23 мая 2016 в 22:56 — 4 года назад

232. СУДЬБА ПАРТИЗАНКИ. Яцкевич Валентина

Тема: Лепельщина без прикрас     Сегодня: 1, за неделю: 5, всего: 1332

 Родилась в 1923 году в местечке Копысь Оршанского района. Во время войны находилась в партизанах. Работала кладовщиком в подсобном хозяйстве Барановичской областной больницы, в Лепеле – кассиром школы десятников, бухгалтером детского санатория, главным экономистом психбольницы. Живёт в Лепеле.

  Перед войной выучилась в Витебске на фармацевта. Последние два выпускных экзамена сдавала, когда уже Могилёв бомбили. Составили список выпускников и всех направили в военкомат. А там народу полно – все старались попасть в армию. Обращаясь к нам, дежурный спросил, откуда этот детсад (нам-то по 17 лет было). Позвал военкома. Тот расспросил, откуда мы, и отправил по домам, пообещав вызвать, когда понадобимся.

 …Получилось так, что в левобережной Копыси стояли красноармейцы, а сразу за Днепром немцы уже оккупировали Александрию. Однако как-то быстро они захватили Копысь. Но не сразу – был бой. После него в лесу и на полях осталось много оружия. Когда в округе появились партизаны, для них комсомол организовал сбор брошенного вооружения. Я попала в бригаду собирателей. В основном попадались винтовки.

 У меня был такой возраст, что оставаться в оккупированном местечке было опасно – оккупанты не сводили с меня глаз. Поневоле пришлось искать путь в партизаны. Поначалу попала в 12-й отряд Сергея Георгиевича Жунина, впоследствии ставшего командиром 8-й партизанской бригады и Героем Советского Союза.

 В отряд я пришла с мужем. По глупости не призналась, что имею медицинское образование, и меня зачислили бойцом. Ходила на задания в качестве связной, участвовала в сражениях.

 Как-то в период затишья пришёл в отряд врач для проведения медосмотра. Во время медицинского обследования я призналась, что имею фармацевтическое образование. Доктор меня отругала, что сразу не сказала о том. После того случая мне стали давать задания по медицинской части.

 Однажды партизаны заболели чесоткой. Всех обязали перед смазыванием мыться в бане. Помоется сразу десяток бойцов, и их нужно смазать мазью. В основном поражались руки, ноги, заднее место. Некоторые сочувствовали и просили мазь, чтобы самим смазаться без моего присутствия. А иные нагло заявляли: ты должна это делать, так делай. Особенно наглели молодые. Приходилось подчиняться.

 На пост назначали наравне со всеми. Восемь женщин отряда закрепили за окружающими деревнями для разведки обстановки. И так было все полтора года моей партизанщины.

 Уже при наступлении Красной армии одна часть попала в окружение и прибилась к нашему отряду. Отряд пошёл на запад, а меня в числе восьми партизанок прикомандировали к этой части. Нужно было лечить заболевшего тифом командира отряда и пулемётчика. Потом слегло много солдат. Под лазарет отвели место под открытым небом. Командир отряда был без сознания при температуре 42 градуса. В помощь нам прислали двух профессоров. Сообща взялись за дело. Капельниц не было, поэтому применяли уколы с большими шприцами. Я готовила раствор. Для приготовления дистиллированной воды с фельдшером собирала с болотных кочек не успевший растаять снег. В землянке его расплавляла. Задание было – приготовить два литра раствора. Получилось всего полтора. Отчиталась и получила выговор. С меня взяли расписку с подтверждением соответствия раствора требуемому качеству, и я стала вводить лекарство командиру. После трёх уколов прошла ночь, и командиру стало легче. Немножко упала температура. Пришёл в себя. Постепенно пошёл на поправку. Когда я после войны стала собирать документы для зачисления в её участники, этот случай был описан в моём личном деле.

 Сразу после прихода Красной армии мужа забрали служить в авиации. Аэродром расположился в Червено – между Александрией и Оршей. Мне после партизанщины жить было негде, и муж уговорил знакомого горбатого сапожника взять меня к себе. Так я поселилась в Шклове. По протекции мужа стала работать хлеборезчицей. Мама жила в голодной деревне. Попросила меня взять к себе 11-летнего братишку – может со мной не умрёт с голоду. А я уже была с малышкой. Брат её нянчил. Так росла наша дочь.

 Часть мужа перевели на аэродром за 22 километра от Барановичей. Вызвал нас. Только приехали, как его перебросили назад. Так я осталась без работы. Иду с детьми по Барановичам, понурив голову, и вдруг слышу: «Огурчик!», - а меня в отряде звали Еленой Огурчиком. Подымаю глаза: передо мной стоит наш бывший начальник штаба. На вопрос, что со мной, я расплакалась. Выслушал меня, и говорит, что в деревне ведёт подсобное хозяйство больницы. Предложил должность кладовщика. О таком счастье я даже и не мечтала. В тот же день прислал за мной лошадь.

 Кажется, в 1947-м началась демобилизация 45-летних военнослужащих. Ко мне приехал муж. Стали ладить мирную жизнь. Барановичская область до войны входила в состав Польши, поэтому коллективизация в ней началась после войны. Никто из местных не хотел быть председателем колхоза. Собрание выдвинуло «восточника» Василия Сергеевича Яцкевича с нулевой зарплатой. Пойдёт по деревне - кто-нибудь покормит, а кто и сто грамм поставит. А я с детьми вожусь. Жизнь, конечно никудышная. А в Лепеле жила моя тётя Маруся. И я с семьёй перебралась к ней. Стала давать отпуск бухгалтеру школы десятников. Через месяц меня поставили кассиром с окладом в 36 рублей. В 1953 году школу десятников ликвидировали, и меня устроили в детский санаторий бухгалтером. 25 лет там отработала. В 1978 году главный бухгалтер психбольницы Бордиловская перетянула меня к себе главным экономистом. Основным аргументом смены места работы была зарплата: в санатории имела 50, в больнице стала получать 100 рублей. Это сулило мне большую пенсию. А как стала на неё оформляться, в стаж даже засчитали время сбора оружия в Копыси и жизнь в партизанском отряде.

 Муж Василий работал на электростанции. Умер в 1991 году. Теперь живу одна. Ходить уже не могу, только лежу и сижу. Прожила, конечно, много. Всего повидала. Обидно, конечно, что когда было здоровье – не было жизни нормальной, а когда она стала хорошей – здоровья не стало.

 Я рада, мне приятно, что обо мне не забывают. Вот ко Дню Победы председатель правления районной организации инвалидов Владимир Книга подарок принёс.

  Мне, конечно, не подарок важен. Главное осознавать, что тебя где-то помнят, уважают, чтут былые заслуги. Спасибо всем!

Записано в 2016 году.







24 мая 2016 в 12:43 — 4 года назад

Не понравилось, человек за 90 лет практически ничего не сказал. Жаль, уйдёт и всё унесёт в инной мир. Дед-всевед.





Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


Мемуар 99. ЧЕМ ПИСАЛИ  — 1 день назад,   за неделю: 249 
749. РУБИ, ТОПОР! Шкиндер Василь  — 3 дня назад,   за неделю: 199 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ