30 июля 2013 в 00:50 — 7 лет назад

Фарватером предков

Тема: Скитальческие зарисовки лепельского бродяги     Сегодня: 1, за неделю: 3, всего: 705

"Березинская водная система, бывший искусственный водный путь из бассейна Днепра в бассейн Западной Двины, начиналась на Березине при впадении в неё реки Сергуч и Сергучского канала (длина 10 километров). Проходила через реку Сергуч, озёра Манец и Плавно, соединительный Березинский канал (длина восемь километров), на водоразделе Березины и Уллы, озеро Береща и реку Береща (Веребский канал, длина 8,4 километра), реку Эсса. Построена в 1797 - 1805 годах для вывоза строительного леса из северной части Минской губернии в Ригу. В конце XIX века из-за конкуренции железных дорог, чрезмерной вырубки лесов, обмеления рек и озёр система потеряла хозяйственное значение. Гидротехнические сооружения разрушились".

Энциклопедия природы Беларуси

Отдел культуры Лепельского горисполкома организовал экспедицию по части Березинской водной системы. Цель ее - обратить внимание общественности на бедственное состояние бывшего величественного пути. Для участия были приглашены работники культуры, краеведческого музея, Национальной Академии наук, местные краеведы-любители. Мне предложили быть проводником.

Эхо экспедиции было совершенно неожиданным. Ученые, экологи 12 стран ближнего и дальнего зарубежья решили провести в Полоцке международный семинар по восстановлению исторического пути и созданию туристического маршрута.

На днях была страшная жара, а в день начала экспедиции с утра заморосил нудный дождь. Явно не походная погода. Однако участники единодушно решили не откладывать мероприятие. Каждому не терпелось встретиться с интересной загадочной стариной.

Широкое устье Сергучского канала замедленным течением перпендикулярно вливается в низменную, пока что отнюдь не величественную Березину. Окинув взглядом съеденный коровами бесконечный луг, движемся постепенно вдоль первого звена сложной цепи водного пути.

Специально приглашённая киносъемочная группа так и не сняла чуть ли не исторический момент - совсем не романтично выглядели мокрые, словно куры, путешественники, спрятанные под зонтиками или полиэтиленовыми пленками всех цветов и размеров.

Водная поверхность бывшего труженика-канала постепенно сужается, русло начинает петлять по зажатому высокими дамбами бывшему стреловидному фарватеру, встречное течение заметно набирает скорость. Остатков гидросооружений Сергучский канал не сохранил.

Впереди - конец сегодняшнего пешего маршрута: современная плотина. За ней канал поднимает свое течение, может, на 1,5 - 2 метра, возможно, до прежнего уровня. Часть группы ночует в деревне Кветча, вторая - на берегу канала.

***

Утром неожиданно выглянуло солнце, настроение приподнялось. За плотиной спускаем на воду привезенные грузовой машиной три байдарки. Исследовательская часть группы занимает их, фольклорная же автобусом направляется в окрестные деревни собирать фольклор.

Течение медленное, глубина около двух метров. Изредка широкое русло перегораживают завалы из принесенного течением хвороста, оставляя, будто специально для нас, узкие проходы.

Начало канала определяем по ответвившемуся в сторону староречью Бузянки (так в Лепельском районе называется река Сергуч).

Радость встречи с Бузянкай портит резко изменённая погода.

Снова, как и вчера, с пасмурного мрачного неба начинает сыпаться нудный дождь.

Река широка. Водной растительности почти нет. Единственное препятствие на нашем пути - заросшие осокой острова. Они разделяют поток так, что создаётся впечатление слияния двух водных потоков. Байдаркам приходится делиться и плыть по каждому из них, а затем снова встречаться через сотню-другую метров.

Дневной привал делаем напротив деревни Домжерицы. Дождь усиливается. Подкрепившись, плывем дальше. Полиэтиленовые накидки уже не помогают - одежда промокла до нитки. Совсем сбрасываем их.

Уже несколько часов за веслами. У гребцов болят от непрестанного напряжения мышцы рук, ладони покрылись мозолями, ноют спины от невозможности сесть как-нибудь по-другому. А тут еще дождь, надоедливая вода на дне байдарок. Поэтому пусть простят нам заповедные окрестности радостные крики, вызванные увиденными мачтами высоковольтной электролинии. Значит, Бузянка скоро поднырнёт под Минское шоссе.

Бузянка потому и носит такое название, что дно у нее на всем протяжении илистое - бузяное, берега, как и вся пойма, низкие, заболоченные, поросшие осокой. Удивление же вызывает твердый грунт на полутораметровой глубине около шоссе. Глядя с моста на низменную реку, никогда не догадаешься, что можно смело ходить по дну.

Скоро за шоссе русло полностью перегораживают заросшие осокой и камышом плавы - плавучие острова-кочки, которые прибиваются ветром друг к другу и образуют непроходимую стену. В наиболее слабых местах пробиваем ее острыми носами байдарок, медленно движемся, подтягиваясь руками за траву, которая не дает взмахнуть вёслами.

Наконец русло значительно расширяется и незаметно переходит в озеро Манец. Дождь и безлюдье мокрых гнилых окрестностей вызывают какую-то чудовищную печаль у каждого участника водного похода (на трех байдарках находится шесть человек).

Широкой протокой Бузянка проводит нас с Манца в следующее большое озеро Плавно. Встречный ветер с дождем бросает навстречу легким суднам высокие чёрные волны, почти останавливая и без того медленное продвижение вперед.

Мысль одна: скорее бы достичь истока Березинского канала, который наши предки прорыли, чтобы соединить озеро Плавно бассейна Черного моря с озером Береща бассейна Балтийского моря. Но что это? Там, где должен быть исток, сплошной стеной тянется низкий тростниковый берег. Может, заблудились? Более или менее твердым местом оставляю байдарку, продираюсь сквозь густой тростник и глазам своим не верю: широкий канал снова там, где и был. Разгадка приходит сама: ошибки не было - причалили правильно, просто устье затолкали все те же плавающие острова (недаром озеро носит название Плавно). Пробиться сквозь них или перетащить байдарки нет никакой возможности.

Плывем назад, причаливаем к пристани бывшей дачи Машерова. Пешком идем сухим берегом к деревне Волова Гора искать фольклорную группу экспедиции, которая должна давно подъехать сюда автобусом.

***

Сушились и ночевали в деревенском клубе. Утром по дамбе двинулись к устью канала. Машина впереди повезла байдарки. Дело в том, что лет двадцать назад сильный поток разрушил современную плотину, что регулировала сток воды из Плавно. А чтобы все озеро не убежало в Балтийское море, на месте плотины возвели два песчаных вала. Сброс воды совсем остановился. Канал умер…

Вторая плотина на конце Воловой Горы сдерживает между высокими дамбами дождевые и грунтовые воды. Неподвижная поверхность ее покрыта зелёным слоем ряски - бескорневого водного растения. И за этой плотиной в канале воды нет.

Наконец появляется едва заметный ручеёк. Постепенно он набирает кое-какую силу. И вот уже стремительное течение громко преодолевает остатки гидросооружений, что перегородили дно отработавшего своё водного фарватера.

Плыть на байдарках по каналу невозможно из-за поваленных стихией деревьев.

Идем потихоньку. Жалеем умирающие от старости гигантские берёзы, которые посадили еще при строительстве канала, чтобы спасти корневищами дамбу от разрушения. Радуемся долгожданному ласковому солнышку, теплому доброму деньку, загадочному неизвестному, что ждет нас впереди…

Дамба исчезла, провалилась в болото. Осоку разрезает метровой ширины русло. Выгружаем байдарки из машины, сталкиваем их в воду. Отталкиваемся вёслами от обоих берегов, подчиняемся течению, плывем к устью канала - в озеро Береща.

Такого водоема никому из нас не приходилось видеть. Воды сантиметров 15. Под ней бездонный слой мягкого сапропеля. Он тормозит продвижение, иногда совсем останавливает байдарки. Вхолостую работаем вёслами, словно на тренажёре. Не даёт покоя тревожная мысль, что навсегда останемся в этом гиблом месте, так и не достигнув противоположного берега озера, откуда берёт начало река Береща.

Неожиданно натыкаемся на песчаную отмель. Воды - по колено и… твердое дно. Вылезаем и руками толкаем байдарки. Однако вскоре тот же надоедливый ил снова загоняет нас на место.

Наконец интуитивно натыкаемся на совершенно незаметный исток Берещи. Настроение поднимается. Перетягиваем байдарки вокруг плотины, которой лет 20 назад перегородили Берещу, и без особых трудностей преодолеваем всю длину реки. Только в деревне Веребки стремительное течение Веребского канала и пороги, образованные остатками Павловских шлюзов, заставляют причалить к берегу. Однако, посовещавшись, все же перепрыгиваем и этот опасный участок.

***

Ночевали в Веребском клубе. Погожим утром проплыли часть Веребского канала, в одном месте перенеся байдарки в обход выступающей из воды части разрушенного полушлюза, вместе с течением канала влились в широкое русло реки Эссы. Любуясь неповторимой красотой эссенских круч с нависшими над водой вековыми соснами, незаметно приплыли на безлесные забоенские луга. Повиляв по ним с добрый десяток километров, окончательно уставшие, но довольные как самим путешествием, так и его окончанием, медленно заплываем в озеро Проша. Прибрежная панорама Лепеля вызывает невольную реплику «Это же Венеция!" у научного сотрудника Национальной Академии наук Андрея Кыштымова, который также пожелал быть первопроходцем будущего международного туристического маршрута.

Приятно осознавать, что такого мнения о нашем городе в скором времени будут тысячи иностранных туристов, которые пожелают пройти маршрутом наших предков.

Ваўчок ВАЛАЦУЖНЫ (Валадар ШУШКЕВІЧ). ЛЕПЕЛЬ. 2013 год.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


Мемуар 98. БЕСПРИЗОРНЫЕ СЕЛЬСКИЕ ДЕТИ  — 5 дней назад,   за неделю: 425 
Мемуар 97. ДОПИНГ С ПЕЛЁНОК  — 2 недели назад,   за неделю: 150 
748. ЛЕПЕЛЬСКИЙ МИССИОНЕР. Содько Николай  — 1 неделю назад,   за неделю: 148 
58. Дикляева Валентина. КОТОВЩИНА (91)  — 4 года назад,   за неделю: 89 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ