22 июля 2013 в 22:54 — 7 лет назад

Во владениях бузянского Болотника

Тема: Скитальческие зарисовки лепельского бродяги     Сегодня: 1, за неделю: 5, всего: 1078

Официально река называется Сергуч. Это в Лепельском районе её окрестили Бузянкой за топкие дно и места, по которым река протекает. Энциклопедия природы Беларуси сообщает, что несёт свои воды Сергуч-Бузянка сквозь заповедные озёра Ольшица, Плавно, Манец, забыв между двумя первыми упомянуть узкое и длинное озеро Бобровье, которое многие принимают за широкую Бузянку в роли протоки. Длина голубой ленты переваливает за четыре десятка километров.

Как и большинство рек Бузянка забирает воды озера Теклиц (его ещё называют Августово по названию прежней деревни, перекрещённой в Звезду большевистскими топонимиками) ручейком, который легко можно перескочить.

Побросашись по приозёрным заливным лугам, русло немного раздвинуло берега, бросилось вправо, влево да поднырнуло под кроны старых елей и хрупкого ольховника. Идти приходится в отдалении от речного русла, поскольку берега заболоченные, продвигаться по ним почти невозможно. С большими трудностями и осторожностью удаётся пробраться перпендикулярно к реке, чтобы сделать снимки по девственному нетронутой Бузянки.

Всё! Далее идти невозможно. Под ногами - сплошная трясина. Тонкий верхний пласт почвы прогибается, будто батут. Кажется, вот-вот торфяная поверхность провалится, и чёрная бездна проглотит тебя навсегда. Даже срубленные и подстеленные чахлые деревца с прутьями лозы не помогают. Лучше свернуть к высокому сосновому лесу, что виднеется вдали, и встретиться с Бузянкой где-то в другом месте.

Хорошо идти сухим лесным грунтом. Но - где же Бузянка? Повернув под прямым углом, снова попадаю на болотистый заливной луг. С большой осторожностью подбираюсь к далекому руслу.

Берега немного раздвинулись, чахлые ольхи свесили редкие кроны над струящимся течением, зеркальную поверхность воды зелёными лоскутками украшают округлые листья лопуха. Дно вместе с берегами пугает бездонной топью.

Время к обеду. Место, правда, неподходящее - неуютное. Можно в лесу найти более удобное, но это не будет возле реки. Не запомнится такой обед. Так что всё-таки придётся здесь перекусить.

На одну кочку сажусь, другую использую в качестве стола, на третьей костёр развожу.

Зову посидеть за компанию Болотника здешних мест, а значит Бузянского - именно такую фамилию он должен носить, поскольку княжит в болотах долины Бузянки. Не отзывается. Стесняется, наверное, или меня боится. Не знает, что я сам его боюсь, проходя по шаткой болотистой почве заливной поймы - вдруг высунет руку с неприметной прорехи между кочек, ухватит за ногу и затащит в чёрную бездну. Чтобы расположить нечисть к себе, на кочке оставляю ей недоеденные припасы - авось позарится с голодухи, или на человеческую пищу покусится интереса ради.

Снова вдоль берега продвигаться невозможно. Направляюсь в лес. Но и он уже мало облегчает путь. Между деревьями - вода. Если не попадёшь на кочку, сразу проваливаешься в густую грязную жижу, из которой вылезаешь уже без сапог. Каждый из них по отдельности вытаскиваешь руками. Конца-краю не видно этому мрачному месту. Даже забываю про Бузянку. Только бы выбраться на более сухую почву. И это в средине жаркого лета!

Даром обрадовал просвет среди деревьев. Им оказалась вырезанная много лет назад делянка. Пни, кустарник, малинник, завалы из брошенных деревьев замедляют продвижение, наверное, до километра в час. Кажется, что уже не существует больше цивилизованных мест. Однако ж из любой делянки есть дорога - вывозили же как-то лес.

Выбрался, наконец, на дорогу. Заброшенная она, а мне кажется чуть не бетонкой. Как раз ведёт в сторону потерянной Бузянки. Отдохнув, направляюсь туда. Но через полчаса отказываюсь от намерения снова встретиться с объектом путешествия - дорога превращается в полосу препятствий из поваленных стихией деревьев, болотной грязи. Поворачиваю назад. Позднее узнаю, что до войны здесь проходил большак из лепельской Медвёдовки в докшицкое Осетище, переставший существовать после того, как партизаны сожгли мост через Бузянку.

Жара невообразимая. Тяжёлый рюкзак клонит к земле. В тени придорожных берёз останавливаюсь на двухчасовой отдых. Засыпаю прямо на дороге…

Снова еле ползу под беспощадными лучами. На небе - ни облачка. Скорый вечер кажется недосягаемым миражом. Дорога тем временем становится бойчее, лес редеет, резко оканчивается, и взор внезапно начинает ласкать панорама небольшой деревни.

Только подойдя к ней, догадываюсь, что это последний населённый пункт Лепельского района в моём направлении - деревня Медвёдовка. Набрав в колонке воды, снова двигаю к недосягаемой Бузянке. Теперь уже идти лесной целиной не отваживаюсь, иду укатанной лесной дорогой. Проходит час, два, три… Холмы сменяются низинами, леса - делянками.

Сколько богатства вырубили лесозаготовители! Так хотя бы вывезли все поваленные деревья, да не делали завали с теперь уже гнилой древесины. Непонятными после увиденного кажутся сообщения средств массовой информации, что в Японии даже иглица с корой идут в дело.

Под вечер насыпная дорога тупиком обрывается на берегу лесного озера Бобровье, через которое протекает Бузянка. Берегом его не пройдёшь - болото. Моюсь, купаюсь, ставлю палатку. Завтра утром - снова в дорогу.

Чудесная тихая ночь на природе рассеивает воспоминания о дневных мучениях, и утром с хорошим настроением, подкрепившись, двигаю единственной дорогой в обратном направлении. Сворачиваю на соседнюю, что, на мой взгляд, должна идти вдоль Бузянки, и попадаю в залитое водой болото. Вряд ли ступала нога человека хотя бы в метре от насыпной гравийки. Единственная болотная растительность - голые многометровые стволы берёз, ветви с которых давно отсохли и отвалились.

Через пару часов прихожу в деревню Волова Гора, на берег Березинского канала, построенного ещё царём Павлом Первым на стыке 18-19 столетий. Служил он соединительным звеном Березинской водной системы и соединял озеро Плавно Бассейна Чёрного моря с озером Береща Бассейна Балтийского моря. Длина канала 10 километров. Остатки гидросооружений разрушились. От шлюзов остались только руины гнилых срубов. От былого величия канала не осталось и следа. Когда-то построенную мелиораторами плотину у истоков канала разрушили неукротимые воды Плавно, и руководство Березинского биосферного заповедника, что бы спасти Плавно от обмеления (а именно сквозь него бежит Сергуч-Бузянка), на скорую руку перегородило канал двумя песчаными валами. Озеро спасли. Канал загубили. И восстанавливать плотину покуда не собираются, хотя и обещают. Ещё один памятник прошлого уничтожен.

Берега Плавно, как и Ольшицы, непроходимы. Единственная дорога, которая ведёт к озеру, приводит на бывшую дачу Машерова.

Есть ещё одна дорога - в Нивки, где теперь расположен комплекс по приёму высокопоставленных гостей Березинского заповедника. Это так же на пути Бузянки. Однако идти туда не хватает времени. Завтра понедельник. На работу нужно. А ещё предстоит выбраться на Минское шоссе и в Лепель заехать.

Про дальнейший путь Бузянки могу рассказать по прежним странствиям. Такой же непроходимой пересекает она дорогу Минск - Витебск. За Домжерицами, центром Березинского заповедника, вливается в восьмикилометровый Сергучский канал, прямой наводкой сбрасывающий воды Бузянки в Березину. Старое русло реки умирает где-то сбоку.

Ваўчок ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). ЛЕПЕЛЬ. 2013 год.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


ИНВАЛИДЫ СПРАВИЛИ НОВОСЕЛЬЕ  — 6 дней назад,   за неделю: 1164 
ДОКУДА ЖЕ ВЫ БУДЕТЕ СПАТЬ?  — 4 дня назад,   за неделю: 570 
Что в Лепеле хуже. ГОРКИ - АВТОБУС ЗА АВТОБУСОМ  — 7 дней назад,   за неделю: 494 
Что в Лепеле лучше. ГОРКИ – ПОГОНЯ ЗА ПАМЯТЬЮ  — 5 дней назад,   за неделю: 483 
НЕЛЬЗЯ ПИСАТЬ ПО-БЕЛАРУССКИ  — 2 дня назад,   за неделю: 475 
А ЧТО, ОДНО ОКНО КРЯКНУЛО?  — 16 часов назад,   за неделю: 365 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ