20 авг 2017 в 08:54 — 3 года назад

ПЕДАЛИ. 4)Сожрали!

Тема: Блукач у Вялікім Княстве Літоўскім     Сегодня: 2, за неделю: 8, всего: 1204

Продолжение. Начало смотреть здесь, предыдущую часть – здесь.

 Вечером, после трудного туристического броска (пешего, велосипедного, байдарочного), когда кости ломит и зудят потёртости, думаешь: какого Чёрта ввязался в эту походную авантюру, никогда в жизни этого больше не сделаю. А приходит солнечное приветливое утро, и все тяжести туристской авантюры улетучиваются из памяти, сознание заполняют представления интересных сюжетов предстоящих приключений. И кажется, что жизнь хороша, и жить хорошо. И забывается, что всего лишь шесть часов назад думал: как хорошо жить без турпоходов!

 Спешить некуда: до станции Бурбин осталось всего лишь 62 километра, их за два дня преодолею без чрезмерного перенапряжения. Пусть просыхает мокрая от ночной росы палатка, а я перед завтраком зарядкой займусь - дают всё же знать намученные вчера мышцы.

 Утреннее солнце настолько убийственно, что загнало комаров в потаенные норы-убежища. Однако раскаляющееся светило наслало ещё более коварную напасть – слепней. Они появляются и кусаются беззвучно, поэтому пострашнее оводов, поскольку те жужжат перед приземлением, вернее – прителением: садятся ведь не на землю, а на тело.

 Пока завтракаю, порассуждаю о своём рационе. Да я сегодняшний завтрак на этой светлой опушке не променяю ни на какую ресторанную трапезу – посмотрите: какой простор, какая экзотика, какая романтика!

 Находятся такие, кто подкалывает меня употреблением быстросупа из концентратов: мол, бомжацкая это еда. Какие вы недалёкие, так думающие. А знаете ли, что одна порция такого полуфабриката в маленьком пакетике стоит не менее 80 копеек - непозволительная роскошь для пропитого люмпена. Да из картошки с макаронами и зеленью за такую сумму можно большую кастрюлю первого блюда приготовить. К тому же процесс кипячения воды и заваривания концентрата является для меня вроде ритуала, таинства, колдовства… А зажаренное над угасающим костром сало – самая вкусная в мире колбаса. Я уже не говорю про картошку, запечённую в фольге на багряных углях… Эх, закоренелым домоседам не понять отъявленного бродягу.

 Но я не мыт. Речку не отыскал. Однако из запасённых вчера трёх литров воды осталось около литра. Насколько можно, смочу себя ей. А в дорогу снова наполню бутылки родниковой водой из валящегося деревенского колодца.

 Лишь выехал за Рожки, на меня градом обрушился рой слепней. Они кружатся беззвучно, мессершмиттами мелькая перед глазами, незаметно садятся на спину, о чём узнаёшь лишь по резкой боли укусов, следующих со скоростью барабанной дроби. Одна рука рулит, а другая неустанно хлещет себя по спине, что помогает как больному припарка.

 Откуда их столько взялось? Никогда не видел такого нашествия противных насекомых. Может они, вроде пчёл, роятся? А я проехал мимо роя? Но, как бы там ни было, мне уже всё равно, я вряд ли доживу до обеда – сожрут, как пить дать.

 Увеличение давления на педали слепней не умаляло. Чуть меньше их стало при выезде на центральную гравийку, ведущую в окраинные круглянские деревни Арава и Малая Арава.

 Я ведь неспроста ночевал вблизи Рожков. Специально выбрал это направление как наиближайший маршрут в Бурбин. Его показал навигатор. А теперь курсор в начале Аравы показывает резкий поворот вправо, красная указательная линия пересекает реку Друть и вливается в асфальт из Круглого в Толочин. Вот уж выкупаюсь в холодной Друти!

 Однако ехать нельзя. Примыкание старой дороги к гравийке перегорожено трухлявым бревном. За него давно не ездили.

 Продолжаю путь по Араве, высматривая людей на улице. Примечаю тётку в огороде. Спрашиваю про выезд на Толочин. Говорит, что мне нужно перед Малой Аравой повернуть налево, в Сельце поворотить направо и через Друцк выехать на Толочинский большак. Спрашиваю про лесную дорогу на тот же большак перед Аравой. Отвечает:

 - Такой нет.

 - Так навигатор её показывает, и она есть, только старым бревном перегорожена, - довожу местной незнайке.

 - Дорога-то есть, - соглашается тётка. – Только по ней не ездят – давно мост рухнул.

 Вон оно что, оказывается. Еду по указанному тёткой направлению. Когда до Бурбина становится ближе с моего пути, курсор переметается на дорогу подо мной. Значит, курс держу верно.

 Хм. Вот уже в Новый Друцк приехал, а старый с историческими городищами остался справа. Но и дураку понятно, что так ближе до Бурбина. Умный прибор знает, куда ведёт. Пусть пролетает уже знакомый мне омут Друти – искупаюсь в ином месте, ведь река теперь будет течь где-то поблизости аж до самого Толочина.

 Но почему дорога такой дикий вид приобрела? Солнце полностью заслонили густые кроны. Зато слепней стало мало, и я понял, что доживу до обеда, не сожрут заживо. Вон уже и поле сейчас появится - впереди посветлело.

 Поле-то действительно появилось, но оно сожрало дорогу. Осенью или весной её распахали, а навигатор продолжает считать колеи существующими, действующими. Понятное дело, не заплутаю, направление он показывает, бурелома и болота нет. Но вот беда - плуг ходил-то как раз поперёк моего пути. И я веду «Роджера» словно по стиральной доске. Хорошо, что хоть злак сжали. А если бы я попал сюда до того?

 И лесополоса впереди совсем не придорожная. Это всего лишь прокол мелиораторов. А дорога хоть и известно где, но как на неё попасть? Уже силы нет копировать стиральную доску. Уж лучше относительно узкий клин свежей пахоты с ещё большей трудностью преодолеть и выехать на зелёный остров высоких деревьев, который, несомненно, является кладбищем. В данном случае оно является спасением для меня, ведь со всякого кладбища есть добротный выезд.

 Однако это кладбище оказалось особенным – без заезда-выезда, будто покойников сюда на вертолёте доставляют. Катил велик кустами, катил бурьяном-лесом на территории разрушенной фермы, катил лугом, который много лет не знавал косы-косилки. Но в деревню всё же пришёл. Ох, как я пил там воду из-под колонки! Пил-пил, потом снова пил-пил, затем ещё пил и пил, пил, пока не обратил внимание, что колонка-то заглушена, клапанного рычага нет, зато в спускной гусак вмонтирован обычный кран. Загадки нет – клапан испортился, и вместо него поставили краник, чтобы людям ещё удобнее было воду набирать. Вот как у них! А у нас рычаги с колонок поснимали, чтобы воды не могли прохожие набрать. Ну, разве не чудеса?

 Уже и асфальт не радует, поскольку нет мочи крутить по нему педали. Даже небольшой подъём вынуждает спешиваться и вести велосипед, шугаясь с асфальта на песчаную обочину в случае появления встречного автомобиля.

 Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Друть-то подо мной, а подходу никакого.

  А пот-то на мне весь день не высыхает. И майка с утра мокрая. Может, в Толочине найду подход к воде…

 Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Так и в Толочин я когда-нибудь да приду.

 И пришёл. И первой меня встретила река Хвощёвка. Но сделала она это совсем не гостеприимно, и меня не обрадовала. Во-первых, подхода не видно ни малейшего, во-вторых, по всему понятно, что относится водоток к категории городских речек-вонючек, в которых искупаешься, и шкура слезет.

 Эх, как я пил чай в городском магазине «Дежурный»! Взахлёб. Чёрный. С сахаром, хоть обычно его не люблю. Стоимостью в 26 копеек. Вы понимаете, что это за цена? Это ничто, если учесть ещё и разовую пластиковую кружку с державкой, и ложку пластмассовую. Как же выживает-то толочинская торговля?

 Мог, конечно, пообедать в какой-нибудь местной забегаловке. Но это лишило бы моё заканчивающееся путешествие очередной трудности, а значит, и лоскутка романтичности. Лучше куплю продуктов да за навигатором последую. Километрах в шести перед Толочином есть классная лесная зона отдыха, на которой готовил обед в первый день турпохода.

 Больше десяти километров проехал-прошёл, пока сообразил высохшими на солнце мозгами, что навигатор направляет меня в Бурбин совсем иным асфальтом, чем вёл из Лемницы. Значит, никакой зоны отдыха мне не видать. А спрятаться от солнца и поесть негде – бесконечные поля сменились сумрачным низменным лесом, полным комаров и сырости. Но тянуть дальше некуда – время далеко послеобеденное, чем дальше в лес, тем неприветливее становится чаща. Эх, бродяга я или не бродяга? Если да, то всякая заросшая поляна мне ковром цветочным должна казаться.

 Костёр и топор сделали поляну вроде как даже уютной. И слепней в зарослях почти не стало. Правда, комары меня учуяли, и для спасения от них поверх совершенно мокрой майки ничего накинуть не могу – духота задушит.

 В общем, поел романтично. Даже оставшейся водой сообразил зубы почистить. Не жалко – в первой же деревне наберу воды для ночлега. Но не тут-то было.

 Много на свете повидал, даже туалеты частные на замке, чтобы прохожие ими не пользовались. Но, чтобы замыкали колодцы от транзитчиков, увидел впервые.

 Нашёл всё же деревню с колонками. Набрал воды. А дальше оборвался асфальт, и началась гравийка. Да такая, что колёса от тяжёлого рюкзака вязли в песке, ноги не прокручивали педали, лучше было идти, чем ехать. Уже преодолел большую половину пути до Бурбина, а стать на ночлег негде. Даже сходил оценить край поля возле съезда для сельхозтехники. Забраковал – совсем не романтичный видок, да и гравийка за кустами шумит редкими автомобилями.

 Конца чащобы не видно, а сил совсем нет. Всё, дальше не выдержу – убьёт солнце, откажут ноги, сожрут слепни. А всё вместе вызовет инсульт.

 Очень кстати примечаю съезд к штабелю лесхозовских дров, давно заготовленных и не вывезенных. На развороте можно и палатку поставить…

 Что тут сотворилось! За весь поход не видел столько комаров. Они пожирали меня живьём. Не помогала рубашка поверх майки – прокусывали. Специальный накомарник для защиты головы от насекомых не защищал лицо, руки, ноги между колошинами и кедами. Надел противомоскитный костюм, защищающий все оголённые части тела, однако комары жалили там, где сетка плотно ложилась на голову, спину. Жуть. Кошмар. Дурдом.

 Наскоро приготовил ужин. Поел, пританцовывая. Хоть и не стемнело, и дров хватало, лютые комары загнали в палатку. Там кровопивцев не было. Однако чувствовал себя нехорошо в мокрой от пота одёжке. Пришлось раздеться наголо. Стало легче. Но само тело, зудящее от смертельного количества укусов насекомых, было мокрым от духоты, что заставляло чувствовать себя неуютно в собственное шкуре.

 Даже начал читать с фонариком, но вдруг вспомнил, что майку оставил в тамбуре палатки. Там она за ночь ещё больше намокнет, а в палатке хоть чуток просохнет. Чтобы забрать, на секунду расстегнул молнию входного клапана. Мгновенно на свет фонаря в появившуюся прореху влетел рой невообразимо больших мошек. Начал их толочь. Раздавливались, словно мухи, лепёшками. После победы над невиданными ранее насекомыми, случайно глянул на голую голень. По ней преспокойно полз клещ. Они что, групповое пожирание меня решили сегодня сотворить? Раздавил паразита между двумя ногтями. Осмотрел всего себя, насколько хватало глаз. Больше клещей не увидел.

 Начал засыпать с приятной мыслью, что завтра мне остаётся проехать всего лишь два десятка километров, ну, пусть чуть больше с учётом заездов в магазин, поиска обеденного привала, места купания. Сегодня одолел 42 км. В целом мои дневные броски выглядят так: 54+28+35+42=159 километров.

Окончание смотреть здесь.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Темы автора


  




Популярные за неделю


ИНВАЛИДЫ СПРАВИЛИ НОВОСЕЛЬЕ  — 6 дней назад,   за неделю: 1164 
ДОКУДА ЖЕ ВЫ БУДЕТЕ СПАТЬ?  — 4 дня назад,   за неделю: 569 
Что в Лепеле хуже. ГОРКИ - АВТОБУС ЗА АВТОБУСОМ  — 7 дней назад,   за неделю: 494 
Что в Лепеле лучше. ГОРКИ – ПОГОНЯ ЗА ПАМЯТЬЮ  — 5 дней назад,   за неделю: 483 
НЕЛЬЗЯ ПИСАТЬ ПО-БЕЛАРУССКИ  — 2 дня назад,   за неделю: 474 
А ЧТО, ОДНО ОКНО КРЯКНУЛО?  — 15 часов назад,   за неделю: 358 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ