Блоги LEPEL.BY

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 02.06.2016 (23:19) — 2 года назад

СИСТЕМА: СОРОС ПРОДЛЕВАЕТ МАРШРУТ. Шуш

Тема: Личные мемуары о красной эре    Сегодня: 1, за неделю: 6, всего: 939

Сведения об авторе здесь.

Окончание. Начало здесь.

 Спустя год после первой экспедиции по Березинской водной системе, Сорос расщедрился и на вторую. Эту возможность моментально использовала лепельская культура. В 1996 году сотрудники Института истории Академии наук, Института проблем культуры, Министерства культуры, нашего отдела культуры, краеведческого музея и лепельские краеведы-любители снова забросили на себя тяжёлые рюкзаки, чтобы произвести исследования второй части водной системы – от озера Лепельского до Западной Двины по реке Улле, познакомиться с фольклором, бытом, стародавними ремёслами местного населения.

 Первым препятствием на нашем пути стала законсервированная ГЭС (ныне действующая) у истока Уллы.

 Волоком тащим примитивные суда вокруг неё. Нашим предкам это место забот не доставляло. Здесь был возведён шлюз, который плавно опускал караваны барж с уровня озера Лепельского до уровня реки Уллы.

 Погода совсем не благоприятствует путешествию. С пасмурного неба временами сыпется нудный моросящий дождь. Холодно. Однако четыре лодки и две байдарки упорно обгоняют заросшее водной растительностью течение, ныряют под мосты на Минском шоссе, проносятся возле озёр Нюля и Огзино, лавируют между останками подорванного партизанами и упавшего в Уллу железнодорожного моста на ветке Лозовики – Боровка.

 Первый привал в деревне Зорница. Фольклористы направляются к местным старожилам искать остатки народного достояния, а мы снова садимся за вёсла. Ритмично работать ими мешает водная растительность, что густо оседлала мелководья, которые сплошь сопутствуют нашему пути. Как только баржи и плоты продвигались тут?

 Настроение сбивает дождь. Уже не ласкают взор и высоченные, заросшие древостоем берега между военными городками Заслоново и Межица. Задерживает продвижение низкий понтонный мост за Межицей. Его пролёты забил многолетний бурелом. Верх лодок в единственном месте скрежещет по металлическому своду. Приходится класться на дно суден и руками отталкиваться от перекрытий моста.

 За деревней Караевичи, уже в Чашникском районе, на высокой левобережной круче жмутся друг к другу несколько курганов-могильников.

 Их археологическую ценность подтверждает массивная вывеска Министерства культуры. Однако какой-то бульдозерист отхватил ковшом почти полкургана, а охотники прострели саму вывеску в нескольких местах.

 Ночевали за деревней Васьковичи в отдалённом от берега старом хвойном лесу. Далеко за полночь под сосновые кроны взлетали любительские песни и звуки гитары.

 Утро выдалось солнечное, хотя и холодное. Высаживаем фольклористов в левобережной деревне Пристои, а сами двигаем к Чашникам. Там Улла совсем обмелела. Недаром в научной литературе есть сведения, что засушливые лета останавливали сплав барж до следующего года. Между тем, хорошо сохранились останки прежнего шлюза.

 Сотрудники Чашникского исторического музея уже ожидали нас. С удовольствием познакомились с прошлым района. Получили сведения о функционировании Березинской водной системы в этом месте. Как и Лепельщине, Чашниччине открытие водного пути принесло значительное экономическое развитие. Отсюда в Ригу сплавлялась продукция бумажной фабрики, кирпичного завода, лес и пиломатериалы. Есть и отрицательное влияние Системы на окружающую среду: площадей под лесом в Чашникском районе вдвое меньше, чем в Лепельском. Вырубили и сплавили здешние леса.

 За Чашниками Улла делает большую петлю в полтора десятка километров, затем возвращается обратно в город, чтобы поменять направление с востока на север. Не очень приятная перспектива для плотогонов. Понимали это строители Системы. Прокопали выпрямительный километровый канал со шлюзовым водорегулированием. А мы ведь идём путём предков…

 Чашничане сообщили, что исток канала современники загородили дамбой. Перетаскиваем через неё лодки в какой-то старый водоём с застоявшейся водой. Отплываем. И упираемся в тупик. Позже узнаём, что это старое русло, искусственно созданное перед последней войной для удобства строительство моста над Уллой. После войны этот мост разберут для отопления городской бани.

 Канал проложен неподалёку. Только плыть по нему невозможно. Бывший фарватер захламлен сучьями, вдобавок перегорожен дорогой, под которой даже труба не положена. А не так давно крутые берега водоёма ещё оставались облицованными плоскими отшлифованными валунами. Да только как будто по иронии судьбы их выдрали на фундамент районного Дома культуры.

 Что делать? Проволочь лодки километр до параллельного русла Уллы не сможем. Есть выход! Вон на заливном лугу лошадь пасётся. Нанимаем мужиков, и они за два рейса перевозят всю нашу флотилию. Щёдро рассчитываемся – Сорос платит!

 Дождь. Ночуем в прибрежном лесу за деревней Казановка. Ужин получается на славу, с весельем – Сорос платит!

 Улла значительно углубилась, хотя и сузилась. С обеих сторон берега облепил густой кустарник, леса убежали за горизонт.

 В средине дня приплываем в прежнее местечко Бочейково Бешенковичского района. Там  нас уже ожидает руководитель Витебского отделения Фонда Сороса Валентина Кириллова, чтобы провести экскурсию по уникальному парку 18 века, заложенному панами Техоновецкими, запущенному и разрушенному нашими недавними предшественниками. Фонд Сороса взялся за восстановление этого удивительного памятника природы и архитектуры, чтобы включить его в туристский маршрут. Нанял учёного садовника, который постепенно восстанавливает парк. Когда-то местная бабушка каким-то образом построила в парке неприглядную хибарку, так Сорос отгрохал ей добротный дом в жилой зоне, чтобы снести уединённую халупу. Сорос прицелился даже на развалины имения Техоновецких, чтобы отреставрировать его до первозданного вида. Мы ещё не знаем, что совсем скоро президент выгонит нашего кумира и спонсора Сороса из Беларуси, его Фонд развалится, учёный садовник исчезнет, древний экзотический парк окончательно захиреет.

 Подобный парк находится и в деревне Двор-Низголово. Однако он расположен в отдалении от берега, и мы его пропускаем. Ночуем под дождём за правобережной деревней Быцево. Угнетённое по причине плохой погоды настроение улучшает щёдрый ужин от американца Сороса.

 Утро встречает угрожающим хмурым небом и проливным дождём. Настроение поднимает лоскуток солнечного неба на горизонте. В конце концов, дождь прекращается. Плывём дальше на север. То из-за тучи выглянет солнце, то сыпанёт проливной дождь. Даже град обрушивается на наши головы. Одежда не успевает высыхать. Не везёт нам с погодой в экспедициях. Такое же ненастье сопутствовало и в прошлом году.

 Перед городским посёлком Улла река Улла снова теряет глубину. Местами её можно перейти вброд, задрав штаны. То ли обмелело русло за последнее время, то ли углубляли его в сплавную эпоху… Никакая же баржа не сможет пройти по такой мели.

 В самом посёлке река спряталась за высоченными берегами. Справа их оседлали руины церкви и костёла. Последний реставрируют сами верующие.

 Резкое дуновение сырого ветра даёт понять, что прилетел он с широкого простора большой реки. Вон оно, устье! Не такое уж и величавое, как раньше представлялось. Даже уже, чем русло несколько сотен метров назад.

 Вместе со стремительным течением мелководной Уллы вливаемся в грозное течение знаменитой Двины. 123 километра улльских вихляний остались позади. Экспедиция закончилась.

 Учёные сами испытали примерно то, что выпало на долю нашим предкам-плотогонам. Им и делать обоснованные определения о пригодности маршрута для туризма. На мой же взгляд туриста-любителя, весь маршрут по Березинской водной системе можно разделить на два этапа. Первый – от реки Березины до озера Лепельского – более пригоден для тех, кого интересует история и гидротехническая архитектура давних времён. Второй этап – от озера Лепельского до Западной Двины – заинтересует любителей природы, поскольку на этой части водного пути меньше было возведено гидросооружений, а пейзажи здесь более привлекательные.

 Тем же, кто имеет время, выдержку, силу и необходимое снаряжение, будет полезно пройти весь маршрут от начала до конца. За неимением плавсредств можно и пешком, что давно сделал я. Впечатлений также хватит на всю жизнь. А эти мои воспоминания послужат хорошим руководством туристам всех категорий. Не следует только забывать, что появились они, благодаря доброму меценату Джорджу Соросу. Не будь финансирования с его стороны, не было бы и нашей экспедиции.

Написано в 2016 году.







Мартин: 07.06.2016 в 10:30 — 2 года назад

Удзельнікі не зрабілі станоучых вынікаў з леташняга падарожжа, і зноў усердзілі Цмока, і былі вымушаны бадзяцца пад дажджом.




Иван: 14.07.2016 в 12:52 — 2 года назад

За что выгнали Джорджа Сороса с Беларуси? Не за то ли, чтобы угодить Руковоству России. Дед -всевед






Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора


  




Популярные за неделю


ЧАЛАВЕК У КАНАВЕ. ЛЮДЗІ НЕПАКОЯЦЦА — 3 дня назад,   за неделю: 458 
ПАДПОЛЬНАЯ ЗВАЛКА НАБІРАЕ РАЗМАХ — 6 дней назад,   за неделю: 436 
ЛЕПЕЛЬСКУЮ ГІСТОРЫЮ КАПАЮЦЬ НАВУКОЎЦЫ — 4 дня назад,   за неделю: 348 
ДАСЯГАЕМ УЗРОЎНЮ ЎКРАІНЫ 2005 ГОДУ Ў СФЕРЫ ГАНДЛЮ — 1 неделю назад,   за неделю: 273 
668. А ШТО ЗА ЎСХОДНЯЙ МЯЖОЙ РАЁНА? Тухта Валер — 5 дней назад,   за неделю: 247 



 

Copyright © 2009 - 2018 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение