14 авг 2017 в 16:18 — 3 года назад

ПЕДАЛИ. 1)Вступительный реванш

Тема: Блукач у Вялікім Княстве Літоўскім     Сегодня: 1, за неделю: 2, всего: 1328

 Нет хуже, чем путешествовать на велосипеде в средине лета: невыносимая жара, лютый гнус, гигантская трава, всё заслоняющая листва… Я это прекрасно осознавал, поэтому велоскитание по Круглянскому району Могилёвской области планировал на 16 мая. А 15 мая попал в аварию, и на длительный срок был выведен из физической деятельности. И вот в начале августа определил, что смогу пару сотен километров одолеть на своём верном итальянце «Роджере».

 Почему маршрутом выбрал именно Круглянщину? Ответ прост, как эмблема телефонного оператора МТС – яйцо. Это ближайший район Беларуси, по которому не прошлась моя нога. А где не был, там всегда интересно. Маршрут разработал загодя, включив в него знаменитые места Круглянского края.

 Под утро 8 августа забрался в пустой вагон дизеля Лепель – Орша.

 Загодя вычислил, что ближе всего к Круглянщине расположена станция Лемница Сенненского района. На ней и вывалился из вагона, что с рюкзаком и велосипедом далось нелегко, поскольку минутной стоянки для того слишком мало.

 Полный радужных чувств от предстоящего интересного путешествия, заныриваю в кусты. Давно не знавшая человеческих ног дорога повела меня вдоль железки. По ней не только ехать, но даже вести велик весьма трудно. Он проваливается в заполненные водой старые тележные колеи аж по самый рюкзак. Я следую между ними. Непримятая трава враз промачивает кеды насквозь. В них противно хлюпает вода. Но я верю своему навигатору. Он ведёт меня кратчайшим путём, согласно установленному режиму «велосипед». Если бы я включил «автомобиль», стрелка бы показала нормальную дорогу. Однако такой путь был бы окружным. А мне зачем наматывать лишние километры?

 В конце концов, кусты с тоннами утренней росы расступаются, и дорога начинает копировать борозды давней пахоты. Ехать по ней можно лишь условно, поскольку пешком идти с такой же скоростью значительно удобнее. Успокаиваю себя мыслью, что когда-нибудь эта муштра закончится, и меня ожидает лёгкий беззаботный маршрут.

 Сознательно не брал воду, чтобы легче было грузить и выгружать рюкзак. А пить захотелось давно. Как раз кстати вдали маячит деревенька - в ней и наберу воды. Но в населённом пункте из нескольких домов не вижу ни колодцев, ни колонок. Обращаюсь к случайному мужику. Забирает у меня пустую бутылку и идёт в хату, куда проведена вода.

 Вскоре въезжаю на асфальт нашей «Оршанки». Несколько километров еду в сторону Лепеля. Сворачиваю влево на границе Сенненского и Толочинского районов.

 Нужно замолвить слово о моём рюкзаке. Он специальный, велосипедный, называется «штаны». В его 80-литровую утробу влезает всё, что угодно. Распределяешь самые длинные вещи по штанинам, остальное навалом грузишь сверху, карманы заполняешь наиболее часто пользуемыми предметами, например – водой, и закидываешь на багажник, будто человека. Никакого страховочного крепления не требуется – рюкзак садится надёжно.

 Я, конечно, далёк от чествования всякого рода культовых строений, однако церковь на возвышенности полевого села внимание всё же приковывает.

 Для того, чтобы попасть на могилёвскую Круглянщину, мне нужно полностью пересечь витебскую Толочинщину. А это – полсотни километров. Нелегка задача. Но я стараюсь. Поначалу у меня это получается. Тем более поутрянке, пока солнце не достигло зенита, и утренняя прохлада приятно освежает тело, не позволяя педалям выдавить из меня пот.

 Пора бы и позавтракать, но подходящего места поблизости не видно. Сойдёт и съезд с дороги за околицей умирающей деревни.

 А что, собственно говоря, я хочу получить от этой на первый взгляд бессмысленной поездки? Такая её характеристика абсолютно неправильна. Ну, во-первых, увижу неизведанные края. Во-вторых, обогащу свой кругозор визуальной фиксацией включённых в план пробега природных и исторических объектов. И, что самое главное, испытаю себя на прочность, выносливость, терпение. Это, пожалуй, самое главное. Ведь поедь я подобным образом куролесить по Лепельщине, мог не выдержать сложной дистанции и сойти с маршрута – до дома ведь рукой подать. А вдали от места жительства это сделать весьма непросто.

 Безразличный человек, конечно, не поймёт, что значит созерцание окружающих просторов, перспективы далей дальних. Сознание не успевает их фиксировать из машины или мотоцикла. Пешком идёшь – слишком надолго зависает перед взором окружающий мир и оттого надоедает. Поэтому самым познавательным получается обзор с велосипеда.

 Но я в общей сложности уже проехал 15 километров. На первый взгляд такое ничтожное расстояние вскоре свалит с ног велосипедиста-новичка, если тот не остепенится в первый день своего марафона и будет продолжать неустанно нажимать на педали. Я это уже проходил, а потому знаю, что самое время дать себе часовой отдых, любой, лишь бы в сторонке от примитивного транспортного средства. А уютного местечка для отдыха поблизости не наблюдается. Что ж, сойдёт и съезд на мелиорированную площадь. «Роджер» пусть отдохнёт в стоячем положении, а я завалюсь на скошенную плантацию борщевика. Вряд ли он прожжёт брезентовую подстилку и повредит моё тело. Солнце пока таково, что не вынуждает прятаться от него в тень. Так, в полудрёме, и скоротаю отведённый для отдыха час.

 А места здесь гористые. Если при прокладке и последующей реконструкции трассы Минск-Витебск взгорки срезали и их содержимым засыпали лощины, то для дороги Сенно-Толочин такие действа считались слишком дорогостоящими, поэтому асфальт аккуратно копирует окружающий ландшафт. И моих шести скоростей не хватает для преодоления подъёмов. На особенно крутых горках мало первой передачи, чтобы взбираться на них. Не хватает силы крутить педали. Приходится останавливаться и вести велик вверх по песчаной обочине, ведь даже ехать по краю асфальта без нарисованной крайней полосы опасно. Чтобы обогнать велосипедиста при встречном транспорте, разогнанные фуры не снижают ход, а начинают настойчиво сигналить: убирайся с пути, иначе будешь раздавлен. Приходится сворачивать в песок и останавливаться.

 Продуктов из дому везу мало – это во времена советского дефицита нельзя было купить в магазине основательного пропитания, за исключением рыбных консервов. А теперь в каждом сельмаге набор еды предлагается в большем ассортименте, чем во времена строительства коммунизма во всех универсамах Минска, вместе взятых. Поэтому запасаюсь свежей пищей дважды в день – перед обедом и ужином. Слава современным сельмагам! Беда лишь в том, что количество их за последние десятилетия сокращено в разы. Но об этом пусть сожалеет пешеход, а велосипедист в любом случае наткнётся на придорожный маг.

 Ёлки-моталки! Да на Толочинщине сохранили придорожные зоны отдыха! Глазам своим не верю - рай для туриста.

 А ведь правильно в бедные 90-е годы запустили компанейщину по созданию подобных зон отдыха вдоль автотрасс, чтобы ими пользовались транзитники. Как грибы выросли лесные теремки и на Лепельщине. От Лепеля в сторону Минска целые городки на опушках украсили шоссе замысловатыми архитектурными сооружениями напротив магазина в Черноручье, возле родника перед Эсой, на съезде в деревню Веребки, за стоянкой для большегрузных авто, на берегу озера Окунёво, перед озером Плоч… Красота и удобства были неописуемые. Но вдруг добросовестно исполнять свои обязанности взялась санитарная служба и включила зоны отдыха в план регулярных проверок. Конечно, состояние обеденных мест, мусорных контейнеров, туалетов-скворечен не удовлетворяло санитаров, и они взялись составлять протоколы и штрафовать лесников. Те усиленно принялись за наведение порядка. Но ведь только убрались, а следом остановился нерадивый транзитник и нагадил. В общем, устала лесоохранная служба содержать зоны отдыха и нашла самый лучший вариант решения проблемы – собственными руками разобрала строения в зонах отдыха. Теперь транзитники обедают и справляют нужду, где попало. Мусор после них разносится ветром по всему лесу и становится недосягаем глазу санитарных медиков.

 А как нужны придорожные зоны отдыха! Водителям – чтобы отдохнуть и не совершить аварии в уставшем состоянии. Туристам – чтобы не валяться на земле, а в достаточном комфорте расположиться на скамейке и тут же приготовить себе жрачку на оборудованном кострище даже в пожароопасный период, когда вход в лес вообще запрещён. Пользуешься такой зоной отдыха и кажется, что и жизнь хороша, и жить хорошо. К сожалению, такие рассуждения не могут посетить как аборигена, так и гостя Лепельщины, поскольку такой комфорт у нас попросту отсутствует, а вернее – убит.

 Толочин меня мало интересует, поскольку цель имею иную – исследовать соседний район.

 Но заботой о толочинцах и их гостях город с 10-тысячным населением меня приятно удивил. И было чем – там, в отличие от Лепеля, не заглушили водоразборные колонки для прохожих.

 Вот скажите, где в Лепеле туристу или упавшему в обморок человеку попить воды? Только в магазине купить пятилитровый бутыль. Но вот задача: через силу выпьешь пол-литра. А куда девать остальные 4,5 литра? Выливать жалко, деньги ведь уплачены. Забирать с собой – в моём случае несподручно, слишком громоздко. А из колонки напился, наполнил пару бутылок и снова радуйся жизни. Эх, как ещё лепельцам далеко до цивилизованной жизни с чрезмерно экономными коммунхозовскими экономистами!

 И заведший народ в тупик вождь мирового пролетариата у них поскромнее нашего, и под ним не видно венков, возложенных руководителями района в рождённую революцией прошлую маёвку.

 Может, такой практики в Толочине вообще не существует, а Лепель является оплотом политики Коммунистической партии Советского Союза?

 Ба, да на 10 тысяч населения в Толочине светофор предусмотрели!

 А у нас говорят, что установка такой регулировки движения на перекрёстках слишком дорога. В бедных 90-х годах поставили светофоры на пересечении улиц Будённого-Володарского, Горького-Советской, Интернациональной-Чуйкова, а с усилением интенсивности дорожного движения и процветанием независимой беларусской экономики электронных регулировщиков ликвидировали. Ну, почему у нас всё хуже, чем у соседей?

 Вот скажите, разве у нас не разрушили бы фрагмент какого-то древнего сооружения, бельмом возвышающегося? Храмы разрушали – это понятно, они костью в горле торчали у советской власти. Но почему по кирпичику разобрали довоенную станцию технического обслуживания и заправки автомобилей по Минскому шоссе, напротив Веребок, где теперь стоянка для фур? Сделали это дорожники в 60-е годы. Конечно, за давностью наезд этот никого не уколет. А ведь основательным было строение. Со свастикой на стенах. С вполне пригодной смотровой ямой. Не поддавшуюся кирпичную глыбу оставили на опушке, сразу за бордюром стоянки. А в Толочинском районе подобный монолит не опрокинули, а обгородили декоративным заборчиком. Ещё б указали её происхождение…

 Чем ближе граница между районами, тем холмистее становится местность. Ехать мне уже не в радость. С горки спускаюсь на шестой передаче, а вверх забраться на первой не удаётся. Пыхчу. Кряхчу. Стону. Потею… Притом, пока ещё не чувствую знакомой велосипедистам всех мастей ноющей боли места для сидения. Так это благодаря правильно рассчитанному режиму кручения педалей: после каждых 15 километров пути – не менее часа обязательного отдыха. На третьем этапе дневного марша зарождается сомнение: обдуманным ли можно считать моё решение пуститься в эту велосипедную авантюру?

 Осточертели машины спереди и сзади. Не понимаю, как можно ездить на велосипеде без зеркала заднего вида, когда не видишь, как на тебя насовывается фура в то время, когда почти лоб в лоб направляется иномарка. Вовремя не соскочишь с узкого асфальта на песчаную обочину – быть тебе кровяным блином.

 Наконец, когда солнце начинает заметно устремляться к краю земли, далеко внизу обозначается долгожданный съезд с коротким дорожным указанием: «Друцк». Просвещённые люди догадываются, что мой первый дневной пробег должен закончиться в средневековом городе Друцк (Дрютьск, Дрьтеск, Дрьютек, Друтеск, Друческ), первоначально принадлежавшем Полоцкой земле, а затем ставшем столицей удельного Друцкого княжества. Город существует до 15 века. До сих пор сохраняются отдельные руины, а также несколько городищ на левом берегу Друти. Населённый пункт живёт и теперь, однако носит он статус не города (по тогдашнему – места), а агрогородка, т.е. деревни с населением в 260 человек. Вот и знаменитая для историков река Друть.

 Это она здесь, в Толочинском районе, такая невзрачная. На самом же деле имеет длину в три сотни километров (наша Эса живёт на протяжении 84 км, Ула – 123 км). При виде водотока мои вожделённые мечты о блаженстве в холодной речной воде улетучиваются как сон: за травой к берегу не подойти. Но я всё же чутьём нахожу приличное место для купания и на самом деле блаженствую в холоднющей, как в Чёрном море, воде.

 Возвращаясь в Друцк, набираю воды в окультуренном роднике. И совсем не важно, что под поднятую мной крышку проворно заскочила лягушка.

 Может даже от проживания там этих земноводных вода такая вкуснющая. И я её пью, пью, пью… Аж пока в груди больно не застревает непонятный комок. От холода, вестимо…

 Навигатор уверенно ведёт к городищу. Вот оно!

 Но шастающая по монитору красная стрелка ведёт в обход городища. И правильно делает. Знает электронная память, что впереди меня ожидает центральный вход в древний город.

 Как и полагается, древнее поселение обнесено оборонительным рвом.

 За Золотыми воротами до сих пор надёжно держится за жизнь хозяйственная постройка 19 столетия.

 Нужно искать место ночлега. Это просто: ставь палатку, где глазам угодно, а душе удобно. Но хочется расположиться поближе к истории, чтобы во сне очутиться в начале второго тысячелетия. Несомненно, тогда жизнь бурлила вокруг этого извечного родника.

 Ба, да здесь специально для таких, как я, скитальцев даже дров неизвестные благодетели заготовили.

 Туалет-скворечник на два посадочных места соорудили. Вот вы можете себе представить, чтобы так заботились о туристах на Лепельщине? На одном из городищ построили бивак со столами под деревянными зонтами. Специально ведь выбрали аховый видок, чтобы душа каждого бродяги парила над окружающими Друцк просторами.

 Сейчас нажгу углей из любезно привезённых для меня пиломатериалов, заброшу печься картошку, приготовлю быстро-суп, чай и буду до полуночи смотреть на огонь, представляя себя жителем древнего Друцка…

 Сегодня одолел 54 километра. «Фигня», - хмыкнет опытный велосипедист. Он, конечно, прав. Но для меня такое расстояние – жизненный рекорд, первый и последний реванш. По состоянию своего тела я ведь понимаю, что за день столько уже не проеду ни завтра, ни послезавтра… Никогда!

Продолжение смотреть здесь.







15 авг 2017 в 15:36 — 3 года назад

В Украине памятник правадару покрасил, а в Р. Б. даже венок не положил.



15 авг 2017 в 18:07 — 3 года назад

Блукач, может пора переходить на электрическую тягу ?



15 авг 2017 в 18:54 — 3 года назад

А вам слабо вот так? Кто махнёт запросто 54 километра на велике с твёрдым намерением ехать ещё и завтра? "...Счастлив кому знакомо щемящее чувство дороги..."



15 авг 2017 в 22:35 — 3 года назад

интересно будет услышать как Валацуга завтра поехал. После такого пробега, да если без тренировок, на сиденье будет ооочень тяжко садиться. Опрометчивое решение на такой велопробег.



16 авг 2017 в 11:55 — 3 года назад

SerJ, я думаю если Валацуга написал эти строки, то назавтра он проехал успешно.



16 авг 2017 в 21:46 — 3 года назад

Я тоже так думаю 
									</div>
									
									<div class=





Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


Мемуар 123. ПРОФАНЫ НА КОМБАЙНАХ  — 6 дней назад,   за неделю: 641 
СТРАНА ЖИВЁТ В БЕЗМОЗГЛОСТИ  — 7 дней назад,   за неделю: 368 
АТАКА НА ГОСУДАРСТВЕННУЮ ГАЗЕТУ  — 5 дней назад,   за неделю: 343 
781. ЛЕПЕЛЬСКИЕ ПЧЕЛОВОДЫ. Полонский Анатолий  — 4 дня назад,   за неделю: 327 
782. ШКОЛА В БОЛЬНИЦЕ. Гончарова (Богданова) Надежда  — 3 дня назад,   за неделю: 304 
780. ХАОС В ЛЕСУ. Чуес Светлана  — 1 неделю назад,   за неделю: 298 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ