Блоги LEPEL.BY
БЛОГИ


 

Блукач ВАЛАЦУЖНЫ: 30.08.2017 (19:48) — 3 месяца назад

482. ГРУДЬ В КРЕСТАХ И «ЗОЛОТЫЕ ПОГОНЫ» ИМЕЛ НАШ ЗЕМЛЯК МАРК ПОЛОНСКИЙ. Полонский Анатолий


Сведения об авторе смотреть здесь.

 Нынешних призывников – без пяти минут солдат Республики Беларусь - к месту службы теперь везут автобусом. Тем, кому выпало служить подальше, предстоит недолгий путь в пассажирских вагонах поезда. Страна наша относительно невелика. Во время этого короткого пути все они пока в обычной штатской одежде. Но всего через несколько часов, прибыв к месту службы, товарищ старшина выдаст молодым солдатам комплект обмундирования. После обязательной бани, конечно. И суток не проходит – а все уже в униформе.

 Сегодня - так. А в начале минувшего, двадцатого века, наши юноши, подданные Российской империи, добирались до своих гарнизонов многими сутками, а то и неделями. И дело даже не в огромных расстояниях до гарнизонов Русской императорской армии.

Да, в конце девятнадцатого - начале двадцатого века были построены и строились железные дороги. Но до них надо было добраться из деревень и сел, местечек и городков.

 Мой дедушка Марк Полонский был призван в армию в октябре 1903 года.

 Молодому призывнику предстояло служить в тогдашнем Санкт-Петербургском военном округе. Накануне в Российской империи прошла серьезная военная реформа. Срок срочной службы новобранцам сократили до трех лет.

 Итак, группе или по-военному – команде - призывников из Лепеля предстояло добраться до ближайшей железнодорожной станции. Ближайшая к Лепелю станция - Крулевщизна. По-прямой километров восемьдесят. За два-три дня в сопровождении повозок, что везли какие-то пожитки, дойти можно. Но в своих предположениях насчёт маршрута я ошибся. Заглянув в историю железных дорог Беларуси, узнал, что движение по линии Молодечно – Полоцк через Крулевщизну началось позже - в 1905 году. Значит, призывникам пришлось топать чуть дальше – до Витебска. Из этого города уже вовсю ходили поезда в Санкт-Петербург. Конечно, команде призывников можно было идти и до Орши, где образовался крупный железнодорожный узел. Но, думаю, дорога из Лепеля до Витебска была все же, бойчее. На карте прошлых лет она хорошо обозначена. А вот прямой нынешней дороги на Оршу на старой карте нет. Не нашел сведений о ней и в интернете. Понятно, что всемирной сети тогда не было. Как, впрочем, и не оказалось тогда в Лепельском уезде таких борзых летописцев как нынешний Валацуга, он же Блукач, он же Владимир Шушкевич, постоянно зовущий всех в дорогу. И с большаком из Лепеля до Орши он обязательно познакомил бы. Как знакомил, например, с историей железнодорожной линии Орша-Лепель.

 К тому же на пешем пути призывников-лепельчан в Витебск находились крупные села, где можно было остановится на ночлег. Например, Камень, Боброво, Бочейково, Бешенковичи и далее Островно…

 А какими были те дороги? Ясно, что не асфальтированные. В соответствии с законами Российской империи ремонтом дорог и мостов должны были заниматься крестьяне соответствующей местности. И «дорожная повинность», на которую «мобилизовывали» сельских мужиков со своими инструментами и лошадьми, считалась в народе одной из самых тяжелых и ненавистных. В малонаселенных районах дороги строили и ремонтировали силами солдат.

Один из современников так описывал дороги того времени: «Представьте себе, товарный обоз из нескольких повозок в одну лошадь, следующих «гуськом» одна за другою. В хорошую погоду обоз передвигается без препятствий, но во время продолжительной дождливой погоды колеса повозок погружаются в грунт до осей, и весь обоз останавливается на целые дни перед вышедшими из берегов ручьями…».

 Не знаю, каким был октябрь 1903 года. Но без холодных дождей, кончено, не обошлось.

 И вот Витебск… Можем представить себе, как удивились сельские ребята большому городу.

 Будущие защитники отечества, несомненно, удивлялись храмам на высоких двинских берегах, мостам через Западную Двину. А главное — грохочущим по рельсам трамваям.

 Ни 20-летний призывник Марк Полонский, ни его будущие сослуживцы не могли знать, что очень скоро им предстоит отправиться в дальнюю даль – на русско-японскую войну по железной дороге, много дней и ночей провести в вагонах-теплушках воинских эшелонов.

 Регулярное железнодорожное сообщение по Транссибирской магистрали, соединяющей Санкт-Петербург и Москву с Дальним Востоком, началось 14 июля 1903 года. То есть за три месяца до того, как лепельские призывники прибыли в Витебск. А торжественная закладка Великого Сибирского рельсового пути состоялась недалеко от Владивостока 31 мая 1891-го. Историческая церемония происходила при большом стечении народа и первых лиц российского Приморья в последний майский день 1891 года. Во Владивостоке цесаревич Николай Александрович торжественно наполнил землей символическую тачку и отвез ее на полотно будущей дороги.

 Наследник российского престола, визит которого имел огромное символическое значение, зачитал собравшимся рескрипт своего отца, императора Александра III, о строительстве через всю Сибирь железнодорожной трассы. Ее сооружение имело первостепенное значение как для государственных нужд, так и для рядовых обывателей. Ведь жители российского Дальнего Востока и Сибири из-за трудностей сообщения с центром империи зачастую чувствовали себя несправедливо оторванными от «большой земли». И вот власть сама вспомнила о них и пришла в виде высоких, передовых технологий эпохи — железной дороги.

 Грандиозный проект по прокладке железнодорожного полотна в суровых природно-климатических условиях, через малозаселенные или вовсе безлюдные земли был по праву назван американцами (уже имевшими опыт в сооружении ряда железнодорожных веток сквозь страну от океана к океану) просто «фантастическим». При практически полном отсутствии механизации дорогу возвели очень быстро даже по тем временам: уже в самом начале XX столетия на Великой магистрали началось сквозное движение от столицы империи и первопрестольной через европейскую часть страны, Урал и Сибирь «до самых до окраин». А благодаря интеграции Транссиба с железнодорожной сетью Западной Европы, появилась уникальная возможность транспортировки пассажиров и грузов через весь евразийский континент: от берегов Атлантики до Тихого океана.

 Железная дорога должна была проходить через всю Сибирь и соединить Санкт-Петербург и Москву с городами Дальнего Востока. Строительство велось одновременно с запада и востока. Чтоб участвовать в торжественной церемонии по случаю начала строительства, 23-летний цесаревич Николай Александрович, совершил 300-дневное рискованное путешествие и добрался до Владивостока.

 Между прочим, тяжелый обратный путь на берега Невы преодолел по бескрайним российским просторам.

 Однако вернемся к лепельским новобранцам 1903 года, ожидающим  на витебском вокзале поезд, что унесет их к месту службы в части и гарнизоны Санкт-Петербургского военного округа. Понятно, что в столичный округ набирали новобранцев наиболее подготовленных, наиболее дисциплинированных. В его частях нередко бывают высокопоставленные гражданские чиновники и военачальники. А порой наведывается и сам император огромной многонациональной державы. И о цесаревиче Николае Александровиче, о его путешествии в полсвета я напомнил не случайно. Многим новобранцам 1903 года, ожидающим поезд в Санкт-Петербург на Витебском вокзале, в недалеком будущем предстоит совсем близко увидеть своими глазами царя, услышать его голос. Многим придется сложить голову «за Царя и Отечество».

 А пока, подчиняясь команде, хлопцы погружались в поданные теплушки. Их заранее оборудовали для недолгого путешествия из Витебска в Санкт-Петербург. Двухярусные лежаки были устланы свежей соломой, в углу стояла печка-буржуйка, и охапка дров возле нее. А накануне новобранцев покормили в столовой одной из частей витебского гарнизона. Дали в недолгую дрогу по куску хлеба. Пока все устраивало лепельских новобранцев – можно отдохнуть в теплушке от пешего перехода по осеннему холоду.

 Между тем, в теплушках уже были такие же парни, призванные из западных областей империи. Начали знакомиться: кто откуда?  Многие ехали в теплушках с берегов Вислы - из Ломжи и Визны, из Белостока, были ребята из Гродненской губернии…

 Поезд с призывниками 1903 года прибыл в Санкт-Петербург. Мой дед Марк попал служить в 88-ой Петровский полк, как бы теперь сказали: в элитную часть. Ведь в названии полка стояло имя Петра Великого.

 Марк Полонский  был образованным для того времени человеком. Окончил и весьма хорошо два класса церковно-приходской школы. Тут впору привести цитату из Марка Солонина, российского публициста, нашего современника. Он пишет о 20 - 30-х годах прошлого века: «В военную академию им. Фрунзе принимали командиров с двумя классами церковно-приходской школы. К сожалению, в этих словах нет преувеличения. Именно с таким «образованием» поднялись на самый верх военной иерархии нарком обороны Ворошилов и сменивший его на посту наркома Тимошенко, командующий самым мощным, Киевским военным округом Жуков и сменивший его на этом посту Кирпонос. На таком фоне просто неприлично интеллигентно смотрится предшественник Жукова на должности начальник Генштаба Мерецков — у него было четыре класса сельской школы и вечерняя школа для взрослых в Москве».

 Мой дедушка Марк был хорош собой — высок и симпатичен, что немало важно для элитной части, служивый люд которой может и должен почаще принимать участие во всевозможных смотрах, а то и парадах. Думаю, что всем новобранцам, как и Марку Полонскому, надоедала постоянная строевая подготовка. Конечно же, крепко учили и военному делу. Ну, а раз часть элитная, это значит -  больше порядка и в повседневном быту. Во всяком случае, питание было на должном уровне – не только щи да каша.

 Селом Грузино назывался поселок, где располагался 88-ой Петровский полк. Замечу, что к Грузии он не имеет никакого  отношения. Но поселок в тогдашней Новгородской губернии на берегу реки Волхов весьма и весьма примечательный.

 Огромная усадьба своим парадным фасадом была развернута к берегу Волхова. В ее ансамбль входили дворец, парк с павильонами,  Андреевский собор, конюшенный, скотный, птичий дворы, молочная, прачечные и кузницы, сараи, оранжереи, дом садовника, больница, дом лекаря и даже домашняя тюрьма. На берегу Волхова красовалась каменная пристань с двумя массивными башнями, увенчанными легкими восьмиколонными ротондами. В общем, усадебный ансамбль неизменно вызывал у посетителей восхищение.

 Постройки усадьбы использовались для расквартирования войск. Это знаменитое поместье на Волхове еще до революции приобрело значение музея, широко посещаемого любителями истории, интересующимися личностью Аракчеева и его эпохой. В 1918 году в Грузино был открыт музей, который просуществовал до 1941 года. Во время Великой Отечественной войны знаменитая усадьба, оказавшись в зоне боевых действий в 1942 — 1943 годах, была полностью разрушена.

 В смысле популярности Грузино повезло, вероятно, больше, чем какой-либо другой исторической усадьбе. Она неудержимо влекла к себе воображение беллетристов и много раз была упомянута в романах, повестях и рассказах. Памятники усадьбы неоднократно были описаны искусствоведами. В Великую Отечественную войну все здания и постройки были разрушены. Вот как выглядят сегодня казармы 88-го Петровского полка.

 Посоветовал бы любопытствующим  читателям самим поискать в интернете сведения о селении Грузино. Многое для понимания нашей истории обнаружите в этом чтении. Более того, многие предки нынешних лепельчан в разные века и разные годы были здесь. Многие, как и мой дед Марк Полонский, служили в Грузино. Отсюда уходили на войны. В интернете есть много других фамилий и имен солдат, служивших в 88-ом Петровском полку и других частях, расквартированных когда-то в селении Грузино. И судьба моего дедушки Марка из деревни Юрковщина, и судьбы ваших предков – это часть нашей общей истории.

 Селение Грузино находится недалеко от Санкт-Петербурга – чуток за сто километров. И сюда, на живописный берег Волхова, неоднократно приезжал Николай Второй. По долгу своей высокой службы знакомился с военным гарнизоном. Бывал и в 88-м Петровским полку.

 Началась война с Японией. Император лично напутствовал солдат и офицеров полка.

 Вот тогда с берегов Волхова направился в далекий путь по самой длинной железной дороге 88-ой Петровский полк. В одном из множества военных эшелонов, идущих на Дальний Восток, был и рядовой 88-го Петровского полка Марк Полонский.

 Отважно дрался в боях ефрейтор Полонский. Первое воинское звание он получил еще по месту дисклокации Петровского полка в селе Грузино, перед отправкой на войну. В тех сражениях Марку повезло – он не был даже ранен. Тяжелое ранение получит через десятилетие – на фронте Первой мировой войны.

 А пока Петровский полк, сильно поредевший на сопках Маньчжурии, возвращался в Санкт-Петербург, а затем и в село Грузино. Здесь  ефрейтору Марку Полонскому было присвоено очередное звание. Он стал унтер-офицером.

 На Русско-японский войне сражался и дедушка моего хорошего знакомого - японского профессора Акиры Имада, с которым мы как-то совершили путешествие в Лепель. Они воевали в противоборствующих армиях, они были врагами. Но оба уцелели, выжили.

 - Твой дед воевал с японцами, здоровался с русским царем и говорил с ним… А еще он видел самый большой самолет «Илья Муромец», - рассказывал мне дядя Кузьма.

 Дяде Кузьме было тогда лет под восемьдесят, а мне - всего шесть. Моего деда давно не было на этом свете: Марк Спиридонович Полонский умер в 1924 году. Но дядя Кузьма знал его с самого своего детства.

 Признаться, меня, тогда шестилетнего пацаненка, вовсе не интересовала та, казалось, далекая война, да и про царя пропустил между ушей. А вот слова о самом большом самолете, что видел дед – запомнились. В небе моего деревенского детства тогда много было самолетов.

 Однако, как выяснилось много лет спустя, дядя Кузьма говорил тогда мне правду. А мой дедушка говорил правду Кузьме. 88-ой Петровский полк император посещал и до войны с Японией, а потом, как мы знаем, напутствовал личный состав перед отправкой эшелонов на Дальний Восток.

 Совсем близко разглядел унтер-офицер Марк Полонский полковника Николая Александровича Романова 17 мая 1906 года. У меня на руках документ из Российского государственного военно-исторического архива. Вот цитата: «17.05.1906 г. Высочайше пожалован М.С. Полонский при его представлении Его Императорскому Величеству Государю императору Знаком отличия Военного ордена 4-ой степени №176860.(РГВИА ф.970.оп.3.Д.1083.Л.55)».

 Может быть, тогда, вручая эту награду 24-летнему унтер-офицеру Марку Полонскому, 38-летний император и сказал в его адрес несколько слов. Ну, а унтер-офицер в таком случае просто обязан был ответить.

 В августе 1906 года унтер-офицер Марк Полонский был уволен в запас и возвратился в родную Юрковщину. То есть, не дослужил до положенного трёхлетнего срока ровно два месяца. Но, видимо, командиры решили, что участнику войны и кавалеру ордена можно уменьшить срок службы.

 Безусловно, Марк делился впечатлениями о годах своей солдатской службы. Было что рассказать… Столько увидел, узнал, пережил за эти три года… Большинство его рассказов для односельчан  казались просто фантастическими, невероятными. Ну, кто тогда в деревне видел трамвай, паровоз, поезд? А кто пересек огромную страну из конца в конец? А кровавые сраженья на сопках Маньчжурии? А короткая, с глазу на глаз, «беседа» с царем? Кто поверит такому? Это сейчас можно запросить архивы и относительно быстро получить ответ. А тогда?

 Дядя Кузьма говорил, что моего дедушку Марка, отставного унтер-офицера и бывалого человека, пригласили преподавать в местной церковно-приходской школе.

 Документов об учительстве Марка Полонского у меня нет. Но человек, столько повидавший, конечно, мог быть хорошим наставникам для сельских ребятишек. Есть старая фотография. На ней Марк Полонский с сельским учителем из Юрковщины. Его фамилия  мной не установлена.

 Дядя Кузьма говорил мне про огромный самолет, что видел Марк Полонский. Но это уже другие годы и другая история. В 1914-м году унтер-офицер Полонский был мобилизован – не призван, а мобилизован.

 Для Русской Императорской армии, для всего народа империи  наступали тяжелейшие годы испытаний. Служивые отправлялись на Первую мировую, на одну из наиболее кровопролитных войн. В сраженьях серьезная роль предназначалась новому роду войск - авиации. Там и увидел Марк Полонский самый большой по тогдашним меркам самолет «Илья Муромец».

 Но это уже другая история, другая война – Первая мировая. О войне народа и нашего земляка, моего дедушки Марка Полонского будет рассказано в следующем исследовании.

Окончание смотреть здесь.

Написано в 2017 году.









Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
либо используйте:

Темы автора




 

Copyright © 2009 - 2017 — Леонид Огурцов

LEPEL.BY - Карта Лепеля

Пользовательское соглашение