20 июля 2013 в 22:46 — 7 лет назад

Свадебные благословения Цмока

Тема: Скитальческие зарисовки лепельского бродяги     Сегодня: 1, за неделю: 5, всего: 774

Эту историю мне рассказала моя бабушка Аннета Шушкевич в 1970 году. Тогда я принял её за легенду. Но со временем она стала мне казаться былью, поскольку состоит из горькой правды, которая в значительной степени сотворила и мою судьбу такой, какой она есть сейчас. Передаю рассказ таким, каким запомнил его с тех времён.

«Родилась я в 1899 году в деревне Волова Гора в семье обедневших шляхтичей Парфиновичей. Советскую власть вместе с родителями приняла настороженно. Однако деваться было некуда, пришлось подчиниться новым порядкам. Единственное, что в них одобрял весь род Парфиновичей, это пришедший вместе с революцией атеизм. Мы и так не верили в бога, однако это нужно было скрывать от окружающих, чтобы не быть не только осмеянными, но и униженными, и даже наказанными за неверие во всевышнего. А тут большевики предоставили возможность смело отказаться от веры и даже демонстрировать свой атеизм, что мы с радостью и делали.

После своего совершеннолетия я познакомилась с парнем из деревни Веребки Терентием Яковлевичем Шушкевичем. Мы полюбили друг друга и решили пожениться. Родители с обеих сторон были против. Мои меня уговаривали не брать в мужья мужика, а его отговаривали жениться на гордой шляхтянке.

Но времена были уже не те. К мнению родителей после революции не очень-то и прислушивались. Не послушались и мы. Нашим ничего не оставалось делать, как договариваться о свадьбе.

С детства слышала небылицы, будто в Волову Гору с Лепельского озера в день свадьбы кого бы то ни было из сельчан обязательно приплывает по рекам Эссе и Береще, озеру Береща и Березинскому каналу змееподобное чудовище по имени Цмок. Делает он это ради того, чтобы получить угощение со свадебного застолья. Ровно в полночь жених и невеста уходили со свадьбы на дамбу Березинского канала и в самый глубокий омут, где якобы уже ожидал разносолы и выпивку Цмок, выливали самогон и бросали закуску. Одновременно просили у чудища благословения на будущую совместную жизнь.

Делали это полулегельно, поскольку церковнослужители не одобряли почитание будто бы мифического существа. Однако никто не отваживался нарушать обычай. Говорят, что молодые даже слышали, как после угощения пьяный Цмок бушевал в омуте и на местном диалекте благословлял будущую семью.

Благодаря безбожному воспитанию, я никогда не верила в существование мифического страшилища. Даже спорила на эту тему с подругами. Но меня понимали только отец с матерью. А тут вдруг открылась возможность во весь голос заявить, что нет бога и нет Цмока. Что я и не преминула сделать. В день свадьбы отказалась идти на дамбу просить у бога благословения.

Мой жених Тарента упрашивал меня пойти к омуту, поскольку и в Веребках был такой обычай. Но я наотрез отказалась подчиняться и в Воловой Горе, и в Веребках. Шел 1918 год. Мне было 19, а Таренту - 24 года.

Жить начали в Веребках. Тарента за участие в Первой мировой войне получил лес на хату и привел меня уже в готовое жилище справлять новоселье. Это было неслыханное счастье для молодой жены. Через год я родила сына Влодэка, а еще через пять - Костуся. Жили хорошо, и я всем встречным-поперечным хвалилась, как нарушила суеверный обычай и ничего со мной не случилось, судьба одарила меня счастьем.

Правда, коллективизация разрушила размеренный жизненный уклад. У нас отобрали землю, и мне пришлось идти доить колхозных коров. Но не одна я стала несчастной, а всё население большевистского государства. Как-то приспособились и жили, благо было где - наша хата была самая добротная в деревне.

Однажды пришел в коровник колхозный активист Мисник выбирать для себя корову - им разрешалось. Приглянулась ему самая лучшая моя буренка. Я грудью встала на ее защиту - не отдам эту! Он пригрозил, что кровавыми слезами буду за это плакать, и ушел. В отмщение за мое упорство написал заявление на Таренту, будто он курил польские сигареты. А граница с буржуазной Польшей проходила рядом, активисту сразу же поверили и 14 августа 1937 года моего мужа арестовали за то, что он якобы состоял в антисоветской группировке, существовавшей в Веребках, и имел преступную связь с агентом польской разведки, по заданию которой занимался шпионажем. Больше я мужа не видела. И только 13 июля 1959 года определением военного трибунала он был посмертно реабилитирован за недоказанностью предъявленного обвинения. В свидетельстве о реабилитации сообщалось, что Терентию Шушкевичу заседание особой тройки НКВД БССР 16 сентября 1937 года определило высшую меру наказания, которое было приведено в исполнение 1 октября 1937 года в Орше.

22 года я ждала Таренту и все время думала: а не происки ли это коварного Цмока, у которого я не попросила благословения на замужество? После получения реабилитационного удостоверения окончательно уверилась в этом. Дальнейшая жизнь только усилила мою веру. В 1965 году в 41-летнем возрасте умер от астмы Костусь. Через три года болезнь забрала на тот свет 49-летнего Влодэка. Так я осталась одна. И поделом мне - не нужно было нарушать народный обычай. Теперь всех уверяю, что Цмок действительно приплывает из Лепельского озера по Эссе, Улле и Зехе в прибрежные деревни».

Ваўчок ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). ЛЕПЕЛЬ. 2013 год.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


Мемуар 98. БЕСПРИЗОРНЫЕ СЕЛЬСКИЕ ДЕТИ  — 4 дня назад,   за неделю: 409 
Мемуар 97. ДОПИНГ С ПЕЛЁНОК  — 2 недели назад,   за неделю: 141 
748. ЛЕПЕЛЬСКИЙ МИССИОНЕР. Содько Николай  — 1 неделю назад,   за неделю: 140 
ТРАТУАР АДРАМАНТУЮЦЬ!  — 2 недели назад,   за неделю: 98 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ