27 авг 2015 в 23:15 — 4 года назад

47. Чмырь Алексей. ВСТРЕЧИ В ЗАПОВЕДНОЙ ГЛУШИ (75)

Тема: Лепельщина без прикрас     Сегодня: 2, за неделю: 3, всего: 1309

 Родился в городе Ворошиловграде (теперь Луганск) на Украине. После школы год работал строителем, год - проходчиком в шахте и столько же - забойщиком. Срочную армейскую службу проходил пожарным в городе Приозёрск-4 Алма-атинской области Казахской ССР. После увольнения в запас работал на Ворошиловградском литейном заводе обрубщиком металла. В 1972 году приехал на Лепельщину в деревню Свядица к сестре. Женился на местной девушке Галине и остался на Лепельщине. Работал строителем на лепельских предприятиях, гастарбайтером в Сосновом Бору Ленинградской области, станочником на частной пилораме, лесником в Березинском биосферном заповеднике. Живёт в Лепеле. 

Лесные недра и болотные топи Березинского биосферного заповедника я исходил вдоль и поперёк не только по долгу службы, но и в целях любительского сбора грибов-ягод, летней и зимней рыбалки. Практически ни один поход за межу населённых пунктов не обходился без каких-либо неожиданностей. О наиболее интересных из них и хочу рассказать.

Пошёл в клюкву на Домжерицкое болото. Не могу никак найти её столько, чтобы начать собирать. Под вечер подошёл к Лисьему острову, а там ягод уйма. Собираю и вдруг вижу - входят в поле видимости две лосихи (что это самки, определил сразу - нет рогов). Красавицы! Большие. Собираю клюкву и изредка на них взгляд бросаю. А они пасутся себе метрах в тридцати и на меня внимания не обращают. Я же их старательно изучаю. Сами тёмно-бурые, а у одной брюхо белое, будто седое.

Сначала подумал, что клюквой лакомятся. Но потом заметил, что щиплют болотную осоку, скусывают верхушки и ветви молодых берёзок.

Часа три я собирал клюкву, и столько же лосихи паслись возле меня. Была мысль, что меня они не видят, поскольку я стараюсь не создавать лишнего шума, поэтому так смело ведут себя. Но когда пришло мне время уходить, я поднялся, вставил ведро с клюквой в рюкзак, забросил его за плечи. Животные подняли головы, посмотрели на меня в упор мутными глазами и снова принялись траву щипать. Я пошёл. Несколько раз приостанавливался, чтобы повернуться и посмотреть на своих неожиданных соседок. Они по-прежнему спокойно паслись.

*

Поехал однажды по грибы в бывшую деревню Пострежье. Подкатываю на велосипеде почти к урочищу Лосиные Ямы. Поворот в клюквенное место проезжаю. Горка впереди виднеется. Обгоняют меня мужик с бабой на мотоцикле. Только успевают скрыться за горкой, как выходит на дорогу медведица с двумя медвежатами. Конечно, я испугался, но успел подумать, что зверюга сообразила, что коль трескучий механизм проехал, значит, за ним путь свободен. А тут я на её пути встаю. Видимо, пугается и она, поскольку на задние лапы становится и сверлит меня маленькими глазами-бусинками, как мне показалось, злющими. Медвежата будто по команде также принимают стойку «смирно» - сразу видно, что уже обученные, ведь август месяц на улице.

Опешившие звери меня рассматривают, а я, не менее шокированный,их изучаю. Рыла как у свиней, будто обрубленные, чёрные до того, что показались черникой вымазанные. Уши полукруглые. Красавцы!

Что же мне делать? Убегать? Вдруг по собачьему правилу следом погонятся. Стоять неподвижно? Задерут же, зверюги. И я ничего лучшего не придумал, как закурить. Пока сделал пару затяжек, медведи как по команде одновременно опустились на передние лапы и сошли с дороги. Были они от меня метров пятнадцать-двадцать, а теперь отдалились ещё на столько, остановились, повернулись в мою сторону и ожидают, всем своим видом говоря: проходи, мужик, не задерживайся, некогда нам с тобой шуры-муры разводить.

Я медленно пошёл своей дорогой, сохраняя видимое спокойствие и безразличие, хотя у самого поджилки тряслись от страха. Когда осмелился повернуться, косолапых и след простыл. Скорее всего, после того, как я освободил им путь, они перешли дорогу и двинули заранее выбранным направлением.

Вторая встреча с топтыгиным у меня произошла на месте бывшей деревни, а теперь урочища Пострежье. Я знал, что там сохранился колодец, в котором за много лет неиспользуемая вода не запортилась. Поэтому, набрав грибов, специально направился воды попить. Только набрал её в валявшуюся рядом бутылку, как вдруг слышу - кто-то за кустом сирени трещит. Я не столько испугался, сколько заинтересовался, кто там может быть. Долго не раздумывая, пролажу сквозь зелёные заросли, и в это время яблоневый сук обламывается и примерно двухсоткилограммовый медведь шмякается вместе с ним на землю.

Видимо, ещё на лету меня заметил, поскольку после падения в мгновение ока вскочил и со всех ног помчал в противоположную от меня сторону. Я в свою очередь развернулся, выскочил из сирени, оседлал велосипед и, что есть силы, закрутил педали. Километров под шесть, остававшихся до шлагбаума, за полчаса одолел.

После меня ехал на мотоцикле Сергей Автушко и тоже воды попить остановился возле колодца. И, как и я, пошёл проверить, кто создаёт треск за сиренью. Как и в моём случае, медведь убежал от Сергея, а он - от медведя. Даже воды не попил.

Вот же настырный косолапый попался. Ведь по всему видно было, что меня испугался не на шутку, убежал, но доедать яблоки в выселенную деревню всё равно возвратился. То ли понял, что я сам перетрусил не меньше, и больше меня не нужно бояться, то ли посчитал, что я последний посетитель колодца, и к нему больше никто не подойдёт.

В заповедном крае издревле было заведено мстить нехорошему человеку с помощью медведя. А делали это так.

На зиму сено своим коровам заготавливали в пойме Березины. Из-за летнего бездорожья и топей слаживали стога, а зимой, когда землю скуёт мороз да застелет снег, их вывозили на санях.

И вот если кто-то на кого-то затаил зло и решил отомстить, ничего лучше придумать нельзя, как высыпать на стог ведро яблок, пока медведи не залегли на зиму в берлогу. А косолапый за пять-шесть километров чует запах любимого лакомства. Безошибочно находит его, но достать не может. И тогда зверь берётся разбрасывать стог по сторонам, пока яблоки не окажутся на уровне его пасти.

Горюет хозяин стога, обнаружив его разрушение, понимает, что это месть обиженного им человека, но доказать это ничем не может. Единственное, что можно сделать, так это организовать подобную месть подозреваемому. Если, конечно, медведи ещё в берлогах не уснули до весны.

Понимает и вся околица причину разрушения стога. Кто-то сочувствует, кто-то злорадствует, но своеобразная месть в заповедных деревнях продолжает жить. Если только реже стала применяться в связи со значительным уменьшением количества частных бурёнок.

*

Ёжика встретить в лесу, сенсацией не считается. Обычно он пугается, сворачивается клубком, чтобы до уязвимого живота враг не добрался. Попробуй тогда одолеть его, колючего до невозможности.

Не знаю такого человека, который бы причинил колючему зверьку вред. Ну, потрогают его иголки, осторожно в руки возьмут колючий клубок, сфотографируют, могут притаиться, чтобы дождаться, когда введённый в заблуждение ёжик решит, что опасность ушла, раскрутится и пустится в дальнейший путь. А человек раз - и сфотографирует его на марше.

Проделывал и я подобное не однажды. И вот как-то в очередной раз повстречал ёжика. Как обычно, он свернулся клубком. А у меня яблоки при себе были. Наколол я их на иголки, отошёл в сторонку, притаился. Через несколько минут спокойствия зверёк распрямился и, даже не пробуя сбросить с себя неожиданно появившийся груз, подался в густую траву. Наверное, понёс чудно доставшуюся добычу в своё жилище.

*

Настолько изучил территорию заповедника аж до озера Палик, что практически никогда не блужу. Даже в пасмурную погоду всегда ориентируюсь, где нахожусь. Очень редко в обложной дождь могу на короткое время закрутиться, но всё равно скоро определяю местонахождение. А большинство сборщиков клюквы повесят собранную ягоду или же обеденный свёрток на чахлую болотную сосёнку, чтобы не таскать с собой, и уже в нескольких десятках метров так дезориентируются, что часами ищут пропажу, и бывает, что не находят.

Вот идём с другом Мишкой в лисички. Я ему говорю: иди под ту сосну - три лисички найдёшь. Выносит Мишка оттуда три лисички. А вон на опушке того молодняка две лисички сходи сорви, говорю. Возвращается Мишка с двумя грибами и не перестаёт удивляться, откуда я знал, что они там есть. Вот так я, степной и к тому же городской хохол, ориентируюсь в беларуских лесных дебрях.

*

Однажды набрал два ведра лисичек на Островке под Гатью, возвращаюсь. Смотрю, в трёх метрах от меня огромный глухарь бруснику собирает. Я, не останавливаясь, прошествовал дальше, чтобы не тревожить осторожную птицу. А она обошла меня стороной и набросилась спереди.

Клюв будто у орла, когти пострашнее, чем у Бабы-яги, сам весит килограммов семь-восемь. Мне ничего не оставалось, как несколько раз резиновым сапогом ударить по зобу. Глухарь припал на крыло, повернулся на 90 градусов и ушёл в сторону.

Конечно, при желании я мог схватить буяна, затоптать или же задушить. И не сделал это лишь потому, что не было рюкзака, чтобы его спрятать от посторонних глаз. А нести в руках - вдруг на лесника нарвёшься: трёх- четырёхмиллионный штраф обеспечен.

До сего времени не верят лесники и охотники, что на меня нападал глухарь. Ведь он настолько осторожен, что редкого следопыта подпустит на ружейный выстрел. А я считаю, что чудом застигнутая врасплох птица впопыхах ничего иного не придумала, как напасть на врага первой. Но снова возникает вопрос: почему это сделала, если я обошёл её и начал удаляться?

*

А косуль сколько видел! Еду на велосипеде, а они по переду бегут. Сбегают с дороги только через несколько сотен метров после того, как учуяли опасность.

Однажды собирал чернику в болоте возле гостиничного филиала «Нивки». Набрал ягод литров под восемь и сел в траве перекусить. Вдруг приходит косулёнок с рожками сука на три-четыре, останавливается метров за пятнадцать, рассматривает меня и носом поводит - пищу чует. Притаился я, сижу тихо. Наконец, насладившись необычным зрелищем, гукнул. Козлик как подскочит и пошёл по кругу, отдаляясь и гортанно громко храпя, таким образом предупреждая сородичей, что обнаружена опасность.

*

Еду на велосипеде из центра заповедника Домжерицы по грибы. Вижу, на небольшом диком кабанчике весом килограммов пятнадцать-двадцать сидит также небольшая собака. Возятся, кусают друг друга. Поросёнок не может вырваться из под собаки, а та не желает отпускать его, вцепилась в спину когтями, а в холку зубами.

Останавливаюсь. Собака послушно соскакивает со своей жертвы и усаживается рядом - это означает, что отдаёт мне свою добычу. Я тут же мог наброситься на зверя и затоптать его, но помешала африканская чума: знал, что как свойских, так и диких кабанов уничтожают безжалостно, чтобы заразу не разносили. Жалко мне стало малыша - может его родителей убили. Стою, не трогаю. А он посмотрел по сторонам и понёсся подальше от дороги со всех ног. Исчез в траве, а собака, как ни в чём не бывало, повернулась и побежала в сторону деревни. Она своё дело сделала: трофей отыскала, попридержала до прихода человека, а он теперь пускай делает с ним, что хочет.

*

Осенью приехал ко мне племянник из Украины. Повёл его по грибы в заповедник. Слышим: ухает-мыкает кто-то. Гость спрашивает, в чём дело, а я и сам не могу разобраться. Пошли в ту сторону, чтобы выяснит причину непонятных звуков, как сразу наткнулись на небольшой карьер. В нём метрах в пятнадцати-двадцати от нас стоит годовалый лось и, задрав нос, головой поводит - тоже ловит непонятные звуки.

И тут меня осенило: зверю-то отдалённое мычание очень даже понятное. У лосей сейчас как раз гон начинается. Лосиха своеобразным рёвом зазывает лося. По нему он находит партнёршу, и они бегут по лесу, спариваясь на ходу. А происходит это следующим образом.

Встретившись, звери обнюхивают друг друга, знакомятся, значит, скоропостижно спариваются и пускаются в бега. Пробежав километров пять-шесть, останавливаются на мгновение, моментально спариваются ещё и снова бегут. Так повторяется много раз.

Почему таким образом происходит лосиная любовь? Не знаю. Может, в беге после очередного спаривания звери сил набираются для следующего?

*

Когда работал лесником, приказал мне лесничий Михаил Гречный покормить диких кабанов в Нивках. Там уже стоял подвезённый трактором ящик с зерном. Нужно было его высыпать зверям.

Лесничий предупреждал, чтобы только обязательно взял лопату и снег убрал с подкормочной площадки. Нашёл дурня! Буду я ещё снег лопатить, если звери коренья из-под огромных сугробов достают. Взял и высыпал фураж на снег. Постучал в ведро, таким образом подав знак, что обед готов. Слышу: хрюкают. Желания особого с ними встречаться нет, поэтому ухожу.

Прихожу назавтра выдать очередную пайку фуража зверью. А снега на том месте, где зерно высыпал, ни грамма нет. И не вытоптали его, а съели вместе с зерном. Так утрамбовали площадку, что стала будто заасфальтированная. Теперь-то и рассуждать не пришлось, раскидывать снег или нет. Его и в помине нет возле ящика.

*

Непосвящённому человеку тяжело поверить, что проще всего тетеревов встретить не в лесу, а на обычной гравийной дороге. Выводком выходят на неё в сентябре камушками зоб наполнить, чтобы пищу тщательно перемалывали. Тетеревица килограммов семь-восемь весит.

Даже как-то боязно было встречаться с огромной птицей после нападения на меня глухаря. Вдруг и ей вздумается совершить на меня налёт, защищая выводок. Серьёзных травм она мне не нанесёт, а вот поцарапать да поклевать может сильно.

Записано в 2014 году.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


ТРЕТЬЯ ЛЕПЕЛЬСКАЯ СМОЛОКУРНЯ  — 4 дня назад,   за неделю: 390 
КРУТАЯ ЦЕРКОВЬ СТОЯЛА В ВОРОНИ  — 2 дня назад,   за неделю: 357 
91. КАК МЫЛИСЬ. Шуш Эсенскі  — 7 часов назад,   за неделю: 103 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ