01 сен 2015 в 22:52 — 5 лет назад

Часть 6-я. СОЮЗ: ШВейК создаёт БССР в логове бандеровцев

Тема: Похождения бравого пенсионера ШВейКа     Сегодня: 1, за неделю: 17, всего: 1479

Сведения об авторе смотреть здесь.

ПАМФЛЕТ

(Вступление смотреть здесь).

 Бравый пенсионер ШВейК совсем потерял бравость – прячется по чащобам, схроны на случай агрессии готовит, а в мире эко неспокойно. Держава-великан оттяпывает себе по крохе от небольших и слабых государств: Молодовы, Горузии, Окраины… К Белнаруси вооружённые лапы тянет. Конечно, большинство белнарусов этого не понимает, но ШВейК ведь смышлёный, никогда не ошибается в личных политических прогнозах. Много лет назад доказывал белнаруским властям, что туризм это двигатель экономики – не верили, а теперь, как всегда так бывает, огляделись и спохватились, поняли, что дураками были.

 Итак, нужно для совместного отпора Ордынии сотворить Союз Обороняющихся Международных Сил. Какая из этого нагромождения слов аббревиатура выйдет? СОМС! Не годится – камса какая-то получается. А ведь и думать не нужно, давно придумано – БССР (Бандеровский Союз Старых Рысаков). Эврика!

 Но одно дело придумать дело, и совсем иное дело осуществить это дело. Коль такой Союз сотворять, то, соответственно, и ехать нужно в соответственное место, то бишь к бандеровцам. Вон как ордынские и белнаруские СМИ пугают ими белнарусов. А коль СМИ двух союзников кричат: «Чёрное», значит то на самом деле белое и наоборот. Выходит, бандеровцы белнарусам не враги, а друзья. К бандеровцам!

 А где Главное Логово бандеровцев? В самом глухом месте Курпатских гор. Бери, ШВейК, карту и ищи глушь глухую в бандеровских Курпатах. Смотри, село Ричка в приреченских зарослях речки Рички прячется в самом горном сердце Межгорского района Закарпатской области Автономной Республики Бандерии страны Окраины. Туда и дуй!

 Весть о приезде вербовщика ШВейКа по вербовке в БССР уже разнеслась по всем Курпатам. И стар и мал его встречают на долгом и длинном пути. 

 Специально для бравого пенсионера показательный концерт устроили.     

 Но в БССР вступать не хотят. Говорят, что они мирные люди, и их бронепоезд совсем не имеет пути. Да разве это бандеровцы? И решает ШВейК на самую верхотуру Курпат двинуть да покликать, что есть мочи, настоящих бравых, подобных себе, защитников отечества.    

 Охрип, осип, а бандеровцев так и не дозвался. На нечеловеческие вопли прибежала совсем не бандитского вида бандеровка и цветок в знак дружбы подаёт. 

 Может шпионка? Но шпионы только у советских врагов бывают, а у патриотов они называются разведчиками. Разведчица, значит? Хохочет, но утверждает, что бандеровка. И уверяет, что, кого ни встретит отважный белнарус в Курпатах, тот и бандеровец – так утверждает директор Ордынии Пулин. Впрочем, сами бандеровцы не против того.

 Показала весёлая бандеровка, где можно квасов напиться (от природы газированной минералки из-под земли).

 А путь в Главное Логово не показала – не знает, говорит. Лжёт, конечно. Но ШВейК засёк, как подозрительно тревожно молодка посматривала на противоположные горы.

 Непременно там Главное Логово! Только тропы туда нет. Не беда, можно и по застлавшему склон папоротнику спуститься в речную долину. Как же ошибался неопытный горный турист ШВейК! Мягкий папоротник-то перемежался с колючими зарослями стланика типа ежевики.

 И всё даром. Лишь деда на противоположном хребте встретил. Хвастается, что бандеровец. А где тогда автомат?

 Всё-таки нашёл ШВейК дот. Но не тот. Этот красные во Вторую мировую войну взорвали.

 И бандеровочки возле бывшего долговременного укрытия пасутся. Разведчицы? Вряд ли - совсем нет бравости в их внешности. Невезуха!     

 На полонинах народу полно. Но вряд ли отпетые бандеровцы будут с таким усердием заботиться о личных рогулях и бурёнках. Для ярых националистов общественные интересы должны всегда стоять выше личных.

 Совсем притомился ШВейК, проголодался. Решил подзаправиться в горной харчевне – вдруг во время его трапезы бандеровцы наведаются голод утолить. Но они, видимо, в то время голодны не были…    

 Не солоно хлебавши, возвратился ШВейК на блокпост. Всю имеющуюся литературу о курпатских разбойниках просмотрел.    

 И нашёл то, что искал. В окрестностях Рички орудует известный разбойник Илько Лепей, наводящий ужас на власти и местное население. Может пустить ему пыл в глаза будет надёжнее вот в этой овечьей шубейке? 

 Но она слишком громоздка и тяжела, а логово бандита Илько находится в десятке километров от Рички – не дотянуть в таком убранстве. Лучше одолжить велосипед вот у этого мальца.

 Просит ШВейК замок. Бандеронок никак не может понять, зачем. Ведёт в папе-бандеровцу. И папа дуб дубом в отношении замка. Не может понять, зачем велосипед замыкать. Объясняет бравый пенсионер: чтобы не украли. Всё равно не доходит: это же велосипед, зачем его красть? За 46 лет жизни бандеровец-папа не слышал, чтобы где-нибудь украли велосипед. Тогда прошу ключ богатый блокпост закрыть. Вновь сплошное непонимание: зачем его замыкать? Как это гостя бандеровца могут обворовать другие бандеровцы?  Так и не дал ни замка, ни ключа. Не потому, что пожалел, а потому, что их у него попросту не было за ненадобностью. Удивительный народ эти бандеровцы – даже воровать не умеют.

 Мчит ШВейК по горам да долам вдоль извилистой быстротечной Рички и, чтобы бандеровцы услышали и вышли на него, песню во всё горло орёт: «Еду я и не знаю я, куда повернёшь, куда, дорога моя…»    

 Вот и местность, подробно описанная в бандитской литературе. Где-то рядом должен находиться блокпост разбойника Лепея. Он уж точно сведёт ШВейКа с отпетыми бандеровцами и сам вступит в БССР. Вот блокпост!

 Но прочитал бравый пенсионер надпись на блокпосту и опечалился. Вовсе это не блокпост, а могила легендарного Илько Лепея. Убили и на этом месте закопали курпатского робингуда ещё 80 лет тому назад.

 Малость не успел ШВейК. Нужно поискать иных наводчиков на бандеровцев. Несомненно, вот этот Националист сам зазывает бравого белнаруса, чтобы путь правильный указать.    

 Блокпост свой Трубадур замаскировал под магазин сувениров. В первую очередь облачил гостя в форму советского гуцула (для маскировки) и начал ему огромную трембиту впаривать.    

 - Куда ж я всуну её, вагона длиннее, - взмолился ШВейК. – Ты меня с бандеровцами сведи.

 Тут как свистнул Трубадур – вмиг явились две ладные гуцулки. Схватили они ШВейКа в мощные объятия и к себе в блокпост поволокли. Испугался бравый пенсионер двойной женской ласки, за перила мостка начал цепляться, обманывать взялся, что хочет трембиту купить, а для того якобы нужно сначала трембитить научиться…     

 Одурачил таким образом бандеровок. Но пришлось для отвода глаз настоящую бандеровскую шапку приобрести на радость Трубадуру. Затем использовал замешательство жаждущих любви гуцулок и в Курпаты улизнул. Там нахлобучил бандеровскую шапку. Теперь бандеровцы непременно примут его за своего и покалякать спустятся с хребта. А ШВейК их рраз и в Бандеровский Союз Старых Рысаков сагитирует.    

 Тщетными оказались радужные мечты нашего искателя. Никто к нему не спустился с гор, хоть и валялся на полонине в качестве живца.    

 Не помогла и смена места – никто не соблазнился на этакую надёжную приманку. Эх, теперь бы сюда одну из недавних знакомок-бандеровок! Впору пришлась бы. Но не две. Сразу.   

 База отдыха вдалеке маячит. Может там найдутся если и не бандеровцы, то хотя бы бандеровки? Но на пути к турбазе «Ричка» перед ШВейКом вырос Смотритель и стал усиленно приглашать поселиться здесь.     

 Однако намалёванная Смотрителем перспектива жизни в горной долине бравого пенсионера не привлекла – он будет единственным постояльцем большой базы. А как же без бандеровок? Тут Швейк мысленно сделал себе замечание по поводу того, что после посещения замаскированного под магазин сувениров блокпоста начал думать о бандеровцах женского рода. После изгнания греховных мыслей из головы наш герой поплёлся искать родник квасов, дабы охладить нутро подземной газировкой.    

 Дни идут, а БССР остаётся лишь в мысленных планах бравого пенсионера ШВейКа. Какие-то мирные, совсем нерешительные бандеровцы попадаются. Им незачем воевать – живут в коттеджах, подобные которым в Лепеле считаются очень крутыми; у них не воруют не только велосипеды, что у нас является неискоренимым социальным злом, а даже незамкнутые дорогие жилища воры не чистят, подобно нашим дачам; единственным бесполезным занятием, которым занимаются поголовно все, это заготовка сена домашней твари. А не податься ли ШВейКу на хребёт Полонина Боржава, один из самых больших перевалов Курпат? Это далеко. К тому же нужно преодолеть горный водопад Шипот. Но бравому пенсионеру такие трудности приятной забавой приходятся.     

 Ну, вот и настоящих бандеровцев встретил. Правда, они сами так утверждают, а на оных как-то не смахивают. Живут на полонине в палатке. Кошку приблудную подобрали и с собой таскают, что выдаёт их излишне жалостливый характер.    

 И эти юные бандеровцы вступать в БССР отказались, услышав расшифровку на первый взгляд привлекательной аббревиатуры – зачем им Бандеровский Союз Старых Рысаков, если они парни молодые? Вот если бы создать Бандеровский Союз Юных Рысаков… ШВейК прикинул палец к носу и не согласился – какой-то туалетный термин получается с сокращением: БСЮР. Расстались друзьями. Бравый пенсионер поплёлся штурмовать Полонину Боржаву, на гребне которой обязательно отаборились отпетые бандеровцы. Ему повезло – до половины хребта специально для гостя из пока вроде бы нейтральной Белнаруси включили канатную дорогу. И понесла она ШВейКа над крутыми горами и и глубокими долами, над дремучими лесами и альпийскими лугами…    

 Хорошо висеть в небе. Плохо ползти в гору, которой конца краю не видно. Кажется: вон она, вершина. Но только подберётся к верхотуре ШВейК, а за ней следующая взору предстаёт.

 Гора, на которую взбирается белнаруский пенсионер, Гимбой называется. Высота её 1491 метр. Но это если вертикальную скважину просверлить до уровня ближайшего Чёрного моря. А если взбираться по горному склону, то много километров наберётся. Но их мужественно преодолел неугомонный ШВейК и покорил Гимбу. 

 Закусил на самой высшей точке Гимбы в честь её покорения.    

 А на Полонине Боржаве ни деревца, ни кустика. Лишь черничный стланик, плоды которого весенний мороз съел. И безлюдный простор на многие десятки километров. Попробуй, отыщи в нём Главное Логово.

 Следующая гора будет Магура-Жиде, которую все называют попросту Жид. Он ещё выше Гимбы – 1516 метров. Может там схрон бандеровцев?      

 Идти по хребту, покоряя вершину за вершиной, легче, чем восходить с нулевой точки. Не запросто, но Жида белнарус взял.     

 Блокпоста нет. Возвращаться? Но канатку отключили. Пешком? Тогда уж лучше продвигаться вперёд, чтобы придти сразу в собственное логово в Ричке. Вроде бы и недалеко вершина Граб 1378-метровой высоты, а сил уже нет.

 Ноги уже не переставляются. Тело на землю просится. Не дотянуть до Рички. Но, кто это спускается с Граба в секторе помутнённого взгляда белнаруского горе-альпиниста?  

 - Бандеровцы! Вот он я! Ко мне! У меня мочи нет! Умираююю! – заорал бродяга и упал замертво.     

 Нет, не бандеровцы убили ШВейКа. Он сам умер от чрезмерного переутомления. Но, вспомните Остапа Бендера из «Двенадцати стульев». Писатели Ильф и Петров его сначала убили, а потом оживили, и получилось продолжение. Так сделаю и я в отношении бравого пенсионера ШВейКа.

 …В состоянии смерти Швейк почувствовал, как над ним склонились незнакомые люди. «Бандеровцы? Наконец-то», – подумал умерший бравый пенсионер и ожил. Ему приветливо улыбались явные иностранцы. Стали знакомиться. По Полонине Боржаве путешествуют туристы-чехи, фанатеющие, подобно недавно мёртвому ШВейКу, по необъятным просторам Терра Инкогнито.       

 Чехи шли несколько дней по Полонине Боржаве и не встретили ни души. Это сообщение привело ШВейКа в уныние, и он решил на Граб не восходить, а по его склону постепенно спускаться в Ричку. Долго шёл. Много отдыхал. Когда вошёл в сумрачный и густой грабовый лес, решил, что снова умер – так тревожно стало на сердце.    

 Бродяжья натура не подвела нашего героя. В конце концов, он, совершенно обессиленный и измождённый, почти скатился к подножью Граба и селу. Но оно оказалось не Ричкой, а Потиком, Потоком, значит. До Рички засветло не добраться. И Швейк повалился в густую горную траву умирать.    

 Но во второй раз смерть не шла. Жизнь побеждала. Отлежался горемыка в обществе шмелей, пчёл да ос и пришёл к заключению, что многие дни он жил в тесном мире бандеровцев. Просто не замечал их, поскольку это обыкновенные люди. Хотя нет, необыкновенные, поскольку не умеют причинять ближнему вред. Смешно сказать – даже велосипеды не научились воровать. А их по всем падежам склоняют ордынцы, этакими зверюгами рисуют. Нужно ехать к самому их предводителю Степану Бандере и рассказать, как воспитанный на его идеях народ умеет жить и здравствовать назло ненавидящим его озлоблённым ордынцам…

 …Но путь в Ставку Бандеры далёк и долог. За один день не добраться. Пришлось ШВейКу просить пристанища в бандеровском городе Воловце. Разместили белнаруского развенчателя мифов о кровожадности бандеровцев в блокпосту с видом на Курпаты как дорогого гостя.     

 Наконец Швейк добрался до Ставки. И пошёл искать дворец главнокомандующего бандеровцев, попутно спрашивая дорогу у необычных мифических существ.

 В третий раз чуть не умер, увидев мясной прилавок, от бандеровской дешевизны.

 Наконец нашёл улицу своего кумира.      

 Оттуда нетрудно было и к Самому путь найти.      

 - Ну, здравствуй, Стёпа! – поздоровался бравый пенсионер Швейк. – Я так долго к тебе добирался, что за то время всё несённое тебе выговорил всяким встречным. Но не поперечным. В твоём краю встречал я на своём пути только людей положительных. Они не нажили отрицательных привычек потому, что малое время пробыли под игом советской власти. Пожили бы при ней с наше, стали бы, вроде нас, алчными, вороватыми, завидющими, ненавидящими всех и вся, не признающими своё прошлое, а потому не имеющими будущего. Об увиденном я напишу. Почитаешь. Привет тебе от настоящих белнарусов. Прощай, друг. Вряд ли ещё когда свидеться нам удастся. Но я до конца останусь благодарен твоей стране Бандерии за то, что на всю оставшуюся жизнь вселила в меня веру в возможность мирного, хоть и не совсем богатого проживания в одном, отдельно взятом государстве.

 …И повёз мирный запасный бронепоезд бравого пенсионера ШВейКа из столицы страны Бандерии Лёвова в столицу Белнаруси Менск. Что ж, неудача с созданием БССР оказалась очень даже удачной. А БССР (Бандеровский Союз Старых Рысаков) подождёт, пока ШВейК сориентируется и следующий маршрут по созданию  БССР разработает.

1.9.2015.

(Продолжение смотреть здесь).









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


ПЕРЕПОЛОХ В БЕЛАРУССКОЙ СЕМЬЕ  — 3 дня назад,   за неделю: 478 
История и современность. ИСПОВЕДЬ  — 1 неделю назад,   за неделю: 393 
Мемуар 120. ГУМАНИТАРКА ИЗ КАНАДЫ  — 7 дней назад,   за неделю: 335 
Чем кормили «старшего брата». АКТИВНАЯ СВИНИНА  — 5 дней назад,   за неделю: 310 
Мемуар 119. ВОЛОСАТИКИ 70-х  — 2 недели назад,   за неделю: 257 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ