетусь домой. Навстречу катиться на велосипеде тот самый рыболов.

- Нашел ли? - спрашивает и, услышав отрицательный ответ, радостно добавляет: - Так я нашел карту и при ней какую-то бумагу. В бобровое окно их ветром задуло возле того места, где мы виделись.

Моей радости не было границ: не сорвалось путешествие! Спрашиваю фамилию честного человека, чтобы написать о нем в своих заметках. Не хочет называться.

Уже Беленицей иду до поселка кирпичного завода. Поселение сливается с бывшей деревней, а теперь городским микрорайоном Зеленка так, что не разобрать, где кончается первый и начинается второй жилой массив. Неустанные волны бесконечно плещутся о дорожную насыпь, которая проложена вдоль поселка и сквозь деревню. По ней иду, пока она не отклоняется от озера, а тогда ступаю на берег круглого залива и продвигаюсь окраинами огородов первых зяленковских усадеб.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Зеленка - бывшая деревня в составе колхоза имени Чапаева Лепельского сельсовета. Находится к северу от Лепеля. На начало 2000 года в Зеленке было 45 хозяйств, 108 человек, зарегистрировано 23 дачи.

Самая отличительная дача облюбовала себе высокую обочину дороги перед отклонением её от озера. Средневековый замок в миниатюре. Он не только радует глаза прохожих, но и украшает всю Зеленку. Хотя, может, кому и режет сердце своим величием.

Обогнул залив. Пошел дальше берегом, залез в такие заросли кустарника, крапивы и бурьяна, что едва выбрался на межу огородов. Озеро начало закручивать вправо. Слева остался какой-то остров. За ним перед взглядом возникла панорама заозерной деревни Новое Лядно, в которой окажусь через несколько часов, обогнув озеро Белое - составляющую часть Лепельского.

На всем протяжении пути отчетливо просматриваются природные и хозяйственные объекты на противоположном берегу. Ничего удивительного в том нет, ведь само по себе озеро неширокое. Наибольшую ширину оно имеет всего два километра. Это в длину водоем набирает 7,6 километра. Мне же надлежит прошагать все 40, копирует причудливые береговые конфигурации.

Кто-то под прибрежным кустом создал свалку бытового мусора. Сельчанин, пожалуй. Дачник такого не допустил бы. Но ведь надо выбираться на улицу.

На столбе клекочут аисты. Интересно то, что столб с гнездом не имеет проводов. Они проходят по новым, бетонным. А этот, состарившийся деревянный, не спилили из-за гнезда на нем. Кого тут хвалить: сельчан или электромонтажников?

Совсем обезлюдела Зеленка. На улице - ни души. Первой перпендикулярной улицей возвращаюсь к озеру. К обочине прилепились несколько дач. Берег представляет луговую возвышенность и глинистый обрыв. Жаль, что больше не косят тот лужок - ветром насеянный ольшаник набирает на нем силу.

Умываюсь в холодной воде. Отдыхаю на траве. Загораю под осенним унылым солнцем.

Начинается пролив, который соединяет Городское озеро с Белым. Манят к себе кладки, построенные дачниками на несколько метров в водоем. Цветет вода зеленой мутью.

ГИДРОГЕОЛОГИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Формирование посторонних отложений в озере связано с поднятием уровня воды. Под влиянием усиленного размыва берегов в водную массу поступает большое количество минеральных частей. Вдоль всей береговой линии прослеживается поле песчаных отложений, распространяющихся до 800 метров ширины, местами прерывающихся выходом тяжелых суглинков, из которых состоит окружающая территория. В основной части акватории накапливаются известковые осадки, а также органические вещества.

С высоких берегов к воде построили аккуратные лестницы, которые заканчиваются мостками, на которых приятно отдохнуть, полюбоваться окрестностями путешественнику.

Огороды так плотно подступили к прибрежным зарослям, что продвигаться берегом стало невозможно. Выхожу на длинную главную зеленковскую улицу. Из нее уже лазейки на озеро не нахожу. И только на разветвлении автомобильных дорог Лепель - Полоцк - Витебск - Зеленка возвращаюсь к Лепельскому, точнее к его части - озеру Белое. И вовсе не пугает оно человека на берегу своей 34-метровой глубиной.

ГИДРОХИМИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Объем воды в чаше озера Лепельское превышает 74 миллиона кубических метров. Ее качество и гидрохимические характеристики в разных частях водоема отличаются между собой. Водная масса летом стратифицирована, то есть, в ней наблюдается явление температурного расслаивания воды. Особенно ярко это проявляется в Белом озере, где из-за скрытности котловины уменьшено ветровое перемешивание воды. На глубине четырех метров там наблюдается температурный скачок с перепадом в семь градусов на метр, глубже температура снижается до пяти градусов. Содержание кислорода также снижается от 80 процентов на поверхности до четырех процентов на глубине. Распределение температур и кислорода в основной акватории (Городское и Кустовскае озера) носит более медленный характер, что обусловлено усиленным ветровым перемешиванием водной массы открытых частей водоема...

Загородные просторы

Перед поселком льнозавода хорошо просматривается панорама самого поселкообразующего предприятия.

Длинный наклонный берег заселила уютная от чистоты березовая роща. Ее оккупировали навязанные на веревки козы. Кто-то посреди березняка построил стол со скамейками, специальный очаг для разжигания огня. От рощи сразу начинается льнозаводские жилые сооружения.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Белоозерный - поселок льнозавода на территории ОАО «Лядно» Лепельского сельсовета. На 2000 год там имелось 42 двора и 103 жителя. Дач не было. В 2012 году на 34 подворьях живет 83 человека. Имеется 12 дач.

Белоозерным поселок значится только в официальных документах. Население его называет просто - Льнозавод. Говорят: «Живу на Льнозаводе». И все понимают.

С Белоозерным полностью сливается деревня Шарковка. Видимого разделения между ними нет - дом в дом стоят.

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Шарковка - деревня в составе ОАО «Лядно» Лепельского сельсовета. Расположена в нескольких сотнях метров от озера Белое (Лепельское) и за несколько десятков метров от поселка льнозавода. В начале ХХ века - небольшая деревня Заболоцкой волости Лепельского уезда. В 1903 году здесь было создано земское народное училище. На 1906 год имелось 12 дворов, 42 жителя. В 1922 году создана рабочая школа первой ступени, в которой училось 46 детей (1924 год). В 1997 году имелось 12 дворов, 35 жителей. На начало 2000 года насчитывалось 16 хозяйств, 29 жителей, три дачи. В 2012 году имеется восемь дворов, 14 сельчан и пять дач.

Прохожу вдоль ограды льнозавода. Жуткая тишина на его территории - сезон не наступил. К озеру сбегают частные огороды. Между ними и берегом стремится в небо такой бурьян, что сквозь него продраться невозможно. Выбираю более проходимую полоску вдоль ограды. За ее краем преодолеваю глубокий ров и в скорости попадаю в Новое Лядно.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Новое Лядно - деревня в составе ОАО «Лядно» Лепельского сельсовета. Расположена на северо-восток от Лепеля, у озера Белое (Лепельское). В начале ХХ века небольшая деревня Новое Лядно Заболоцкой области Лепельского уезда, в которой имелось 14 дворов, около 100 жителей. В начале 2000 года насчитывалось 16 хозяйств, 31 житель, 36 дач. В 2012 году имеется 14 дворов, 20 жителей, 27 дач.

Новое Лядно главной улицей тянется вдоль Лепельского. Месторасположение дачной деревни превосходное. Огороды круто спускаются к озеру, будто специально приспособленные для спуска на лыжах. В конце деревни береговой склон плавно теряет крутизну и, в конце концов, переходит в равнину.

Овсяное поле преодолел полевой дорогой. На его краю сосново-ольховой опушки спустился к озеру и попал в крапивные джунгли. Сжав зубы, преодолел их.

Вскоре вышел на частную базу отдыха то ли индивидуального предпринимателя Матеши, то ли Клавовича. Отдельные домики, вагончики сдаются для отдыхающих круглый год. Даже проезд к озеру перегорожен шлагбаумом, возле которого в будке дежурит охранник.

Прошлое и настоящее Ксендзового острова

Чуть дальше - Ксендзов остров, соединенный с материком искусственным перешейком-дорогой. Весь остров занимает пансионат «Лодэ», который славится не только в Беларуси. В него едут отдыхать из многих стран. Притягивает отдыхающих первозданная природа острова, отдаленность от шумных мест, чистота Лепельского озера. В тени деревьев прячутся комфортные деревянные коттеджи, уютное кафе с террасой, спортивные и детские площадки, беседки для отдыха, баня, внутреннее зарыбленное озеро. Для развлечения отдыхающих есть небольшой зоопарк, лошади для верховой езды, ездовые собаки маламуты для катания отдыхающих по льду Лепельского озера. А пляж и оборудованный пирс притягивают путника в любое время года и в любую погоду своими уютом и перспективой заозерных далей.

Чтобы объективно оценить увиденную на Ксендзовом острове цивилизацию, нужно обязательно знать его прежнее состояние. Для того приведу собственное описание острова в 2000 году.

«Вскарабкался на высокий дорожную насыпь, превратившую некогда самый большой остров Лепельского озера в полуостров. Со стороны Зеленки вода спокойная и прозрачная. От Старого Лепеля катят зеленые от бескорневой микроскопической растительности волны.

С перешейка дорога полезла на остров-полуостров. Холм заняла недостроенная кирпично-деревянная двухэтажка. От нее по глиняной почве до самого озера проложена мощеная дорога. Рядом стоит разграбленный вагончик. Вглубь острова бегут электрические столбы без проводов.

Понятно, что здесь предполагалось возвести какой-то объект для отдыха. Столько средств вложили. Жаль, что не довели полезное дело до конца.

С голого холма дорога заглубляется в бор. Справа синеет небольшое озерцо. Озеро среди озера! Из воды свечками торчат сухие березы, прибрежные деревья спилили бобры и положили их в водоем. Левая его часть заросла тростником. На открытой водной глади спокойно держатся два больших белых лебедя с красными клювами и три меньших серых с черными клювами. Они с интересом наблюдают, как я записываю увиденное на впервые открытом для себя природном объекте.

В поле зрения от озерка попадают летние домики бывшей турбазы Витебского технологического института. Их девять. Без окон и с поломанными дверями. Забираюсь в первый. Две передних и пять жилых комнат. Пол цел. Только двери украдены. Прикидываю: если в каждую комнату поставить по две кровати, то одновременно в девяти домиках смогут отдыхать 90 человек. И не дикарским образом. От озера по турбазе тянется водопровод, одиноко стоит электрическая подстанция (это к ней бежали с материка голые электростолбы). Длинное здание занимают пустые комната отдыха и столовая, кухня с оставшимися электроплитами и холодильниками (конечно, разграбленными).

Вряд ли можно обвинять институтское начальство в отказе от содержания турбазы - стало это невыгодно, бросили. Не заслуживает упреков и бывший председатель колхоза «Парижская коммуна» Михаил Баранов, который выкупил остров для хозяйства, чтобы создать там зону отдыха, и тем самым пополнять колхозную кассу - крах коммунистической системы заставил людей думать о куске хлеба, а не о забавах. Я в упадке острова обвинил бы состоятельных лепельских коммерсантов. Почему они не покупают этот дивный и дикий, глухой и неповторимый уголок природы под самым носом у райцентра да не упорядочивают его для отдыха лепельчан и их гостей? С умной головой и мешком денег можно так повести дело на острове, что Лепель превратится в легендарные Нью-Васюки. Восстановить турбазу - не новую построить.

Дорога-улица, разрезав лесную и одновременно приозерную турбазу, заканчивается у края высоченного обрыва, с которого вот-вот попадают в озеро крутые сосны.

Это он своей желтизной и таинственным величием влечет мечты осматривающих озеро с городского парка или пляжа. Однако хочу разочаровать очарованных мечтателей: не теплый и мягкий песочек вы видите посреди озерной синевы, а каменно-твердую в сухую и илисто-скользкую в дождливую погоду глину.

Остров огибает тропа. Далее местность уже не такая красочная. Берег занимают заросли ольшаника, дубравы. На ровной, будто специально насыпанной площадке продолжают одиноко ржаветь гандбольные ворота. Рядом - ровное футбольное поле с воротами без сетки, какие-то спортивные снаряды из труб. И все это находится между озерами - Лепельским и Лебединым. (Надо же! Рука против воли напечатала название островного озерка). И со строительством спортивного города будущему хозяину острова не придется слишком стараться - много готового есть.

С Лебединого в Лепельское небольшими водопадами звонко струится ручей. Значит, уровень водной поверхности первого гораздо выше. Загадка природы?

Тропа привела к уже знакомому недострою. Остров обойден».

А еще более давняя история Ксендзового острова такова. В давние времена он являлся владением костела святого Казимира. Его использование известно с тех времен, когда ксендзы организовывали на острове торжества для католиков, что означало - для всех горожан, поскольку верующие в большинстве своем были католиками. В выходные дни население переправлялись на остров, где их ожидали различные увеселительные забавы среди елового и соснового леса. Во время коллективизации деревья выкорчевали, и колхоз имени Чапаева заложил на острове сад. Со временем выяснилось, что доходов он не приносит, и деревья выкорчевали. После каким-то образом остров достался Витебскому технологическому институту.

За последние 12 лет Ксендзов остров превратился в культурный центр отдыха. Остается только добавить: что этому объекту природы крупно повезло, что лепельские коммерсанты не последовали моему совету и не взялись осваивать остров. Они никогда не довели бы его до той гармонии цивилизации с дикой природой, как это получилось у многопрофильной медицинской компании «Лодэ».

А в общем-то мои пророчества сбылись - некогда заброшенный Ксендзов остров превратился в современную базу отдыха.

Коль уж так подробно описываю Ксендзов остров, нужно рассказать и о его соседе - острове Поповике, который посетить не могу ввиду отсутствия плавсредства. Он находится между Ксендзовым островом и городским микрорайоном Беленица. Хорошо просматривается с обоих объектов и городского парка.

Ходит легенда, что остров назвали Поповиком в альтернативу Ксендзовому. Однако исследователь Лепельщины архивист Дмитрий Довгяло в своих записях за 1905 год утверждает, что при описании церковных земель в 1783 году отмечается остров Апшаков площадью 16 моргов между озером Белым и деревней Беленицей. В геометрическом плане 1860 года 7,5 десятины земли на острове Апшаков принадлежали лепельскому Преображенскому собору, построенному в 1844 году и разрушенному в 50-х годах минувшего столетия. Морг в Речи Посполитой, переставшей существовать в 1793 году, в современном измерении равнялся 0,56 гектара. 16 моргов соответствуют 8,96 гектара. Десятина до 1918 года равнялась 1,0925 гектара, а 7,5 десятины - 8,19 гектара. Обе площади совпадают. Значит, Апшаков - действительное название острова. А Поповиком его на самом деле окрестили в отместку названию соседнего Ксендзового острова. Первый местное население еще называет Малым, а второй - Большим островом. Объяснение этим названиям не требуется, как и еще одному. Поповик получил и четвертое название - остров Любви - после не такого уж и давнего случая. На лодке влюбленная пара заплыла на Поповик. Пока развлекалась, лодку с одеждой унесли волны. Мужчина бросился вплавь в погоню и утонул. Женщина кричала, покуда ее голую не снял с острова рыболов-лодочник.

Окрестности «Лодэ»: очей очарованье

Перешел искусственный перешеек, и снова очутился на материке. Поднимаюсь центральной гравийкой на горку и смело вхожу в лесные недра. Это они с дороги кажутся такими устрашающе неприступными. А уже через несколько шагов любуюсь приветливо-светлой рощей-бором - отдельным словом смесь долговязых берез и корабельных сосен даже и не назовешь.

Сразу стали попадаться упругие сыроежки, чистые шампиньоны, бахромчатые волнушки, разлапистые подгруздки, пугающе черные грузди… Подосиновики, подберезовики не редкость. Может и белый гриб попасться. Собираю лучшие - и так за лето заготовил на зиму впрок.

Но роща не так уже и велика. Впереди преграждает ей развитие сумрачный еловый лес. Отважно ныряю под еловые лапки и оказываюсь в настоящей тайге. Одна иглица на земле. Росту траве не дает постоянная темень - только небольшими точками мерцает свет пасмурного неба.

Долго в еловом лесу не выдерживаю - все же угнетающе действует он на нервную систему. Да и Лешего боюсь - не дай бог, плутать начнет. Выбираюсь назад и ступаю под арку, образованную зарослями орешника. Кажется, сезон для орехов, но их нету. Спускаюсь в старый овраг и иду влево по еле приметной тропинке, поскольку слишком уж удалился от озера. Она действительно выводит к объекту моего путешествия. В прорехе между сучьями ольхи вижу лоскут пляжа и рябь озерной глади за ним. А песочек-то самый что ни на есть пляжный, а дно самое что ни на есть песчаное, а вода самая что ни на есть светлая. Правда, пляж тот немножко маловат - всего каких-то два квадратных метра. Только одному или же на пару загорать да купаться на нем. Ну и пусть. Вполне хватит для уединения в неестественной тишине окружающей природы.

Жаль, что не купальный сезон - полюбовался всего лишь озерной далью. Вновь жажда открытий манит. Вперед! Той же тропинкой удаляюсь от берега, с нее забираюсь уже на левый склон оврага. В молодой лес попадаю. Сосняк до непроходимости густой. Иду березовой аллейкой, будто специально для украшения моего маршрута посаженной. И чем дальше поднимаюсь в гору ей, тем красивее она становится.

И выводит аллея к дубам-богатырям, окруженным разнообразными грибами. Даже не останавливаюсь - не нужны они. Под старшим дубом бросаю взгляд за его необъятный ствол. Неуютное болото прячется в лощине. Красоты в нем мало. Но зато полно таинственности и загадочности. Пройдя немного вперед, вижу завалы из толстенных деревьев, перегрызенных бобрами. Для чего они устраивают лесоповал, если для строительства хаток или плотины хлысты не используют? Вроде бы и не догадаешься сам. А ответ прост - для ухода за зубами. Да, да! Для зверьков валка леса все равно, что для нас зубная щетка. Ей мы ежедневно зубы чистим, а бобры с такой же регулярностью зубы стачивают о древесину, чтобы не росли излишне, иначе в рот не поместятся и, в конце концов, приведут к летальному исходу.

Иду дальше. От озера отдаляюсь, однако больно уж местность живописная и загадочная. Поэтому разрешаю себе отвлечься от цели путешествия.

Какая-то длинная и широкая лощина справа тянется - будто заболоченное русло бывшей реки. Только близко к краю суши не спускаюсь, иначе погрязну в зеленом месиве. Но кто-то же в нем проложил что-то наподобие прохода. Остерегаюсь его. Это же Болотник делает обходы своих владений! Убеждаюсь в этом, немного пройдя в направлении бокового пробела в покрытой зеленой ряской грязи. Вижу выворотень, а под ним черную нору. Это же и есть логово Болотника!

Стараюсь не шуметь. Лучше отойду подальше от края болота, иначе его хозяин может выбросить из пучины мохнатую лапу, и тогда вырваться из его цепких когтей очень нелегко будет.

После увиденных и прочувствованных страстей уже на широкий простор хочется. Прохожу немного в том же направлении, что и сюда шел. И вот на сердце легчает, пульс и давление нормализуются. Впереди - пологая полевая гора. Перепрыгиваю через небольшую канавку, и ступаю на твёрдую почву культурного пастбища. Взбираюсь на гребень возвышенности, озираюсь, и сердце заполняет умиление от далёкой перспективы с проблесками синевы между деревьями - озеро. Надо же - так далеко от него отошел!

А тут прямо под ногами полевая дорога вырастает. И уже не хочется сходить с нее и напрямик пробираться к Лепельскому. Хочется идти по твердой колее долго-долго, без устали и повседневных изнуряющих дум. Так куда же ты ведешь меня, путь-дорожка полевая?

Ба! Да на гравийку, что с Минской трассы петляет в пансионат «Лодэ». Только уже километра за полтора от него. Вроде бы и немного, а столько на этом коротком пути увидено, пережито, открыто. Даже не хочется без новых эмоций просто так идти большой дорогой к озеру. Ну так и не пойду ей, а снова в лес углублюсь и им посунусь. Только в пасмурную погоду без компаса не заблудиться бы. Уж Леший поводит тогда меня по своим владениям туда-сюда! Знаю его проделки - будет казаться, что иду в нужном направлении, но окажусь, к примеру, на развилке лесных тропок, которую несколько минут назад миновал.

Действительно, поплутал в, казалось бы, небольшом лесном массиве и вышел на дорогу там, где и сошел с нее в лес - перед спуском к перешейку на Ксендзов остров. Устал, еле ноги волоку, но нисколько не жалею потерянного на непредвиденное отклонение от основного маршрута время - навечно сохранится в памяти это чудесное место.

Полоцкое направление

Пойти с дороги вдоль озера не пускают немыслимые заросли. Только в лесу можно свернуть на затерявшуюся дорогу нужного направления. Упирается она в культурное пастбище, на которое вышел во время своей недавней прогулки. За ним - озеро.

Практически всё озеро вытянулось с юга на север, чуть-чуть отклоняясь на восток. А от Ксендзового острова оно еще больше принимает северное направление, это значит на Полоцк.

Грязные, в рытвинах колеи проложены между возвышенными травяными полями и ольховыми береговыми зарослями. Кое-где последние расступаются, образуя узкие подходы к воде. Берега здесь намного беднее на живописность, чем в пригородной зоне. Соответствующее и настроение.

Тропа вошла в чащу и перестала существовать. Далеко впереди, за незасеянной лощиной, дразнит и манит к себе полевая дорога. Несколько сотен метров по ней в сторону озера - и на холмистом полуострове вырастают строения деревни Шунты.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Шунты - деревня в составе ОАО «Лядно» Лепельского сельсовета. Расположена к северу от Лепеля, около Лепельского озера. В начале ХХ века Шунты представляли собой маленькую деревню Заболоцкой волости Лепельского уезда, в которой было тогда 12 дворов, 93 жителя. На начало 2000 года имелось одно подворье с двумя жителями, 10 дач. За 12 лет статистика не изменилась, за исключением дач - их на одну стало меньше.

Деревня ухоженная, поскольку практически является дачным поселком. Вместо гравия и асфальта две улицы посыпаны мелкой щебенкой. Красиво и удобно. Хотя Шунты и расположены на перешейке большого полуострова, озеро находится довольно далеко. К южному берегу не подойти из-за частных огородов. Пошел главной улицей. Она уперлась в культурное пастбище. Дороги далее нет. Как и озера. Возвратился на второстепенную улицу, направлявшуюся параллельно северному берегу. Она перешла в полевую дорогу, которая резко повернула влево, а озеро-то видно справа. Направляюсь к нему по отросшей траве. Сотни с три метров будет. Берег высокий, крутой, отмель поросла осокой, но найти место порыбачить и искупаться не так уж и трудно.

С Шунтов на льнозавод гравийка тянется вдоль залива, образованного после строительства электростанции. Следующий приозерный населенный пункт - Завидичи. Панорама их видится, будто на ладони.

Можно сенокосом и лугом обогнуть залив и полем напрямик попасть в деревню. Однако лучше отмахать лишних пару километров по дорожной тверди, чем снова ломать ноги бездорожьем, тем более, что озерная синева из поля зрения не теряется.

Перед льнозаводам к шунтовскай примыкает завидичская дорога. Последняя рассекает высокое поле, сбегает в лощину, преобразованную плотиной электростанции в узкий длинный залив с застоявшейся водой.

Залив упирается в капитальный мост, узкой протокой подныривает под него и образует себе подобный, устремленный куда-то в сторону деревни Козинщины. За мостом дорога набирает высоту и переходит в заасфальтированную деревенскую улицу Завидичей.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Завидичи - деревня в составе ОАО «Лядно» Лепельского сельсовета. Расположена к северу от Лепеля, на берегу озера Лепельское. На 1880-е годы Завидичи представляли собой усадьбу Воронской волости Лепельского уезда, в которой действовали часовня, винокуренный завод и водяная мельница. В начале ХХ века Завидичи были известны как поместье, где имелось два двора, 40 жителей. При советской власти имение преобразовано в деревню. В 1921 году там открылся детский сад. В начале 30-х существовал колхоз "3-й решающий" и кузница. На начало 2000 года насчитывалось 14 хозяйств, 30 жителей, 37 дач. В 2012 году имелось 11 дворов, 32 жителя, 29 дач.

Деревня растянулась вдоль чистого от кустарника и древостоя берега озера, однако в некотором отдалении от него. С краю населенного пункта видна панорама старолепельских дач за озером, деревни Юрковшчина, приозерных Занек, безводной Козиншчины. Мой маршрут - на Заньки. Туда ведет ровная насыпная дорога, которую заложили бывшие председатели колхоза и сельсовета Ермолаев и Генералова.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Заньки - деревня в составе ОАО «Лядно» Лепельского сельсовета. В начале ХХ века принадлежала Воронской волости Лепельского уезда. В 1906 году в ней было 38 дворов, 254 жителя. На начало 2000 года насчитывалось 27 хозяйств, 54 жителя, 20 дач. В 2012 году на 17 дворах жили 27 сельчан, имелось 27 дач.

В Заньках несколько улиц окружили залив Занькова Лука. Они разграничены неудобными для заселения природными объектами: лесной речкой, ее поросшей кустами долиной, ложбинами, которые не поддались затоплению в 1958 году. Поэтому деревня кажется большим населенным пунктом, что соответствует действительности, если иметь в виду занятую ей площадь.

А на том берегу…

Дальнейший путь лежит в Юрковшчину. Вон она, на том берегу, за полуостровом-пастбищем, который образуют два вытянутых залива: Занькова Лука и Юркова Лука. Однако полуостров тот неимоверных размеров. К тому же в Юркову Луку впадает река Зеха, низовья которой до непроходимости заболоченные и не имеют брода. Окидываю взглядом полуостров: кормовой клин огромных размеров, стадо скота на нем, вдали летний лагерь для коров и передвижная доильная установка, голый берег Заньковой и заросший кустарником Юрковой Луки. Ничего интересного. Лучше пойду полевой дорогой и "штурману" Зеху по бревну, которое заньковцы называют кладкой, и которого на месте не оказалось. Пришлось разуваться и, задрав штаны, бежать за грибниками вброд.

ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Зеха - река длиной 18 километров. Вытекает из озера Пышно, течет сквозь озеро Озерки, впадает в озеро Лепельское. Водосбор 176 квадратных километров.

Слияние Зехи и меньшей лесной речки вместе с окружающим лесом так закрутили ее, что заблудился. Интуиция подсказывает, что Юрковщина расположена в одном направлении, а течение Зехи и стрелка компаса утверждают обратное. В конце концов совсем теряюсь. Бросаюсь на гору в лес. Возвращаюсь к Зехе. Вижу грибника, который удаляется.

- Как выйти в Юрковщину? - кричу вдогонку.

- Иди за мной, - отвечает мужик.

Вместе преодолели реку по кладке. Долго шли лесом, полем, пока не вышли на хвойную опушку перед Юрковщиной.

ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Юрковщина, с 1939 по конец 80-х годов минувшего столетия - Чапаево, центр сельскохозяйственного филиала «Заозерье» ОАО «Лепельский МКК» Стайского сельсовета. В начале ХХ века поселение было известно как деревня Юркова Стена, центр Франопольскай волости Лепельского уезда. На 1886 год в Юрковой Стене было 48 хозяйств, 520 жителей. Действовали волостное правление и православная церковь. Согласно переписи 1897 года - 686 жителей. В 1906 году - 102 двора, 690 жителей. В 1923 году создана изба-читальня. В начале 30-х годов существовали два колхоза - "Красный Октябрь" и "Путь Ленина", две кузницы. В начале 2000 года было 182 хозяйства, 470 жителей, четыре дачи. К 2012 году осталось 142 двора с 363 жителями.

Сохранилась быль, как деревня с древним названием Юркова Стена (по имени основателя поселения) превратилась в абсолютно неприемлемое Чапаево. Одному жителю уже Юрковщины довелось служить в Чапаевской дивизии. За это его назначили председателем сельсовета. Напьется, бывало, вытащит из ножен саблю, машет ею, шатаясь по деревне и всем встречным сельчанам обещает переименовать Юрковщину в Чапаево. С ним не спорят - опасаются пьяного дурака. А он слово сдержал - во всех документах поменял название деревни. Местный патриот Артем Полонский, который в 2011 году отметил свое 90-летие, потом несколько десятилетий отстаивал возвращения стародавнему поселению его истинного названия. Можно только догадываться, сколько трудностей ему нужно было преодолеть в брежневскую эпоху, чтобы победить советскую упертость. И победил. В 80-х годах Чапаево вновь стала называться Юрковщиной.

Практически деревню Юрковщина я прошел. Двинул к озеру через зерносушильное хозяйство, ферму, пастбище. А к воде подступиться невозможно - осоковые заросли заняли берег. Зато какие живописные озерные дали открываются взору от Юрковщинского кладбища.

По диагонали пересек пастбище и уперся в тупик, образованный озером и заросшим кустарником ручьем. Долго возвращался назад, чтобы найти брод на дне глубокого старого оврага. Так повторялось несколько раз, пока не увидел за последней преградой крыши нового старолепельского поселка, построенного немецкими волонтерами. Напротив него подход к озеру подсыпан непонятным грунтом. Образовалось что-то вроде пляжа на обрыве.

За новостройкой продвигаться стало еще хуже. Между дачными участками и береговыми кустами образовались густые заросли крапивы, репейника, других высокорослых сорняков. Кое-где от дач к воде проложены узкие, слабозаметные тропы.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Старый Лепель - деревня в составе сельскохозяйственного филиала ОАО «Лепельский МКК» Стайского сельсовета. Расположен на западном берегу озера Лепельское, на автомобильной дороге Лепель - Ушачи. Это одно из самых древних поселений Лепельского района. Известно по рукописным документам с 1439 как село или город в составе Великого княжества Литовского, а с 1569 года - Речи Посполитой. Сначала Старый Лепель (тогда Лепель) являлся государственной (великокняжеской) собственностью. С 1439 принадлежал Витебскому костелу, с 1541 - Виленской католической кафедре. С 1586 - собственность магнатов Сапегов, с 1609 - Виленского бернардинского женского монастыря. В Ливонскую войну 1558 - 1583 годов здесь был построен замок, возник средневековый город, происходили ожесточенные бои между русскими и литовскими войсками, которые принесли большие убытки Лепелю. В 1580 году в нем насчитывалось 300 домов. Лепель являлся торговым центром. Мещане города пользовались рядом вольностей и королевских привилегий. Они были освобождены на 13 лет от всех государственных повинностей за исключением одной - строить и ремонтировать замок. К концу XVI века торговый и административный центры были перенесены из Лепеля в поселок Новый Лепель (ныне город Лепель). Недавний город превратился в обычное сельское поселение с добавлением к названию слова Старый. После второго раздела Речи Посполитой (1793 год) Старый Лепель оказался в составе России. Во время Отечественной войны 1812 года был разрушен французскими завоевателями. На 1886 год село Старый Лепель входило в состав Франопольской волости Лепельского уезда, в котором в то время насчитывалось 37 дворов, 400 жителей. Действовали две православные церкви, богадельня, конная почтовая станция. Согласно переписи 1897 года, село Старый Лепель насчитывало 545 жителей. В 1906 году имелось 64 хозяйства, 519 жителей, работали православная церковь, и церковноприходская школа, конная почтовая станция. В 1917 году открыто земское народное училище, на базе которого в 1921 году создана советская трудовая школа первой степени. В 1924 году в школе обучалось 35 детей, из которых была только одна девочка. На 1924 год в селе насчитывалось 557 жителей. В начале 30-х годов организовался колхоз имени Калинина, работала кузница. С 1938 года - деревня. С 6 июля 1941 года до 28 июня 1944 Старый Лепель был оккупирован немцами. В 2000 году было 102 хозяйства, 243 жителя, четыре дачи. В 2012 году 105 хозяйствами жили 284 жителя. Неподалеку от деревни, на острове, находятся археологические памятники - городище, поселение, замчище.

Только от одного дачного участка к воде построены капитальные бетонные лестницы. В озеро ведет деревянный пирс. Над самой водой нависает старая яблоня с яблоками. Вот где можно, наконец, прекрасно отдохнуть!

Обедаю. Хлебные крошки бросаю в воду. На них сразу набрасывается стая мальков. Подплывают полакомиться подкормкой и более крупные особи. Некоторые явно претендуют на сковороду. А глубже булькают довольно крупные экземпляры.

…Наконец выбрался из дачных зарослей на деревенскую лужайку. Однако дальнейший путь преградил глубокий заросший овраг. Чтобы обойти его, надо выбраться на улицу. А сделать это можно только сквозь частный двор. Попробую, если собака штаны не порвет.

Пронесло.

На острове, где Лепель родился

Дорога на остров, где был основан Лепель, сбегает к озеру сразу за рвом, который стал причиной моего посещения чужого двора. Сейчас это уже полуостров, островом он называется лишь условно. Когда-то предприимчивые старолепельцы засыпали пролив, отделявший его от материка, чтобы было более удобно использовать многогектарную площадь для хозяйственных нужд. Такое мнение местных краеведов. А так ли это?

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Лепельский замок существовал в XVI веке. Располагался на острове озера Лепельское, напротив деревни Старый Лепель. После взятия Полоцка Лепельский замок заняли и сожгли в 1563 году русские войска. На месте замка они заложили острог и оставили в нем значительный гарнизон, но войска Великого княжества Литовского во главе с гетманом М. Радзивиллом Рыжим штурмом взяли его и сожгли. Вскоре укрепления были восстановлены. В 1563 году рядом с замком основан город (место Лепель). В 1568 году началось строительство нового деревянного замка. Его строило местное население под руководством лепельского старосты и полоцкого коменданта Ю. Зеновича. Замок был прямоугольный в плане, фланкированный угловыми башнями. С северной стороны от города его отделял широкий ров. Который частично заполнялся водой из озера. Около Лепельского замка и под его охраной находился торговый порт.

Все исторические сведения, энциклопедические справочники называют местом основания Лепеля остров в Лепельском озере. Географические карты показывают в водоеме полуостров. Так все же на острове или полуострове существовал старый город? За ответом на этот вопрос я пошел на узкий длиннющий остров-полуостров.

В конце Старого Лепеля проселочная дорога ответвляется от второстепенной улицы и круто сбегает вниз. В начале спуска есть прореха в зарослях, через которую фотографы всех мастей любят фотографировать остров.

Печально, непонятно, неправильно, обидно, что такой знаменитый исторический и природный объект не имеет названия. Называют его просто островом. Может это и есть само название? Есть же город Городок в Витебской области, деревня Деревня в Чашникском районе, город Остров в Псковской области… Эврика! Так это же окруженная водой часть суши, именуемая в геологии островом, в нашем случае носит географическое название Остров. С этого момента буду его так величать и писать с большой буквы.

Самое дно лощины служит перешейком, который соединяет 25-гектарный полуостров с материком. Ширину самого узкого места не дают измерить камышовые заросли. На глаз - метров 30 будет.

Достаю карту-километровку, изданную в 1936 году Управлением военных топографов Рабоче-крестьянской красной армии. На ней перешеек имеет вообще километровую ширину с озерком посредине. Это в 50-х годах минувшего столетия при строительстве Лепельской ГЭС на реке Улла уровень озера подняли на 3,5 метра, и оно превратилось в водохранилище. Вот тогда перешеек сузился до нескольких десятков метров.

На Остров дорога карабкается по крутому высокому склону. На вершине его стразу начинается старый сад. Слева в нем находится старое кладбище. На нем растут лесные и садовые деревья. Груша свешивает спелые плоды над могильной оградой без креста и надписи. Сразу за ней - огромный обрыв. Попробовал спуститься с кручи, чтобы осмотреть его, однако не одолел - настолько она крута и высока. На этом месте в ІІІ - ІV столетиях находилось городище предков лепельчан.

Далее высокую возвышенность занимает поросшая травой пустошь. Ранее на ней сеяли хлеб. Через полкилометра гора начинает опускаться, полуостров сужаться. Полевая дорога упирается в протоку, через которую в 2000 году переходил вброд, а теперь возведен довольно широкий и длинный пешеходный мост.

Глубина протоки - по колено. Ширина - метров с пять. Длина - несколько десятков метров. Если посчитать протоку проливом, то тогда далее не полуостров продолжается, а начинается остров. Несомненно, ее имеет ввиду запись в Собрании памятников Витебской области: «С северной стороны замок от города отделял широкий и глубокий ров, который частично наполнялся водой с озера». Значит, протока-пролив - это оборонительный ров, который отделял часть полуострова, преобразуя его в искусственный остров. Вывод может быть один: Лепель был основан на острове Остров.

За проливом местность возвышается. Слева находился порт, который охранялся с замка. Теперь на замчище - второе кладбище. Часть его заросла бурьяном и кустарником. Однако передняя часть обкошена. Две свежие могилы с венками и без надписи свидетельствуют, что захоронения на Острове продолжаются. С надписью на памятнике самая свежая могила Евгении Евдокимовны Логиновой (родилась 10 апреля 1931 года, умерла 17 сентября 2011 года).

За замчищем в лощине сохранилось что-то вроде прямоугольного углубления. Возможно, это часть оборонительного рва.

Далее большую возвышенность занимает сад. Здесь, как и на взгорке перед проливом, было образовано селище, поскольку необходимость поселения в укрепленном городище отпала, и люди начали переселяться за его границы. Под конец своего существования на полуострове и Острове Лепель занимал практически всю 25-гектарную площадь.

На краю Острова возвышается высокая круглая гора. Ее занимает третье кладбище. Самые старые захоронения находятся под двумя метровой вышины каменными крестами. Может их и больше, однако непролазные заросли сирени не позволяют проверить.

Есть относительно свежая могила с венками и без надписи. Надпись на памятнике со снимком свидетельствует о факте последнего захоронения: «Щука Тамара Федоровна. 24.11.1939. - 5.03.2006.» Как только гробы заносят сюда? На возу через пролив перевозят?

За кладбищем-горой ровная площадка сбегает к озеру. Берег зарос кустарником и одичавшими садовыми деревьями. Там оканчивается Остров. С горы хорошо просматривается близкий Ксендзов остров. Один край кладбища заканчивается обрывом, под которым плещутся разгулявшиеся озерные волны.

Возвращаюсь к якобы замчищу. Думаю насчет расположения замка. Более удобного и неприступного места для замка на Острове нет. Значит, здесь он и был. Кстати, археологи часто проводили раскопки на Острове, находили свидетельства древнего поселения людей, а вот месторасположение замка так и не установили.

Через каких-то сотню метров угадывается край Острова. Озеро прячется за густой ольховой порослью. Ленюсь спускаться, а потом снова забираться на замковую гору. Однако долг толкает ступить на последний сантиметр суши, а не утешать себя догадками. Иду. Только радуюсь своему упорству. В ольшанике скрывается гора, которая резко обрывается отвесным песчаным обрывом. Внизу плещутся волны. Осторожно спускаюсь на середину обрыва. На свежих обвалах нахожу несколько фрагментов ломких от старости костей. По внешнему виду установить принадлежность их человеку или животному невозможно.

Под обрывом - разбитые бутылки, брошенные полиэтиленовые емкости из-под лимонада. Я тоже поужинал на Замковой горе. Однако жестянку из-под гусиной печенки, газетную обертку от хлеба и полиэтиленовую от огурца положил в сумку, чтобы потом выбросить на городскую свалку. Ну, кто мог намусорить на Острове? Сюда же добираются только заинтересованные люди: путешественники, историки, рыболовы, краеведы. А они неспособны специально загрязнять окружающую среду. Может, черт заносит сюда браконьеров?

Возвращаюсь медленно, вглядываясь в окаменевшие глинистые колеи. Часто попадаются осколки древней керамики. Легко угадываются черепки от посуды. Лучшие экземпляры забираю с собой. Ну почему не пришел сюда лет 20 назад, когда во время вспашки поля любители-краеведы ходили за трактором и собирали старинные монеты, черепки, части древнего оружия.

Спуск на перешеек, который соединил остров-полуостров с материком, до того крут, что приходится сдерживать себя, чтобы не побежать. Как преодолевала такую крутизну техника? А комбайны?

Периметр смыкается

Идти вдоль озера старолепельскими задворками нет никакого желания - хватило для меня дачных огородов.

Приозерная улица вливается в старый тракт Лепель - Полоцк, который служит главной улицей Старого Лепеля. Тянется она несколько километров. За последним домом уже и Лепель недалеко.

Окончание смотреть здесь.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора




 

Copyright © 2009 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение