17 сен 2015 в 08:13 — 5 лет назад

63. Будкевич Анна. КАЗАРМЫ - ТЮРЬМА - ГОСПИТАЛЬ (96)

Тема: Лепельщина без прикрас     Сегодня: 1, за неделю: 1, всего: 1373

 Родилась в 1930 году в деревне Беленица Лепельского района. Работала буфетчицей-официанткой в столовой военного госпиталя. Живёт в Лепеле.

 Вся моя жизнь прошла на одном месте. Родилась в деревне Беленица, теперь – городском микрорайоне. Живу по соседству с военным госпиталем. Всё, что происходило здесь за восемь десятилетий, запечатлелось в моей памяти.

 Воспоминания довоенного детства начинаются с кавалерийской части, на месте которой в войну оккупанты устроили тюрьму, а после войны расположился военный госпиталь. Повзрослев, я ходила в военный клуб. В том же здании находился штаб части, библиотека, бильярд. Магазин стоял на том месте, где находится и сейчас.

 Были и сохранившиеся доселе три двухэтажных здания из красного кирпича. Тогда они были длиннее, поскольку в конце войны их «укоротили» снаряды. На месте теперешних огородов и гаражей жителей посёлка стояли 12 длинных деревянных бараков на три подъезда каждый, в которых жили семьи младшего командного состава. Старшие офицеры занимали добротные двухэтажки. Я носила туда продавать молоко от своей коровы.

 Рядовые красноармейцы жили на территории военной части в деревянных казармах барачного типа, от которых сохранились лишь фундаменты и парадные бетонированные ступеньки.

 В другие помещения я не заходила. Слышала, что в штабе части находились кабинеты начальства и учебные классы. За теперешней терапией стояли кирпичные и деревянные конюшни.

 Перед самой войной слухи о возможном нападении Германии на Советский Союз уже ходили. Поэтому местное население считало чьей-то изменой вывод части под музыку на маневры накануне лихолетья. Остались только несколько дежурных офицеров.

 Оккупанты с утра бомбили военную часть, а уже в полдень появились вражеские солдаты. Один советский офицер спрятался в нашей хате.

 Немцы заставили местное население копать окопы вблизи военной части. На укрепление их и отопление занятых оккупантами помещений разобрали конюшни и деревянные бараки-квартиры. Один из них оставили под тюрьму. Под неё также приспособили казармы и второй этаж позднейшей терапии. Туда загоняли пленных красноармейцев и гражданское население. По вечерам слышались выстрелы. Расстреливали узников над ямой за терапией. Это их останки недавно откопали воины поискового батальона.

 Появились проблемы с дровами. Горожане сожгли в печах даже надмогильные кресты. Как-то меня вместе с другими детьми родители послали искать дрова в околицах довоенной санчасти, где теперь помещается областная детская ортопедическая больница. Через щель в ограде мы высмотрели подъехавший фургон, загруженный людьми в гражданском. Их заставили раздеться и над рвом расстреляли. Двоим удалось убежать и спрятаться в Беленице. Деревенский полицай-переводчик их выдал, и бедолаг расстреляли. После говорили, что это были узники городской тюрьмы.

 Один пленный беглец пришёл к моей маме. Та дала ему пиджак и отправила в баню, где мылись мужики. Человек тот после войны отблагодарил нас, отыскав и дав денег, а также организовав приём моей сестры Тани в школу.

 Молодой военнопленный Ваня без руки до плеча каким-то образом очутился в Беленице. По очереди жил у сельчан, летом выпасал их коров, зимой одной рукой пилил дрова. Всю войну проносил зашитые в шинель лейтенантские документы. Беленичане подозревали Ваню в сношении с партизанами. Считали его рук делом наводку на полицая-переводчика, которого лесные воины в ночи навсегда увели по льду озера Лепельского. После войны Ваня из Тулы прислал два письма моей маме. Писал, что стал директором завода.

 Мать собирала узелок хлеба с картошкой, и я относила его узникам – женщине с мальчиком лет пяти. Перебрасывала угощение через ограду или просовывала сквозь щель в ней. Пробовала делать подкоп. Не позволила колючая проволока, протянутая по земле.

 Перед бегством оккупанты сожгли и взорвали тюремные помещения. Остались стоять частично повреждённые служебные кирпичные строения, бойня, пекарня, прачечная, несколько складов. О судьбе пленных я не знала. Пошла искать мать с мальчиком, однако нашла лишь трёх тифозных женщин. Мама уговорила беленицкого мужика на лодке перевезти больных в Заньки, куда те желали попасть.

 Это все мои воспоминания относительно довоенных и военных событий на месте нынешнего военного госпиталя.

Записано в 2006 году.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


Мемуар 123. ПРОФАНЫ НА КОМБАЙНАХ  — 1 неделю назад,   за неделю: 474 
АТАКА НА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ГАЗЕТУ  — 6 дней назад,   за неделю: 415 
781. ЛЕПЕЛЬСКИЕ ПЧЕЛОВОДЫ. Полонский Анатолий  — 5 дней назад,   за неделю: 396 
782. ШКОЛА В БОЛЬНИЦЕ. Гончарова (Богданова) Надежда  — 4 дня назад,   за неделю: 367 
СТРАНА ЖИВЁТ В БЕЗМОЗГЛОСТИ  — 1 неделю назад,   за неделю: 341 
780. ХАОС В ЛЕСУ. Чуес Светлана  — 1 неделю назад,   за неделю: 266 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ