Блоги LEPEL.BY
БЛОГИ


 

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 27.01.2017 (20:45) — 8 месяцев назад

400. ЖИЗНЬ В БЕГАХ. Цед (Яско) Евгения


 Родилась в 1949 году в деревне Дворище Лепельского района. Жила, училась и работала в Казахстане, Молдавии, Азербайджане, Солигорске. Живёт в Лепеле.

 Не я одна такая беглянка. Из деревень после войны и, практически, до сего времени убегала и бежит вся молодёжь. Даже можно усилить сказанное словом «поголовно». Раньше даже в меньшей степени был развит этот процесс, поскольку сельским жителям запрещалось иметь паспорта, их можно было только в редких случаях нелегально купить или заполучить по большому блату. А без документа куда убежишь? Без бумажки - ты букашка. И там, куда бежали, был не мёд. Это знали, но всё равно бежали – всё же легче, чем рабство в колхозе и нищета в деревне, лучше мыкаться на чужбине в мнимом благополучии, чем гнить в беспросветной бедности на родине.

 О своём радостном и горемычном (чередовалось) житье-бытье в добровольном изгнании и поведу рассказ. Сразу оговорюсь, что сенсационных происшествий в нём не будет. Просто покажу типичную жизнь лепельской беглянки, кабы будущие поколения знали, каково было нам, и излишне не наезжали на жизнь современную. Чтобы правильно понять и оценить тогдашнюю жизнь, нужно привязывать её к моему возрасту: родилась в 1949 году, пошла в школу в 1956-м, окончила восемь классов в 1964-м.

 Окончила Эсенскую неполную среднюю школу по сути бесправной – паспорта ведь не давали. Оставалось лишь наживать горб в колхозе. Старший брат решил вытащить меня из деревенского мрака и забрал к себе в казахский город Абай. Там пошла в девятый класс. Получила казахский паспорт. Законфликтовала со снохой. В тапочках ушла из дому. Добралась до Караганды, где учился на строителя Миша Жерносек из лепельских Подомхов, чтобы занять у него денег на дорогу в Беларусь. А моего однокашника по школе отправили на практику в Каркаралинск. И туда добралась попутками. Денег у него не было. Пошла в милицию и объяснила всё как есть: сноха сильно обидела, ушла от неё, а теперь осталась у разбитого корыта. Приглянулась одному милиционеру, и он устроил меня комендантом в общежитие. По почте потребовала у брата высылки моих вещей. Узнав мой адрес, он прогнал жену за мной. Та вещи не привезла, а уговорила меня возвратиться к ним, но с моим условием, что купят мне билет в Беларусь. Так и сделали. В Казахстане прожила год.

 Как-то несподручно было мне с паспортом жить в деревне. А тут кстати приехала сестра из Кишинёва и предложила поехать с ней. Так я очутилась в Молдове. Муж сестры устроил меня курьером в строительную бригаду. Зарплата малая. Одежду брала в кредит. Потом перешла на стройку. Так и прожила в Кишинёве два года.

 Приехала домой в отпуск. На танцах в Полсвиже встретила Мишу Жерносека – приехал уже из Солигорска. Стал звать к себе. Стала прикидывать проблемы: с работы нужно увольняться, вещи в Кишинёве. В общем, не согласилась.

 Отпуск закончился. Приехала в Минск на самолёт, а он будет лишь завтра. Сдала вещи в камеру хранения. Поехала в Солигорск. Встретилась с Мишей. Пошли к его родне. Приняли меня хорошо. Покормили. Сходили в кино. Он пошёл ночевать в общежитие, а я – к родне. Утром обнаружилась пропажа паспорта, без которого невозможно купить авиабилет. Украл его Миша, чтобы я не улетела. Так и осталась в Солигорске.

 Без трудовой устроилась работать в столовку. Сестре написала, чтобы заочно уволила меня со старой работы. Сразу с Мишей поженились и его тут же забрали в армию. Служить попал в лётную часть азербайджанского города Кировобада. Заканчивался 1967 год. Одна в Солигорске не осталась. Уволилась и приехала в Дворище.

 Муж ежедневно письма присылал. В них слёзно просил приехать. Поехала. Обманула военное начальство, будто сирота, и меня устроили в офицерскую столовку официанткой. Поселилась на квартире. Жила вроде бы неплохо. Забеременела. В 1968 году приехала в Лепель рожать старшего сына. Когда Славику исполнилось пять месяцев, возвратилась в Азербайджан. Дали двухкомнатную квартиру в хрущёвском бараке. Работа была лёгкая. Заступала на сутки через двое. Получала продукты для лётчиков; масло, шоколад делила. Сына в моё отсутствие соседи сообща досматривали. А муж продолжал дослуживать срочную службу.

 Ко мне Мишу отпускали часто. В ноябре 1969 года Славику исполнился год, Мишу демобилизовали, и мы поехали в Солигорск. Славика временно оставили маме.

 Миша устроился на работу. Я пошла учиться на официантку. Подрабатывала в столовке. Года через полтора получили квартиру-хрущёвку. Я забеременела. В 1974-м родила Валеру. Купили мотоцикл «Ява» с коляской, лодку «Казанку». Ездили на рыбалку, по грибы, даже в Дворище приезжали. В 1978-м загорелись машину купить. Продали мотоцикл, родители обоих помогли.

 Машина появилась – жизнь пропала. Миша начал придираться, что не так готовлю, не так встречаю, начал руку на меня подымать. В конце концов, случилось так, что во время отдыха на природе с подругой и её мужем мы все вместе случайно поймали Мишу с любовницей под лодкой. Измену я не простила. Подала на развод. Выселила мужа из квартиры. Он женился на той женщине. Потом начал мне надоедать – назад проситься. Чтобы отцепился и позлить его, я вышла замуж за Колю Цеда.

 У меня двое детей, у Цеда не было. Начал требовать, чтобы я родила ему ребёнка. И я как дурра послушалась. В пять месяцев беременности муж ушёл к моей разводной подруге. Мне не хватало воздуха от обиды. Потом тоже приходил проситься обратно. Но я измену не простила. Вслед ему с балкона выбросила принесённые розы.

 Рожала в 1984-м. Мальчик плохо шёл. Два ребра, ключицу сломали, пока тянули. Кричал день и ночь. Молока не было. Детские смеси отсутствовали. Жевала кильку в томате с хлебом и кормила жвачками малыша. Декретные платили лишь четыре месяца: два до родов и два после. В месяц – 35 рублей. 15 уходило на квартплату, а на проживание оставалось 20. Алиментов не получала – мужья устраивались так, чтобы на содержание детей не отчисляли. Цеда даже посадили за неуплату алиментов. После родов располнела и в старую одёжку не влезала, а новую купить не было за что. День единственное платье носила, вечером стирала, ночь сохло, а утром одевала. Слава уже служил в армии. Нянчить брата помогал семиклассник Валера. Когда Игорьку исполнилось шесть месяцев, пошла нелегально мыть полы в райисполком на полставочных 35 рублей. В год сдала сына в ясли и вышла на основную работу на «Беларуськалии».

 Работала фильтровальщицей на обогатительной фабрике.

 По льготной очереди получила трёхкомнатную квартиру. Приватизировала. Потом пришлось продать, помочь Славе и Валере, а самой переехать в Лепель. В 2006-м купила дом на Первомайской за семь тысяч долларов. Он останется Игорю.

 Миша Жерносек спился и умер. Где Коля Цед, не знаю. Валера живёт в Солигорске, Слава – в Лепеле. Оба мастера на все руки. Способные. Вот уже лет 30 храню панно Славы.

 А лет 20 назад пришёл ко мне на день рождения Валера. Попросил картонку. Дала крышку от конфетной коробки. Моментально фломастерами розы нарисовал. Храню как семейную реликвию. 

 А с Игорем не повезло – отбывает наказание в Горках за воровство. И не в первый раз.

 Жалею ли, что по молодости в бега пустилась от тяжёлой сельской жизни? Нет, не жалею. Неизвестно, как здесь сложилась бы моя жизнь, но не лучше. А в Солигорске я была уважаемым человеком, похвальных грамот кипу имею.

 «Беларуськалий» не забывает. Пять раз в год даёт материальную помощь: ко Дню женщин – 35 рублей, Дню химика – 50, Дню шахтёра – 50, Новому году – 80 рублей. За это лишь раз в год отсылаю справку, что не работаю.

2017 год.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора




 

Copyright © 2009 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение