Блоги LEPEL.BY
БЛОГИ


 

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 30.04.2017 (22:36) — 7 месяцев назад

446. БЫЛ ЛИ ШТИРЛИЦ В ЛЕПЕЛЕ? Полонский Анатолий


Сведения об авторе смотреть здесь.

  На попутном автомобиле доехать летом из Минска на север страны, в край голубых озёр, вовсе не проблема. На северной окраине беларусской столицы в микрорайоне Зеленый Луг всегда к  вечеру голосует множество попутчиков до Плещениц, Лепеля, а то и Полоцка. И теперь, когда на дорогах вереницы машин, и раньше, в годы 80-ые, прошлые.

 Голосую, и повезло.

 Остановился автомобиль «Волга-21» с двумя путешествующими: мужем и женой.

 - Куда, молодой человек?

 - До Лепеля…

 - О, и мы как раз туда. Если вас не смущает соседство с нашей собакой — садитесь. Хороший попутчик – дорога короче…

 Действительно, на заднем сиденье восседал красивый пёс, сопровождавший супружескую чету в этой поездке…

 - Ну, что вы: такое приятное соседство… Я люблю собак.

 Лохматый, породистый пёс с готовностью потеснился на заднем сиденье, обнюхал меня: познакомились!

 Владельцы автомашин, с охотой берущие попутчиков, как правило, коммуникабельные люди. Они охотно поддерживают разговор, сами вступают в беседу. Не оказались исключением и водитель-мужчина лет пятидесяти, и его жена - женщина с добрым славянским лицом. Мы разговорились. Причем беседу начал водитель.

 - А Лепель - это ваша родина! — не спросил, а уверенно сказал он.

 - Да, это моя родина… Вы догадливы…

 - А догадаться просто: у вас устойчивый северо-белорусский акцент, хотя вы говорите со мной на русском.

 - А вы что, филолог? - поинтересовался я.

 - В некоторой части - да, - улыбнулся мужчина и уточнил: -- но лишь в некоторой…

 - А кто же тогда вы в главной степени?

 Мужчина опять улыбнулся:

 - Вы, молодой человек, слишком любопытствуете…

 Так мы и ехали. Разговаривали обо всем. Кажется, я, как попутчик, устраивал путешествующих. А были они из Москвы.

 - Вот едем на родину моей супруги, в Калининскую область.

 - Но ведь из Москвы есть прямая дорога на Калинин, - уточнил я. — Почему через Минск, Лепель?

 - Дело в том, молодой человек, что Лепельщина – земля наших предков. А меня зовут Юрий Иванович Дроздов.

 - А все-таки, Юрий Иванович, кто вы по профессии? Инженер, учитель, дипломат, врач? Или, может быть, человек служивый: военный, а может, разведчик, как полковник Рудольф Абель?

 В те годы был очень популярен известный фильм «Мертвый сезон» о советских разведчиках-нелегалах. Юрий Иванович улыбнулся, многозначительно взглянул на жену, в нашем разговоре появилась какая-то пауза.

 - Да будет вам известно, что разведчик-нелегал должен иметь  неприметную внешность, а я, видите ли, лыс, - при этом Юрий Иванович снял берет. – Но, вы догадливы во многом, молодой человек. Я - военный. Кстати, воевавший. Повезло, остался жив, дошел до Германии.

 И вдруг он запел. Баритон был хороший. Так бы и осталась эта встреча в череде многих других, но именно она почему то запомнилась. Весьма необычен, колоритен был мужчина. И своим радушием, и внешностью, и уважительностью ко мне, случайному попутчику, и вот этой песней, которую пел легко, в явное удовольствие.

 В Лепеле  Юрий Иванович попросил напомнить, как проехать к городскому кладбищу. И я сопроводил путешественников к территории неработающей тогда Лепельской ГЭС. Остановились у кладбища.

 - Благодарю вас, молодой человек!

 - Вам спасибо, что подвезли…

 Так мы и расстались.

 Шли годы, более трети века минуло…

 …Не погрешу против истины, если скажу, что у читателей-мужчин наибольшим интересом пользуется мемуарный жанр: книги и очерки, написанные участниками событий, о которых повествуется. Особенно, если они рассказывают о малоизвестном ранее, по разным причинам до поры до времени сокрытом тайной…

 …Не столь далеко то время, когда из Афганистана были выведены советские войска. Затем появилось множество публикаций «о той войне незнаменитой». Среди них и воспоминания об одной из боевых уникальных операций спецназа. Их напечатал московский журнал. Автор рассказывал о драматических событиях, свидетелем которых он не просто был, но и являлся одним из организаторов. Речь шла о штурме в декабре 1979 года дворца Тадж-Бек – официальной резиденции тогдашнего правителя Афганистана Хафизуллы Амина. Боевая секретнейшая операция была проведена силами офицеров подразделений особого назначения. Автор воспоминаний с теплотой называл имена своих боевых товарищей, рассказал о смертельном риске, которому они подвергались. Так стали известны ранее безвестные герои.

 Читаешь такой материал, и обязательно хочется знать, запомнить имя его автора. Так вот, очерк был подписан: Юрий Дроздов. Людей с такой распространенной фамилией – превеликое множество. Но где-то в душе всколыхнулась интуиция: не тот ли это Юрий Иванович Дроздов? Не он ли в середине семидесятых – всего за четыре с небольшим года до штурма резиденции Амина - безмятежно путешествовал на автомобиле по Беларуси и средней полосе России, при этом подвозя попутчиков, в том числе и меня?

 Начиная с первой половины 90-х годов, теперь уже прошлого века, в российских журналах появились новые очерки Юрия Дроздова. Позже они стали выходить отдельными книжками. Вот названия некоторые из них: «Нужная работа», «Вымысел исключен», «Записки начальника нелегальной разведки»… Сами названия говорят о теме этих книг: тайная война, которую ведут разведки государств мира. В них названы многие имена: порой легендарные, порой известные и неизвестные ранее вовсе. В предисловиях был представлен и автор: Юрий Иванович Дроздов. Опубликована его фотография. Оказалось, что Юрий Дроздов -  офицер нелегальной разведки КГБ СССР, а затем и генерал-майор, руководитель этой службы. 35 лет посвятил ей, не считая фронтовых и армейских лет.

 А жизнь его – тоже легенда. Юношей офицером-артиллеристом участвовал в Отечественной войне, победу встретил в поверженной Германии. Потом - неустанная, напряженная учеба в военном институте иностранных языков в Москве. Блестяще освоил немецкий и английский языки. Долгие годы работал в Германии разведчиком-нелегалом. Начинал ещё в те годы, когда Берлин не разделяла стена на восточный и западный: в разгар «холодной войны».

 В период наиболее напряженных отношений между СССР и КНР был командирован в Китай. Работал там до 1968-го года. Как напоминание об этом, в квартире Юрия Ивановича хранится табличка с тогдашним названием улицы, на которой находилось советское посольство «Улица советских ревизионистов». А затем — трудная, многолетняя работа в США: был резидентом нелегальной разведки СССР.

 Однако снова вспомним фильм «Мертвый сезон» и те кадры, где спецслужбы СССР и США совершают взаимный обмен задержанными разведчиками.

 Фильм — художественный. Эпизод этот не документален. Но не зря художественный фильм предваряет выступление в кадре легендарного советского разведчика Рудольфа Абеля. Напомним, он был приговорен судом США к 30 годам лишения свободы. Для 55-летнего человека это означало пожизненное заключение. Но через четыре года  полковника Абеля обменяли на военного пилота США Пауэрса, совершавшего в начале 60-х полет на разведывательном самолете У-2 над территорией СССР, и сбитом. Так вот, как пишет Юрий Иванович Дроздов, он «принимал участие в оперативной разработке обмена». Эта оперативная разработка шла годы. Ну, а в момент обмена Юрий Иванович присутствовал в качестве «родственника» нашего разведчика Рудольфа Абеля.

 «Абель перешёл линию обмена в каком-то серо-зеленом балахоне и маленькой кепочке. В тот же день мы потратили пару часов в магазинах Берлина на покупку необходимого гардероба» - это из книги Юрия Дроздова «Записки начальника нелегальной разведки».

 Конечно же, в своих статьях и книгах Юрий Иванович и сегодня далеко не все может рассказывать. Например, очень любопытный эпизод ограничен лишь одним предложением. «В 1970 году принимал участие в мероприятиях по легендированию неонацистской ячейки в Германии. Выступал в роли бывшего офицера СС».

 Но, что же связывает Юрия Ивановича с нашей беларусской стороной? А Беларусь дорога ему как родина предков. Да и Юрий родился в Минске 19 сентября 1925 года. Вот фрагменты из автобиографичных записок Юрия Ивановича: «Мой отец Иван Дмитриевич был офицером Русской армии. Участвовал в первой мировой войне, сражался на юго-западном фронте. За храбрость получил Георгиевский крест. После 1917 года служил в Красной армии. В первые дни Великой Отечественной войны ушёл на фронт. Был тяжело ранен под Старой Руссой. После выписки из госпиталя служил начальником штаба одного из военных училищ.

 Мама Анастасия Кузьминична родилась на Лепельщине. Её отец, мой дедушка, работал садовником в имении помещика. А после революции дедушка Кузьма служил сторожем на Лепельском кладбище. Его избушка почти вплотную примыкала к березовой роще. Он делал для меня удочки и водил ловить рыбу. Дедушка прожил более 90 лет. Во время войны ушёл в партизанский отряд. А в зиму 1943-44 годов тяжело заболел и умер. В моей памяти он остался таким, как дед Талаш из «Дрыгвы» Якуба Коласа: простым добрым, отзывчивым».

 В начале 30-годов Юра с родителями жил в Минске. Из воспоминаний детства: прогулки к большому мосту-виадуку, переброшенному над железнодорожными путями. Мальчик любил с моста смотреть на идущие внизу на Негорелое, а там и в Западную Европу, поезда. С тревогой ожидал, когда его окутают облака пара и дыма, что поднимались из паровоза. Железная колея звала в дорогу перестуком вагонных колес. Анастасия Кузьминична тогда почувствовала, что у сына пробуждается дух странствий и страсть к скитаниям. Она оказалась права.

 За 35 лет службы в нелегальной разведке Ю.И. Дроздов прошёл путь от оперативного уполномоченного до начальника управления «С» - Первого главного управления КГБ СССР. Конечно же, под его руководством разрабатывались и проводились многие секретные операции.

 А вот читаю и воспоминания о том дне, когда оказался случайным попутчиком Юрия Ивановича и его супруги. «В 1975 году перед отъездом в Нью-Йорк мы с женой посетили Лепель. С большим трудом после многочисленных расспросов местных жителей нам удалось отыскать старую кладбищенскую сторожку, которая теперь приютила других людей. Я сделал фотографии и послал маме. После долгих изучений она и её сестры из Витебска и Шклова признали избушку своей».

 «Я очень люблю путешествовать на автомобиле», - пишет Юрий Иванович.

 Может быть, и нынешним летом легендарного генерала приведёт дорога в нашу, родную и ему сторонку. Теперь даже случайному попутчику можно рассказать то, что раньше приходилось по понятным причинам скрывать. И я вспоминаю, как легко и даже лукаво он ушёл тогда от моего вопроса. Ответил так: «Разведчик-нелегал должен иметь неприметную внешность, а я, видите ли, лыс». И, думаю, что б ещё больше заинтриговать, подзадорить молодого, слишком любопытного человека, нарочно запел песню на чистейшем немецком языке.

 Может быть, Юрий Иванович, как и много-много лет назад, в далеком детстве, закинет удочку в то же место, куда указывал дедушка Кузьма, и немного порыбачит…

 Живёт Юрий Иванович Дроздов в Москве.

 Генерал в отставке – почётный президент Ассоциации ветеранов подразделений специального назначения.

 …Был ли Штирлиц в Лепеле? Вы ещё спрашиваете…

2017 год.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора




 

Copyright © 2009 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение