Блоги LEPEL.BY
БЛОГИ


 

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 07.02.2017 (23:39) — 7 месяцев назад

405. РАНЕНИЕ ЗА РАНЕНИЕМ. Баранов Ефим


 Родился в 1920 году в деревне Михалово. Воевал на фронте с 1941 по 1944 год. После войны жил в Лепеле. Награждён орденом Красного Знамени, медалями «За оборону Сталинграда», «За оборону Киева». После войны жил в Лепеле.

 27 октября 1940 года я был призван в ряды Советской армии. До войны был курсантом полковой школы. Служил в городе Рава-Русская Львовской области. Наш полк стоял в шести километрах от немецкой границы. Когда началась война, я пошёл на защиту Родины.

 Поначалу мне пришлось воевать на Украине. Населённые пункты сейчас не помню. Но некоторые города, особенно те, где мы сильно сражались, помнятся: Рава-Русская, Каменец-Подольский, Белая Церковь. В Сквире был ранен в штыковой атаке. 17 июля 1941 года после госпиталя сражался под Коростенем, Пятихатками, Белой Калитвой, Харьковом, Змеевом, Кабыляками, Полтавой, Лубнами, Чертковом, Миллеровом. Особенно тяжелые бои вели за город Мироновку.

 В августе 1941 года проходили по Украине Винницкой области. Там есть река Белая Калитва. На ней заняли оборону. Шли тяжёлые бои, но всё же задержали противника.

 Ночью нас послали в разведку в посёлок, который занимали немцы. Только три человека стояли на окраине посёлка. Их убили и сообщили своим. В это время наши перешли в наступление и освободили посёлок. В нём была церковь. В неё немцы загнали наших пленных и местных жителей, чтобы сжечь. Мы их выручили: сломали замки и выпустили. За это нас всех наградили медалями «За боевые заслуги».

 В сентябре 1941-го был разведчиком в полковой разведке 492 стрелкового полка 199 стрелковой дивизии, которая стояла на станции Булацеловка, под Харьковом. Там нашему отделению дали задание разведать село Татьяновку, что находилось у немцев.

Целый день сидели на переднем крае нашей обороны и визуально определяли, где находятся огневые точки противника, а также стыки рот и батальонов. В следующую ночь перешли передний край обороны и углубились в расположение противника на пять километров. Зашли в Татьяновку и убили двух часовых. Подошли к крайнему дому. В нём находились офицеры. Они спокойно рассматривали топографические карты. Мы в два окна бросили гранаты, а сами убежали в поле. Там нас застал день. В бурьяне пролежали до вечера. С наступлением ночи решили выйти к своим, но никак не могли найти проход, которым заходили. Попали в балку. Остановил немецкий часовой. Командир отделения хорошо знал немецкий язык, и часовой подпустил его ближе. В то время один из наших прополз назад часовому и убил его тесаком. Пошли дальше по этой балке. Вскоре нас окрикнул второй часовой. И снова командир закричал по-немецки, но часовой близко не подпускал. В это время двое наших заползли сзади и сняли его. Пошли дальше и обнаружили землянку. В ней мерцал огонёк. Подошли ближе. Смотрим: в землянке сидят и лежат офицеры. Втроем заходим в землянку и кричим: «Руки вверх!». Начинаем стрелять из автоматов. Убиваем шестерых, одного берём с собой. Забираем все документы.

 Немец указал, где у них стыки полков, и мы перешли их передний край. Нас крепко обстреляли. Одного нашего ранило тяжело.

Мы попали в другую дивизию, но нас направили в свой полк. Все были представлены к высоким правительственным наградам. Командир отделения Ахмедов получил Героя Советского Союза, я - орден Красного Знамени. Иные высокие награды вручили Шашкину, Бондаренко В., Жуку И.С., Липеридзе, Карпову Я.

 В 1941 году (не помню месяц) переправлялись через реку Ворскла. У меня утонуло всё обмундирование. Выскочил из воды голый. Близко было село Синявка. В нём меня одна старуха полностью одела. С этой старушкой встречался в 1975 году - нас возили туда, где мы крепко дрались с фашистами. Была большая радость от встречи с человеком, который выручил в тяжёлое время.

 Станция Нова Николаевка. Старая Булацеловка Занимали оборону своим полком. Где-то около Барвенкова (точно не помню) стояли до 23 июня 1942 года. 22 июня немцы начали брать реванш на Сталинград. 23 июня они прорвали оборону и начали нас теснить по направлению к Старому Осколу. Мы стали отходить в сторону Сталинграда. 28 июня 1942 года был ранен в шею, но легко. Под Сталинградом заняли оборону где продержались до сентября 1942 года. 10 сентября враг нас немного потеснил. Правда, в самом городе я не был, но в боях на подступах к нему участвовал.

 В 1942 году, 15 сентября, стали защищать Сталинград. В это время я был в 33-й гвардейской стрелковой дивизии 88 гвардейского стрелкового полка Второй гвардейской армии. Попали на окраину города и там начали его защищать. Я был командиром взвода, которому пришлось драться за пятиэтажный дом, потому что он стоял на возвышенности, и противнику оттуда был хороший обзор. Нам приказали выбить противника из дома. С четырёх этажей его выгнали, но с пятого он оказал сильное сопротивление. Нам дали подкрепление, и мы поднялись на пятый этаж. Я открыл дверь в одну комнату, а там немец в углу стоял. Он сразу ударил из автомата, и мне в левую попали четыре пули. Но я, падая, предупредил своих, чтобы были осторожны. Сам немного отполз, и солдаты бросили гранаты в эту комнату. Немца убили. За это мне дали медаль «За оборону Сталинграда». Тогда у меня было ранение в кисть левой руки, но в госпитале пробыл недолго и быстро вернулся в Сталинград. Ещё был ранен в живот.

 В декабре 1942 года меня снова ранило. В госпитале пробыл до февраля 43-го. После госпиталя попал на реку Миас, высота Саур-Мачальская. Потом  пошли освобождать Донбасс. При взятии станции Волноваха меня ещё раз ранило. После лечения попал в город Каховку на Днепре командиром миномётной роты 82 мм. Там 13 мая 43-го был контужен. Из Каховки нас повернули на Чаплинку и Сиваш. 10 сентября 43-го был ранен в обе ноги и доставлен танковым десантом под город Ольгинка. После госпиталя прибыл в Чаплинку, откуда пошли освобождать Крым. Для того надо было перейти залив Сиваш, или, как его называли местные жители, Гнилое море. Там у немцев было сильное укрепление. Семь километров шли по воде.

 Сиваш прошли в октябре 1943-го. Заняли плацдарм по направлению Армянска. В апреле 44-го началось генеральное наступление на 4-м украинском фронте. В это время я был замкомандира стрелкового батальона по строевой части.

 Дошел до станции Джанкой, под городом Симферополем, и меня там сильно ранило. Отбило левую руку, и я больше не воевал.

Воспоминания Ефима Баранова его дочь Мария Гончаренко передала Валерию Тухто в 2015 году.







Александр: 08.02.2017 в 08:27 — 7 месяцев назад

Вот он настоящий Советский солдат-герой. Прошел всю войну. Все тело изранено пулями и осколками.Ведь можешь Валацуга поместить в своем блоге хороший расказ-ато Т------ка П-------ца.




Кикимора Болотная: 08.02.2017 в 12:12 — 7 месяцев назад

Спасибо ДЕДУ за ПОБЕДУ !!!




Роза: 08.02.2017 в 12:58 — 7 месяцев назад

СПАСИБО скромному человеку, ГЕРОЮ, за победу. А почему без отчества? Баранов Ефим Дмитриевич. Единственное, хочется уточнить: Джанкой это не под Симферополем, это около 100 км от Симферополя, находится наверху Крымской Республики. Нашла воспоминания однополчанина Ефима Дмитриевича Хамзы Мусабекова. Вот что пишет Хамза (там даже письмо сохранилось из Лепеля от Баранова Е.Д.

Это были люди, как сталь. Самым крепчайшим образом закаленная сталь. Оставаясь русскими, казахами, украинцами, евреями, каждый из них одновременно был ещё и советским человеком. В первую очередь – советским человеком. Именно эта общность на фундаменте нынче оплеванных, освистанных советских, коммунистических идеалов, что бы и кто бы не говорил обратное, и обеспечила нашу Победу в той страшной войне.«Я вспоминаю сейчас, какое у нас тогда было братство фронтовое, - писал мне 30 января 1991 года Леонид Андреевич Калимбет. – Ни малейшей разницы не было между национальностями. Все жили одной семьей. И когда мы встретились с Хамзой Мусабековым почти через 40 лет в Севастополе, мы с ним обнялись. И целовались, и плакали, как родные братья. Так почему же сейчас такая межнациональная вражда? Мы тогда делились последним сухарем, перевязывали друг другу раны, и никогда не спрашивали, кто ты – русский, армянин, украинец или казах. А теперь…»

А вот письмо Баранова Е.Д. Хамзе.

Баранов Ефим Дмитриевич, г. Лепель.Дорогой однополчанин!Я очень рад, что получил от Вас открытку. В настоящее время не работаю. Я инвалид 1 группы. У меня нет руки по плечо, побиты обе ноги и порезан живот. И побит на голове череп. Но пока чувствую себя ничего. Каждый год ездю в госпиталь.У меня свой дом. Я его построил в 1954 году. Он мне обошелся в 20 тысяч, на те деньги. Двое детей. Они живут в одном городе со мной, но у них свои дома.У нас с продуктами очень тяжело. Нам, инвалидам, на месяц отпускают только 2 кг мяса за деньги. Выходит, мы ничего хорошего не завоевали.…Я тебя очень прошу, не оставляйте меня, Пришлите мне письмо или открытку о встрече однополчан. Я всегда приеду. Большое спасибо за Вашу хорошую память и Ваше чуткое отношение к нам, фронтовикам. Мне очень хочется с Вами встретиться и повидаться на старости лет. Вспомнить наш боевой путь…Приезжай ко мне в гости. Я буду очень рад нашей встрече. Еще раз крепко жму твою руку и крепко целую своего однополчанина. Пиши, не забывай.

http://status-karabalyk.ru/view_post.php?id=1238




Роза: 08.02.2017 в 13:20 — 7 месяцев назад

Благодаря воспомининиям Хамзы Мусабекова "Закалённая сталь или Гвардейская спайка" поолучается, что Баранов Ефим Дмитриевич закончил войну Героическим воином 88 гвардейского стрелкового полка 33 гвардейской стрелковой Севастопольской ордена Суворова дивизии. Вот про кого надо писать Книги.






Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора




 

Copyright © 2009 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение