Блоги LEPEL.BY
БЛОГИ


 

 : 13.12.2016 (22:18) — 7 месяцев назад

374. БЫТЬ ПАРТИЗАНСКОЙ СВЯЗНОЙ. Мастицкий Эдуард


 

Сведения об авторе смотреть здесь.

 Это про маму буду рассказывать. Но сначала слово скажу про её родителей. Дед Василь Яковлевич Заблоцкий, извечный батрак и житель деревни Пахомлевичи (существует доныне между Григоровичами и Ляховичами), взял себе в жёны такую же батрачку Александрину из недалёкого Сорочино Лепельского уезда (теперь Чашникский район).

  Баба батрачила у попа. Любила рассказывать, как однажды подловила хозяина за греховным делом – ел скоромное в Великий пост перед Пасхой. Поражённая, воскликнула:

 - Батюшка! Что вы делаете? Это же грех. Нельзя!

 - Это вам нельзя, - спокойно ответил божий слуга. – А я отмолюсь.

 В советское время баба Александрина пошла на повышение и получила должность звеньевой по льну. Привычная к тяжёлой работе, так развернула трудовую деятельность, что аж в Москву на ВДНХ попала. После появления телевизоров всякий раз, как только на экране появлялось правительство, баба тщательно всех рассматривала: нет ли её знакомых по московским совещаловкам.

 В 1917 году Василь и Александрина Заблоцкие родили дочь Евдокию, мою будущую маму. После семи классов она закончила Лепельский педтехникум. Работала учительницей младших классов в Веселовском детдоме, потом в Волосовичской школе. Там судьба свела её с коллегой – учителем беларускай мовы Денисом Сергеевичем Мастицким, моим будущим отцом, родом из лепельского Мостища (опустело в 1988-м). Перед войной папу призвали на действительную воинскую службу, но началась война, и он остался воевать.

 В 1941 году в Сенненский район был заброшен советский диверсант Григорий Линьков для организации партизанского движения на Витебщине. Впоследствии он обосновался на острове в Домжерицком болоте, успешно завершил задание и отбыл с той же целью на Полесье. Свои боевые похождения легендарный командир Батя подробно описал в книге «Война в тылу врага», вызвавшей скандальные наезды краеведов нашего района из-за искажения фамилий действующих лиц и фактов партизанской деятельности.

 Однако поначалу оставшийся без сброшенных совместно соратников-диверсантов будущий партизанский командир Батя - Григорий Линьков - ищет, за что зацепиться. Незнакомому человеку в чужой местности да ещё в военное время трудно втереться в доверие к населению. Естественно, диверсант старается выйти на представителей былой советской власти. В чашникском Сорочино он находит бывшего председателя сельсовета Филиппа Яковлевича Садовского. Тот соглашается помогать московскому посланнику. Как родной дядя, Садовский поручает племяннице Евдокии из Пахомлевичей, моей матери, значит, ходить в Лепель в разведку.

 В Лепеле жила сестра моего отца Ольга, муж которой Ишаченко работал на дизельной электростанции. По заданию Филиппа Садовского тот высматривал, где находятся немецкие казармы, зенитки, и передавал сведения маме. Так разведданные через Садовского попадали к Линькову. Как это делалось, если линьковцы стояли за несколько десятков километров на болоте между Стайском и Домжерицами, я не знаю.

 Линьков московское задание выполнил – создал партизанское движение в Лепельском районе. В 1942 году ему пришёл приказ с костяком отряда отбыть в Полесье с такой же миссией. Партизаны засобирались в дорогу дальнюю. Мама так вошла в роль партизанской связной, что захотела идти в партизаны. Но Филипп Садовский настойчиво посоветовал ей не делать этого. Как племяннице, не побоялся сказать, что там она станет партизанской подстилкой.

 - Хорошо, если приглянёшься главному командиру, так только его будешь обслуживать, иные побоятся к тебе притронуться, - увещевал Филипп Яковлевич. - А если снюхаешься с простым партизаном, всякий старший по чину будет перетаскивать тебя под себя. Они же в лесу озверели без женщин. А родине ты и так помогаешь основательно – партизан развелось много, всем нужны разведданные. Будь и дальше связной. У тебя ведь сынишке Толику ещё только четыре годика, кто за ним ухаживать будет?

 У племянницы хватило сообразительности послушаться наставлений дядьки. Она продолжала приносить сведения для партизан всех мастей. Вскорости убедилась в правоте доводов Садовского.

 Однажды партизаны ночевали в Пахомлевичах. Устроили танцы. Девки позвали маму. Командиры понапивались. Самый главный пристал к маме. Она сообразила, что интима не избежать, и бросилась удирать. А тот гад выскочил следом на крыльцо и давай стрелять. Может в воздух, а может и по беглянке. Конечно, не попал. Побег удался. В дальнейшем мама избегала встреч с партизанами. Связной оставалась, но поручения и разведданные передавала через посредников.

 Вообще семья Заблоцких была партизанской. По сути, все её члены были связными. Вечно у них ночевали партизаны. Однажды чуть не попались. Немцы ведь тоже боялись партизан. Подъедут к деревне и с околицы давай пулять трассирующими зарядами над хатами - если партизаны есть, лучше убегут, чем в схватку вступят. На этот же раз те просто прозевали нашествие врага. А дедова хата как раз вдоль дороги стояла. То ли дед, то ли баба издали увидели – едут немцы. А партизаны спят. Давай их будить. Те вскочили и бросились удирать огородами. А конь Орлик остался. Немцы заподозрили неладное и давай деда бить, чтобы дознаться, чей коняка. А дед уверял: немецкая лошадь, сама прибилась ко двору. Странно, что его не расстреляли, а лишь Орлика увели. А хитрые полицаи пустили его в лес, чтобы привёл в партизанскую конюшню. Конь и устремился в родное стойло. Его заметил часовой и сообразил, что дело нечистое. Поднял тревогу. Отогнали партизаны полицаев и Орлика себе возвратили.

 Когда пришли наши, и стали расформировываться партизанские отряды, начальник штаба предложил маме:

 - Давай, я тебе справку выпишу, что была связной.

 А мама начала отмахиваться:

 - Зачем мне эта справка?

 А штабист оказался человеком ушлым, на своём настаивает:

 - Пригодится, может…

 И выписал справку. А где-то в 60-е годы все уцелевшие еврейки Лепеля вдруг подпольщицами стали. Говорю:

 - Мама, ты же помогала партизанам. Езжай к Лобанку с этой справкой.

 Поехала. В результате получила пенсию ветерана войны. Школьной имела 64 рубля, а ветеранской – 70. Потом пошли ветеранам добавки, и почтальонка стала приносить ежемесячно 90, спустя немного – 120 рублей. А учительских 64 рубля заморозились. Малые зарплаты были у учителей младших классов, оттого и пенсия такая. Папа как преподаватель беларускай мовы нормальную имел и зарплату, и пенсию.

 Родители как поселились в Лепеле после войны, так и жили здесь до смерти. 

  Папа умер в 93 года, мама – в 98 лет.

Записано в 2016 году.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора




 

Copyright © 2009 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение