Блоги LEPEL.BY

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 02.07.2016 (00:27) — 2 года назад

266. СТАРТ ДЕТСКОГО ПРИЮТА. Зайцева (Мякинчик) Наталья

Тема: Лепельщина без прикрас    Сегодня: 4, за неделю: 14, всего: 1469

 Родилась в 1976 году в деревне Слобода Лепельского района. Окончила Витебский государственный университет имени П.М. Машерова, работала в Лепеле заведующей детским садом, директором, заместителем директора детского приюта, психологом государственного учреждения «Социально-педагогический центр г. Лепеля».

 

 Работала я заведующей детским садом №3, что в микрорайоне Сельхозтехника. Группа детей была одна - разновозрастная. Родители приводили своих чад на день, мы за ними смотрели. Рабочие будни текли размеренно. Однако, где-то в январе 1999 года нас из городского отдела образования извещают, что детский сад ликвидируется, а на его хозяйственной базе будет образован детский приют.

 Вкратце объяснили необходимость такой реорганизации. Мы-то поняли, что неспроста возник вопрос об изымании детей из трудных семей. А каково родителям малышей, которых придётся водить в десятки раз дальше, в городские сады? Конечно, они были не в восторге после того, как мы объявили, что детсад ликвидируется через месяц. Но, что они могли изменить?

 Сада не стало. Присланная райисполкомом строительная бригада приступила к ремонту здания. Переклеивали, красили, перекрывали, подгоняли… И в срок управились.

 Пока в помещении хозяйничали строители, в отделе образования комплектовали кадры. Все работники детского сада оставались работать. Но прежний штат был рассчитан на дневной уход за детьми, а предстоял круглосуточный. Соответственно требовалось больше воспитателей, их помощников, работников пищеблока, появились медики, кастелянша… Меня перевели директором приюта.

 В апреле 1999 года приют был готов к приёму детей. Первыми поступили три девочки. Они своим незначительным количеством, можно сказать, поспособствовали штату адаптироваться, привыкнуть к новым обязанностям. Потом начали привозить пополнение, и приют заполнился соответственно расчетной численности - 25 воспитанников. Конечно, именно такое количество не было строгой нормой, но всегда детей было около этого. Отдел образования настолько точно определил необходимую численность детей, что две спальни практически никогда не пустовали, но и проблема переполненности не возникала.

 Директорствовала я недолго. Уже с ноября того же года по собственному желанию перешла психологом и заместителем директора по учебно-воспитательной работе. Директором стала Людмила Волченко. В 2005 году её сменила Ольга Цвирко.

 Конечно, приют не детский сад. Дети поступали из асоциальных семей, в которых получили соответствующее воспитание. Попав в нормальные условия содержания, они понимали, что им здесь лучше, чем дома, но характер-то оставался сформированный в семье. Показывали его. Было, что подростки и убегали. Их искали и возвращали. Дети помладше адаптировались легче.

 Вначале родители настороженно относились к временной потере детей - дело новое, непонятное. Поэтому скандалов не устраивали, назад своих чад не требовали. Это потом, когда слухи о приюте разошлись по району, такое случалось, были и угрозы, когда приезжали в семью своего воспитанника.

 Для нас самих было не всё понятно в новом деле. Сотрудники приюта пребывали в некоторой растерянности, даже смятении, увидев этих детей, страшные условия их содержания в родительских домах. Ведь до создания приюта мы считали, что везде дети воспитываются в семьях как у каждого из нас, у родителей наших воспитанников. Но сделанное открытие не связало нам руки, не ввергло в уныние. Наоборот, мы зарядились решимостью помогать обездоленным детям скорее адаптироваться в детском учреждении, не потерять надежду возвратиться к родителям, если они сами того пожелают и возьмут себя в руки. Но для такого исхода нужно было упорно работать с родителями. И мы работали.

 Ездили по другим районам, где уже имелся опыт содержания детей в приютах, изучали его, применяли у себя. Таким образом, постепенно освоили казавшееся вначале непонятное и трудное дело. И стали воспринимать его не таким уж непонятным и трудным. Как говорится, процесс пошёл.

 Иногда приходится слышать вопрос: не жалко ли изымать ребёнка из семьи? Ну, во-первых, мы сами не забираем детей. Нам их привозят. Но, посмотрев, в каких условиях они находились дома, никакой жалости к родителям не остаётся, появляется жалость к детям и понимание, что им у нас будет гораздо лучше. И не нужно воспитательную систему считать безжалостной и жестокой. Достаточно посетить хотя бы одну асоциальную семью, чтобы в корне поменять мнение. Ведь ребёнок изымается из семьи не с удовольствием, а, наоборот, по возможности его стараются оставить с папой и мамой, если те обещают изменить образ жизни, отношение к детям. Но за основу такого решения берётся не слепая вера обещанному, а результат последующих проверок состояния быта в семье, поведения отца и матери в обществе, трудовом коллективе, быту.

 Стали известны случаи, когда дети выживали за счёт воровства овощей из соседских огородов, помощи сердобольных соседей, родственников. Такое существование не что иное, как прямая угроза здоровью ребёнка. А когда отец с матерью устраивают пьяную драку, уже возникает угроза жизни детей. В таких случаях единственный исход - их изоляция от семьи.

 В начале 2000 года я ушла в декрет. Возвратилась в коллектив через три года. Должности заместителя директора уже не было, и я пошла на полноценную ставку психолога. Психологическое состояние сотрудников меня воодушевило. Увидела, что они уже привыкли к новшеству, наладилась система работы, хотя её стало больше. Дети в общем и причины их появления остались прежними. Появился социальный педагог. Мы стали работать вместе. Главная цель нашей работы -  помогать детям вернуться в их родные семьи.  Вместе ездили по семьям изучать условия в них. Внушали родителям, что дети - самое главное и важное в жизни.

 В декабре 2010 года возникла необходимость создания Государственного учреждения «Социально-педагогический центр г. Лепеля».  В детском приюте не хватало производственных площадей, и мы переехали в освободившееся и отремонтированное здание хирургического отделения прекратившего существование Лепельского военного госпиталя.

 Новая структура представляет собой три отделения: детский приют и два новых - психолого-педагогическое и социально правовое отделение реабилитации и методическое информационно-аналитическое отделение. Вкратце расскажу об их деятельности.

 Функции отделения приюта остались прежними. Специалисты занимаются реабилитацией воспитанников, так сказать, лечат их травмированные души, чтобы не плакали, не переживали, не скучали. По-прежнему главная цель приюта - помочь воспитанникам вернуться в их родные семьи, а в случае невозможности возвращения - помочь им обрести новую семью. 

 Методическое информационно-аналитическое отделение занимается методической работой с социальными педагогами и педагогами-психологами школ, детьми из неблагополучных семей на местах и самими семьями, у которых не всё благополучно с воспитанием, но может наладиться, если своевременно помочь, настоять, пригрозить, уговорить…

 Психолого-педагогическое и социально-правовое отделение, в котором я работаю педагогом-психологом,  работает с приёмными, опекунскими семьями, детскими домами семейного типа. Также цель нашего отделения - ранняя профилактика неблагополучия. Мы проводим профилактическую работу в семьях, в которых воспитываются дети от рождения до трех лет, неорганизованные дети.

 Поправилось ли общество за 15 лет существования детского приюта? Этого не заметно. Если в начале деятельности приюта родители проявляли какой-то стыд, переживали, что в деревне или же городские соседи станут судачить, как у живых отца и матери или же у одной мамы в мирное время детей отобрали, то теперь такого стыда у людей не стало. Современные родители считают себя жертвами государственной системы, которым должны во всём помогать, делать то, что у самих не получается. А что в первую очередь сами обязаны прилагать к тому усилия, не хотят понимать. И что приют сейчас заполнен в меньшей степени, чем десятилетие назад, не говорит о тенденции к оздоровлению общества. Такая ситуация свидетельствует лишь о том, что сотрудники приюта и вся воспитательная рать района стали работать лучше на местах в направлении профилактики содержания детей в семьях. Хотя такая деятельность всего сознательного общества - сельсоветов, школ, милиции, общественных организаций, трудовых коллективов, комиссий по делам несовершеннолетних - и есть свидетельство борьбы общественности за оздоровление общества.

Записано в 2014 году.







Мать: 15.07.2016 в 21:13 — 2 года назад

Сами в этом приюте больше детям души калечат нежели помогают.




Малютка: 18.07.2016 в 14:44 — 2 года назад

Интересно, чем?

Я не желаю ни одному ребёнку попасть в приют. Но когда дети воруют зелёную картошку с соседских огородов, а мамаша в это время пьяная спит в доме таких же алкашей в конце деревни, то... В приюте хоть накормят. Потому что зимой, блин, катрошка не растёт...




ЛУЧШАЯ: 18.07.2016 в 22:32 — 2 года назад

Ой,только не рассказывайте сказки.А куда смотрели эти спецслужбы до того момента,когда этот ребёнок воровать картошку пошёл?Отдайте миллиарды положенные приюту нуждающимся алкашам-они и пить бросят и детей накормят и заодно всех работников приютаМеня тошнит






Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора


  




Популярные за неделю


ЧЕЛОВЕК В ТРАНШЕЕ. ЛЮДЯМ ПОФИГУ — 4 дня назад,   за неделю: 607 
ДАСЯГАЕМ УЗРОЎНЮ ЎКРАІНЫ 2005 ГОДУ Ў СФЕРЫ ГАНДЛЮ — 3 дня назад,   за неделю: 370 
ПАДЕНИЕ ИНТЕРЕСА К ЧТЕНИЮ. Шуш Эсенскі — 6 дней назад,   за неделю: 359 
ПАДПОЛЬНАЯ ЗВАЛКА НАБІРАЕ РАЗМАХ — 2 дня назад,   за неделю: 330 
ЛАТЫШСКІ І БЕЛАРУСКІ БЕЛАРУСЫ ПРА СВАІХ ПРЭЗІДЭНТАЎ — 1 неделю назад,   за неделю: 295 
ПАПІЛІ-ЗАКУСІЛІ НАД ВЕРАБСКІМ КАНАЛАМ. ФотаФік — 1 неделю назад,   за неделю: 224 
668. А ШТО ЗА ЎСХОДНЯЙ МЯЖОЙ РАЁНА? Тухта Валер — 1 день назад,   за неделю: 148 
 

Copyright © 2009 - 2018 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение