03 сен 2015 в 08:16 — 5 лет назад

53. Хоняк Анатолий. ЛЕПЕЛЬСКАЯ ШКОЛА-ИНТЕРНАТ (82)

Тема: Лепельщина без прикрас     Сегодня: 1, за неделю: 4, всего: 1765

Родился в 1919 году в деревне Замошье (сушанское) Лепельского уезда Полоцкого наместничества Витебской губернии. Во время войны воевал в партизанах пулемётчиком, бронебойщиком, политруком взвода. В мирное время работал завучем средней школы №1 города Лепеля, Лепельской школы-интерната, заведующим парткабинетом райкома партии, заместителем председателя райисполкома, председателем комитета народного контроля. Будучи на пенсии, работал инспектором городского отдела народного образования, директором краеведческого музея. Живёт в Лепеле.

 В 1959 году я работал завучем второй городской средней школы. Директор школы-интерната предложил мне перейти завучем к нему. Я согласился. С первых дней мне новая работа понравилась. Особенно я одобрял самостоятельность, которую проявляли воспитанники в управлении интернатом. И происходило это не с попустительства педагогического персонала, а, наоборот, по его инициативе, под неприметным для учеников контролем. Это отыгрывало большую роль в воспитании не совсем лёгких детей, поскольку все они были или из многодетных семей, или же вовсе не имели родителей.

 Классами руководили командиры, которые избирались самими учениками из числа наиболее инициативных, интеллектуально развитых, авторитетных одноклассников. Вот, например, по очереди классы готовят концерты. Задание даётся классу. Командир сам понимает, что за оказанное доверие в ответе он, поэтому старается изо всех сил показать класс с лучшей стороны. Ему помогает совет командиров. Сообща все стараются, действуют не ради отчёта, а чтобы получить ощутимый положительный результат.

 Когда концерт или же школьный вечер был готов, командир приглашал на него заранее намеченную аудиторию и учителей. Последние приходили как гости, а не надзиратели. Такая ситуация удовлетворяла учеников, вселяла в них веру в свои силы и возможности, приучала к самостоятельной жизни.

 К хозяйственной деятельности воспитанники школы-интерната приучались в значительно большей степени, чем ученики обычных школ. За городской чертой, которой служило Минское шоссе, учебно-воспитательному учреждению было выделено 17 гектаров земли. На них ученики сами построили теплицу, в ней выращивали рассаду капусты, в открытом грунте - картошку, капусту и другие овощи. Урожай получался отменный. Сельскохозяйственной продукцией обеспечивали не только собственную столовку, но и местное население. Наша капуста шла нарасхват.

 Руководил земельным участком опытный агроном, он же учитель биологии Аркадий Иванович Хоняк. Он заложил большой сад из яблонь, груш, вишен. Организовал строительство капитального овощехранилища, пруда на углу Минского шоссе и дороги Лепель - Волосовичи. Тогда за самоуправство с прудом дорожная служба хотела привлечь биолога-агронома к ответственности, он чуть выкрутился, а водоём до сих пор служит горожанам хорошим местом отдыха.

 Чтобы зарыбить пруд, Аркадий Хоняк закупил в Минске малька карася. Такая возможность выпала накануне зимы. Поэтому рыбу не выпустили в искусственный водоём, а построили огромный аквариум с системой обогащения воды кислородом и весь холодный период ухаживали за будущими жителями пруда. Весной их выпустили, а к следующей зиме выкопали глубокую яму в одном месте, чтобы в неё собирались караси зимовать на случай, если пруд в других местах промерзнет до дна.

 На территории школы-интерната имелась собственная свиноферма. Она полностью обеспечивала воспитанников мясопродуктами. Мясные блюда выдавались в столовой не порционно, а столько, сколько дети могли съесть. Излишки мяса сдавали в кооперативную торговлю.

 Держали до 70 голов свиней. Ухаживала за ними штатная свинарка. Помогало звено воспитанников. Однажды всё поголовье заболело. Пригласили ветеринара. Он заключил, что на свиноферме эпидемия. Прописал отпаивать животных кефиром. Закупили его в бидонах на молокозаводе. Дети смастерили себе соломенные матрацы и добровольно оставались ночевать в свинарнике, чтобы периодически отпаивать свиней целебным молокопродуктом. И эпидемия отступила.

 Кроме свинарника на территории учебного заведения, а практически в центре города, был крольчатник. Кроликов насчитывалось от 10 до 200 особей. Такая разбежка в поголовье объясняется позицией инспекторов районо. Приходит один с проверкой хозяйственной деятельности. Аркадий Иванович ведёт его в крольчатник. Тот неодобрительно качает головой: это какой-то детский живой уголок из двух десятков кролей, развели бы кроличью ферму голов на 200, польза была бы от неё. Так и сделали. Пришёл второй инспектор проверять хозяйство. Как увидел кролеферму из двух сотен голов, за голову схватился: вы, что, сдурели, говорит, колхоз сотворили, предприятие получилось в учебном заведении, для детских забав и десятка голов достаточно будет. Так и сделали, свели кроличью ферму. Вот так инспектора показывали свою кипучую деятельность, а по сути - дурость. Кстати, главный наш кролевод Стрельченко до сих пор живёт в Лепеле. Он разбирался в породах, повадках животных, проводил гостям экскурсии. Корма дети заготавливали сами во время уроков биологии, труда и во внеурочное время на загородном участке.

 Говоря о животном мире школы-интерната, нельзя не вспомнить о пчелиной пасеке. Подробности пчёлоразведения я досконально не знаю, поэтому скажу только, что и на это кропотливое занятие находил время биолог Аркадий Хоняк.

 Однажды на педсовете принимали план деятельности коллектива на учебный год. Я предложил создать краеведческий музей для общего развития и увлечения детей историей края. Меня поддержали. Каждому классу было дано задание творческого, краеведческого характера. Преподаватель физики Борис Исаакович Борд получил задание смастерить спутник - тогда изображать его было модно. Два месяца мастерили макет космического аппарата учитель и ученики. Модель стала главным экспонатом музея и брендом школы-интерната на всех публичных построениях и праздничных шествиях.

 Каждый воспитанник и работник школы интерната старался пополнить новый музей каким-либо экспонатом. Несли предметы старины, сами мастерили интересные поделки. Первую витрину посвятили Березинской водной системе. Описание содержало забытые в то время сведения о количестве шлюзов, принципе их действия, воссоздана схема искусственного водного пути.

 Со временем на стенах экспонатам стало тесно. Понимая воспитательную важность моей затеи, педсовет в пристройке к школе под музей выделил две комнаты. Интересную диораму изготовил преподаватель рисования и черчения Анатолий Ильинов по картине «Ленин в Разливе». Воспроизвёл с точностью шалаш, озеро, пишущего Владимира Ильича.

 Про Ильинова нужно сказать отдельно. Уроженец Витебского района приехал в Лепельскую школу-интернат после окончания Витебского педагогического художественно-графического училища. Сплотил вокруг себя десятка три наиболее одарённых ребят, занимался с ними отдельно в художественном кружке, преподавал внепрограммную теорию рисования, выводил на природу и давал задание по написанию этюдов. Лучшие работы еженедельно вывешивались на стенде.

 Для художественного кружка был выделен отдельный класс. Юные художники, сидя за столом, лёжа на полу, рисовали, лепили, мастерили экспонаты для музея. Массово изготавливали бюсты Ленина, которые приходили покупать лепельчане.

 Наиболее способные кружковцы впоследствии стали известными художниками. Когда Ильинов перешёл работать в Витебск, он устроил наиболее способных ребят Лебёдко и Медведского в художественное училище. К сожалению, Лебёдко вскорости трагически погиб: нырнул в Двину и расшиб голову об подводную корягу. Медведский впоследствии стал известным художником.

 Хорошо было поставлено спортивное воспитание. Приветствовались и процветали все виды спорта, предусмотренные школьной программой. Но особенное ударение физрук Стецков делал на туризм. Им воспитанники были настолько увлечены, что в республиканских соревнованиях по туризму и спортивному ориентированию на местности занимали призовые места.

 Я вот рассказываю и думаю, что неправильно будет показать только всё хорошее. Были и отрицательные моменты, только не сразу соображу, вернее, не вспомню, какие. Ну, взять хотя бы взаимоотношение мальчиков и девочек. В обычной школе детская любовь не так заметна, поскольку после занятий ученики покидают стены школы, а в интернате проводят вместе долгие месяцы. Влюбляются, скрываясь от сверстников и, тем более, учителей.

 Понятное дело, что любовь преследовалась. Хоть и редки были такие случаи, они выносились на суд общественности. Осуждались, естественно, в полной мере и воспитанниками, и воспитателями. Например, одна девочка влюбилась в кочегара. Украдкой бегала к нему. Вскорости тайна стала явью. После соответствующей проработки обеих сторон любовь прекратилась.

 В 1961 году меня перетянули на работу в райком партии заведующим парткабинетом.

 Просуществовала Лепельская школа-интернат с 1956 по 1992 год.

Записано в 2014 году.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


ВАКЗАЛ ТОНЕ  — 6 дней назад,   за неделю: 977 
779. СПАСЁТ ЛИ КТО БЕРЕЗИНСКИЙ КАНАЛ? Чуес Светлана  — 3 дня назад,   за неделю: 482 
Мемуар 121. ЯЗЫК ОБУЧЕНИЯ ДЕРЕВЕНСКОГО БЕЛАРУСА  — 1 неделю назад,   за неделю: 479 
ВСТРЕЧА №2  — 1 неделю назад,   за неделю: 381 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ