Блоги LEPEL.BY
БЛОГИ


 

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 09.04.2017 (22:45) — 7 месяцев назад

429. ГЕОГРАФИЮ УЧИЛИ ПО МЕДАЛЯМ УЧИТЕЛЯ. Полонский Анатолий


Сведения об авторе смотреть здесь.

 У деревни  говорящее название: Заболотье. Да, она — за болотом. Причем за Дурным болотом. Так эта местность в Пышнянском сельсовете,  на север от райцентра Лепель,  была отмечена   официально  в географических картах. Пару десятков лет назад мелиораторы превратили болото в плодородные земли.  Между прочим, не выкорчевав, а сохранив дубки и дубы, что  росли на Дурном болоте, а теперь растут среди полей.

 Учителем  в начальной  школе  деревни Заболотье Пышнянского сельсовета был фронтовик Александр Лукьянович  Шнитко.  Он воевал с первого до последнего дня войны. Демобилизовался из Германии в звании старшины. Между прочим, учителей демобилизовали в первую очередь – надо было учить детей. На его гимнастерке медалями  «звенела» география Европы». И мы лучше всего знали географию тех мест - те города  и  веси, что освобождал наш учитель, реки, которые он форсировал. Александр Лукьянович часто отвлекался от темы и задач урока и рассказывал, рассказывал про войну.

 Основы химии, физики, предметов, которых нет в программе начальной школы, мы  познавали,  делая вместе с учителем эту фотографию. 

  Старенький трофейный аппарат заряжался фотопластинкой, химикаты для  проявления и закрепления изображения  тоже были просроченные – еще, видимо, довоенные. Поэтому невысокое качество.  Как на чистописании   аккуратно вывели место съемки и дату. Именно в эти дни в Москве проходил ХХ съезд КПСС. Электричество и радио в деревню еще не провели. Но у учителя был единственный на всю округу радиоприемник, работавший от тяжелых батарей. Текст закрытого доклада Н.С. Хрущева  о культе личности Сталина учитель знал. Радиоглушители  «вражьих голосов»  в эфире  тихой деревеньки не очень мешали приему.

  К более ранней истории мы приобщились так. Однажды Александр Лукьянович сказал придти в школу с лопатами.  Учебный день был сокращен на пару часов, и мы из-за парт отправились на археологические раскопки.

 Волотовки… Так в наших местах называют курганы под соснами в  окрестных лесах, присыпанные многолетней иглицей. В волотовках, по народной молве, захоронены  солдаты французской армии, отступавшие на свою родину через наши места. Кстати, слово «шаромыжник» - французского происхождения. В наших краях, повторяю: в наших, оно обозначает «обездоленный человек», горемыка. Такими их представляли  мои земляки тогда, во время исхода армии Наполеона. «Шерами» - мой милый друг – так примерно звучит это словосочетание в переводе с французского.

  - Мой милый друг, помоги… - просили чужие солдаты у местных сельчан.

  И, чем, могли, помогали, приговаривая:

  - Вот эти шаромыжники опять идут.

  В волотовках как раз и были похоронены умершие от усталости, голода и холода солдаты разбитой армии Наполеона. Информацию о каких либо сражениях именно в этих местах я не нашел.

   Школьная наша «экспедиция», конечно же, никем не была разрешена. Но она оказалась удачной. На глубине в метр мы нашли не только останки солдат, но и предметы их быта. И, кажется, холодное оружие. Хорошо помню металлические браслеты. Протерли их песком — высветился желтый металл. Скорее всего – бронза.

  Хорошо помню, что, спустя несколько дней, наш учитель понес их в только что открывшийся в Лепеле местный краеведческий музей.

  Так  завершилась школьная экспедиция в историю. На месте той возвышенности в лесу, где мы вели раскопки волотовок, теперь глубокий карьер. Спустя годы, здесь  экскаваторами загружали в машины песок. И  теперь вряд ли обнаружит кто какие-нибудь находки. Впрочем, волотовок возле Лепеля  и теперь много.

 А это учитель Александр Лукьянович Шнитко чокается  с моим папой, тоже учителем, Артемом Марковичем Полонским.

 Скромное застолье под молодой сосенкой в редкие свободные минуты сельских учителей. Обычная снедь: кусочки порезанного сала на газете, скорее всего, «Настаўніцкай газеце», вареное яичко от своих кур. С ним в руках моя мама, тоже учительница, Татьяна Константиновна.  И скромная выпивка – бутылка красного вина.

  Улыбается Евдокия Ивановна Шнитко – жена учителя. Она из Орловской области России, познакомились вскоре после войны. Евдокия Ивановна работала и уборщицей, и сельским библиотекарем…

  Еще есть фотография:  Татьяна Александровна Шнитко. Это дочь учителя и Евдокии Ивановны. 

 Таня с деревенскими девчатами поехала в «текстильный» городок на Волге. Училась, работала там.  Перед пенсией  работала в Пышнянском сельсовете то ли счетоводом, то ли бухгалтером. Её сын Николай Зайцев  стал офицером милиции в Москве и сейчас, конечно же, в отставке.

  Не так давно с известным краведем Володей Шушкевичем и еще более известным Валацугой, моим добрым товарищем и единомышленником,  мы поехали в деревню Августово навестить Таню. Мы знали, что у её папы Алексндра Лукьяновича был богатейший архив из фотоографий прошлых лет. Хотелось увидеть историю глазами сельского фотографа-учителя, показать лучшие снимки всем.

   Соседи Тани Шнитко по деревне Августово тихо сказали:

  - А Тани уже нет. Умерла…

  Ей не было и семидесяти лет.

   Александр Лукьянович в Заболотье учительствовал много лет. А потом он «пошел на повышение». Его избрали парторгом партийной организации тогдашнего колхоза имени Жданова Лепельского района. В деревне Августово дали жилье – квартиру в домике из белого кирпича.

  Помню, Александр Лукьянович, приехав с очередного пленума райкома партии, делился впечатлениями с односельчанами. Среди слушателей был тогдашний председатель колхоза имени Жданова Иван Федорович Лейко, специалисты хозяйства. Парторг рассказывал:

  - Секретарь райкома «разносил» на пленуме директора рыбхоза  товарища Красногира: мол, кругом озера, а рыбы в продаже нет. Вы виноваты, товарищ Красногир! Директор рыбхоза встал и вежливо спросил: а кто, товарищ секретарь, виноват, что в магазинах мяса нет?

   Не откажешь в юморе и директору рыбхоза Красногиру, и парторгу Шнитко, и секретарю райкома партии в понимании этого юмора. По крайней мере, товарищ Красногир не был снят с работы, и еще долго его рыболовные бригады ловили рыбу в окрестных озерах.

   Бывший учитель,  а теперь колхозный парторг Александр Лукьянович Шнитко, был веселым человеком. Знал всех от мала до велика, знал заботы и проблемы каждого и старался в меру возможностей своих и колхоза помогать людям.

  И личный пример партийного вожака… Накануне в окрестностях стоял стук молотков: отбивали косы. Предстояла массовая заготовка кормов - сенокос. Вести прокосы вышли все, кто мог. И, конечно, с самой большой косой-десяткой стал в прокос и парторг. И тут увидели: Лукьянович упал прямо в нескошенную траву. Приехавшие медики констатировали: мгновенная смерть, скорее всего инфаркт.

   Еще раз взгляните на фотографию учеников начальной школы в деревне Заболотье Пышнянского сельсовета Лепельского района, сделанную А. Шнитко в феврале 1956 года. Более полутора лет оставалось до запуска в СССР первого искусственного спутника Земли, более шестидесяти лет - до наших дней. В  этом, 2017 году нашему учителю А.Л. Шнитко исполнилось бы сто лет… Здесь он на снимке 1962-го года.

 О других учителях-наставниках, которых знал на Лепельщине, постараюсь рассказать в последующем.

2017 год.







Мартин: 09.04.2017 в 23:20 — 7 месяцев назад

Вероятнее, шаромыжников захоранивали как и немцев в 1944 году, а курганы, считают археологи и историки, относятся к временам появления христианства.






Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора




 

Copyright © 2009 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение